skyeng2018

Рецензии и отзывы на Отрицание отрицания

Читайте в приложениях:
302 уже добавили
Оценка читателей
4.0
Написать рецензию
  • nezabudochka
    nezabudochka
    Оценка:
    60

    *Кулисы истории, а, в особенности, ее костюмерные хранят неисчислимое количество карнавальных масок, личин, картонных корон и вполне осязаемых скипетров. А работяги за кулисами отлично знают, когда и какой именно занавес опустить или поднять для уважаемой публики, именуемой народом.*

    Горькая книга. Болезненная и страшная в своей казалось бы простоте. Каждый раз когда я сталкиваюсь с историей России первой половины прошлого века я вроде бы и не узнаю ничего нового, и все равно слушаю/читаю как в первый раз, холодея от ужаса. У меня случается внутренняя истерика и осознать весь масштаб тех бедствий, которые обрушились на людей этой страны у меня не хватает моральных сил. Сколько лет было потрачено на полное уничтожение России... На истребление и убийство каждого сословия... Какой зверский террор господствовал на нашей земле и сколько крови она впитала в себя... Сначала Ленин, который начал с травли зайцев, потом перешел на людей... Потом Сталин с обостренным чувством самолюбия и абсолютно недальновидный... С главной целью стать единовластным правителем, хотя правильнее будет сказать властителем душ. Каким чудом мы выграли вторую мировую войну я не знаю. Ибо столько людей было стерто с лица земли, а военное оснащение оставляло желать лучшего. Сосед соседу - враг и фантазия не ведала границ. Все что было у России было задавлено и стерто. Зато мы внимали всему чуждому. О том, что творилась в этом кромешном аду можно говорить неумолимо долго и трястись при этом от ужаса. Можно вздыхать и понимать, почему мы сейчас живем так и не иначе. Можно не спать ночами от мысли на какие зверства способен человек, лишь стоит в нем разбудить низменные пороки. А еще можно точно знать, что то что когда-то было запущено, может повториться в любой момент заново, ибо это колесо отрицания не остановить.

    Борис Васильев пишет очень просто и мудро. Все его рассуждения и умозаключения близки, понятны и задевают за живое. Он разворачивает перед нами жизнь одной дворянской семьи, которая была пропущена через всю эту мясорубку. На фоне страшная и безумная картина цвета крови тех лет... Того безнаказанного произвола и позора, который творился тогда. А между прочим это все было не так уж и давно. Всего лишь время молодости моих прабабушек.

    Как итог - замечательно и жизненно, но читать такую литературу очень тяжело, ибо не пропустить через себя такое просто невозможно.

    Читать полностью
  • iandmybrain
    iandmybrain
    Оценка:
    24

    То, как чувствовали и мыслили наши ближние и дальние предки, то, как и чем они жили и дышали, - продолжается в нас, продолжается и развивается - в том числе и путём отрицания или видимого отрицания.
    Владимир Леви

    Потрясающая книга. Просто невероятная. Вот да - начну отзыв именно с этих слов. Безжалостная - и по отношению к героям, и по отношению к читателю, и по отношению к предмету обвинения (не отрицания!) - советской власти (читайте - большевикам). Жестокая книга. Предельно честная, что естественным образом делает её спорной (нормальный такой парадокс). И пусть это одна из самых страшных и наждачных книг, что я читала. Пусть в конце её я просто сидела и ревмя ревела, хотя была уверена, что смогу сдержать слёзы. Какое там... Пусть рубцы мои снова заныли, будто всё еще раны (фантомные боли - что-то вроде: то, что было не со мной, помню). Ведь и моя семья прошла через Отрицание. И кто-то сгинул, оставив после себя лишь имя и обрывок судьбы, а кто-то вернулся и более того - сумел победить Отрицание, заставив большевиков признать то, что они отрицали (спасибо, дедушка, для меня именно это делает тебя героем).
    Я боялась и желала читать эту книгу. Боялась не зря - хотя роман буквально проглотился за пару дней, душевных сил он у меня повысасывал, как за неделю. И желала не зря - впечатления буквально крышесносные, чувство, будто меня вывернули наизнанку - и вновь нутро оказалось снаружи. Не самое приятное ощущение... Но оно того стоило. Наконец-то я прочитала книгу о революции и её последствиях, в которой готова подписаться под каждым словом. У меня очень чёткие установки на этот счёт, давно сложившиеся система знаний и историческое мировоззрение, поэтому угодить мне не так легко. Но в романе Бориса Львовича нет ни одной фальшивой ноты. Всё насквозь. Всё навылет. И всё, как я это знаю.
    Итак, вот перед нами прекрасная картинка - дворянское семейство Вересковские - отец (генерал, историк), мать (душа и совесть семьи), старший сын Александр (офицер и этим всё сказано), младший сын Павлик (ох, не зря он любил стрелять по птичкам, ох, не зря), старшая дочь Татьяна (с жизнью "до" и "после"), средняя дочь Наташа (мечтавшая об обычном девичьем счастье) и младшая Настенька (любимица). А вот картина кошмарная - усадьба, объятая огнём. Отрицание дома. Некуда больше вернуться. Они и не возвращались. Никто из них. Но не пытайтесь представить чересполосицу их страшных судеб. Всех, каждого настигло Отрицание, всех пожрало, но читатель (в моём лице), предположив развитие сюжета, был крайне удивлён, когда судьбы начали ломаться под такими углами, каких мне вовек не придумать. Ничто не получилось так, как ожидалось. И если для читателя - это прекрасно (увлекательно и держит в напряжении), то для героев ужасно.
    Кровавая такая Санта-Барбара семейная сага получилась. Что не удивительно. От революции до тридцатых. Самые страшные годы. Самое жестокое отрицание. Впрочем, и до войны добрались. Отрицание продолжало работать. Отрицание работает до сих пор. В умеренном режиме, но куда же оно денется... Его-то никто не отрицал.
    По деталям: почему-то задел бронепоезд. Гражданская война - по железным дорогам туда-сюда мотаются бронепоезда самого разного назначения (тьфу, оно-то одно - разбой, но лозунги разные от "Смерть империализму!" до "Смерть большевикам!"). У меня теперь безумный вихрь Гражданской всё время с бронепоездами ассоциироваться будет...
    Отрицание ходило по городам, бродило по сёлам, топтало дороги России, - и выкашивало людей. Вот была деревня - а в кулаки их всех. Вот была семья - мужика на расстрел без суда и следствия, остальные пусть выживают/помирают как хотят. Отрицание всего человеческого. Отрицание жизни. Отрицание права на жизнь. Сколько стоит человек? Если б ни гроша. Просто нисколько. Бац - и ты ничто - труп с простреленной головой, извивающееся умирающее тело с перебитым хребтом, лагерная пыль, - ничто. И никто никогда ничего не узнает. Отрицание - это десять лет без права переписки. Теперь-то мы знаем, что именно скрывалось за этим словосочетанием. А тогда - люди верили и ждали родных. Искали. И выпадали в Отрицание вслед за ними. Отрицание - вещь заразная. А тут вся страна инфицирована вирусом самоуничтожения.
    И теперь бы самое время признать ошибки прошлого. Но нет. Всё замалчивается. А что не замалчивается - еще и оправдывается. Те, кто знают - обычно молчат. Кто не знает - живёт спокойно))). Отдельные личности <запикано> в угоду любимому (с чего бы это?) вождю и строю доказывают, что никакого мальчика не было! Тема закрыта! Закрыта тема! преступления и не преступления вовсе, а государственная необходимость. Палачи живут среди жертв, но горечь и боль достаётся только вторым, палачам - им-то всегда хорошо. Знай себе - отрицают. Признавать остаётся жертвам. Но никакие раскрытые/разрытые архивы не сделают тему более гласной, а отношение к чудовищным преступлениям однозначным. В России признание не работает. Значит, остаётся второй антоним-антипод Отрицания - Жизнь. Вот мы и живём. И, сказать по правде, вполне хорошо живём. Пожинаем червивые плоды, выросшие на почве гнилых, гноящихся ран, которые никто лечить и не пытается, только замазывают чёрт знает чем. Но живём. И это главное.
    Когда-нибудь Россия вернётся к себе. И Отрицание уйдёт восвояси - туда, откуда не возвращаются. А пока я хотела бы сказать огромное читательское да просто человеческое спасибо Борису Львовичу за эту книгу. Само её существование делает больной безумный мир вокруг меня чуть менее больным и безумным. И Отрицание отступает перед Признанием. Спасибо. Тысячу раз спасибо.
    И закончить свой отзыв мне хотелось на горько-грустной ноте. Простите, иначе с этой книгой не получается:

    Мы выпали в отрицание. Выпали. А ведь рецепта возвращения к самим себе не существует.
    Борис Васильев

    Читать полностью
  • Celine
    Celine
    Оценка:
    22

    Честно говоря, я разачарована, ожидала гораздо больше от этого произведения. А столько было ожиданий - история жизни дворянского семейства Вересковских на фоне революции, гражданской войны, репрессий - ах, какой благодатный материал, какое сильное эпохальное произведение можно было бы написать, тем более такому писателю как Борис Васильев.
    Но что-то не сложилось... Я не могу сказать, что написано плохо, Борис Васильев талантливый писатель. Я не могу сказать что написано неинтересно, интересны и сюжетные ходы, и характеры, есть очень примечательные философские отступления от повествования.
    Но вот почему то осталось впечатление какой-то сырости и непроработанности, как будто писался роман второпях. Мне категорически не хватило объема - 5 детей Вересковских, больше 20 лет охвачено, а в итоге поделить 350 страниц на всех - и получится на каждого героя шиш да маленько, да еще и учесть философские отступления. Книга обрывается совершенно неожиданно, вот буквально на полуслове и дальнейшие судьбы героев остаются в большей степени непонятными, все смазано, незаконченно и недаработано.
    Шикарная задумка и невнятное исполнение, вот ощущение как будто пришел купить панорамное огромное полотно написанное маслом на холсте, а получил карандашный набросок на обрывке бумаги, пусть и нарисованный способным художником.

    Читать полностью
  • kim_the_alien
    kim_the_alien
    Оценка:
    21
    Пока я читал, меня мучил один только вопрос: был ли писатель - фронтовик, уважаемый человек, Борис Васильев скрытым контрреволюционером, прячущим свою подлую буржуазную натуру под маской советского человека или нет. (с) неизвестный комиссар.

    А теперь серьезно: книга посвящена отрицанию. И отрицанию большевиками своего прошлого. Однако разве то, что происходит сейчас, не является отрицанием? Мы отрекаемся от своих дедов и прадедов, от их веры в светлое будущее, от их достижений, и желаем выжечь всю историю двадцатого века, как некоторые большевики желали выжечь всю не социалистическую историю человечества. Мы опять топчем свое прошлое - и при этом хаем тех, кто, в принципе, поступал также как и мы.
    Я не во всем согласна с большевиками, не считаю всех их действия правильными - и точно также отношусь и к белым, и ко всем другим. Но ведь, как говорится, жизнь такая - нет абсолютно правых. Не были ни белогвардейцы пушистыми, ни царь ангелом во плоти, ни коммунисты армией добра и справедливости. Оттого я и с подозрением отношусь к людям, которые хают одну из сторон (в свое время со знакомыми коммунистами именно из-за этого и разругалась как Северная Корея с Южной) - и уж тем более хочется набить морду тем, кто хает коммунистов.
    Я вполне готова поверить, что, будучи автором талантливым, Васильев сумел вжиться в роль белого со всеми его заморочками - но ведь не только реплики, но сам текст наполнен неприязнью - к рабочим, крестьянам, "босякам", в общем, всем тем, кто поддержал красных (будто они и не люди вовсе). И красные в этой книге все как на подбор персонажи современного российского кинематографа - звери и нелюди (в отличие от более или менее адекватных белых). При этом персонажи того и гляди начнут о пользе крепостного права говорить.
    Что это, не отрицание?
    Известный закон физики: всякое действие рождает противодействие, и пройдет еще какое-то время, прежде чем мы перестанем заниматься отрицанием по отношению к прошлой эпохе. Прежде чем сможем сделать взвешенные выводы и перестать, наконец, преклоняться перед Российской Империей и ненавидеть СССР. Но разве Васильев относится к той когорте писателей и криэйторов, чьи мысли ориентируются исключительно на курс партии? Мол, застой - значит, бичуем потребителей, "сменивших красное на розовое" ("красные жемчуга", "суд да дело"). Раз перестройка, значит, бичуем Сталинские времена? При этом есть же в "Завтра была война" какая-то теплота по отношению к героям гражданской войны. А раз уж "рассеюшка свободная", то давайте хладный труп союза ногами забьем. Ведь теперь-то можно, наконец! Хорошо ведь быть таким принципиальным после девяносто первого.
    И я не сомневаюсь в искренности автора - как в повестях о 60-70-х он искренен в неприязни к обществу советских потребителей, чей смысл жизни заменен на польский хрусталь и румынские стенки, так и в повести "завтра была война". И также искренен в "отрицании отрицания". И вот такая искренность вчерашних советских писателей хуже, чем все остальные неприглядные аспекты литературы. Выходит, раз партия сказала, что Сталин был неправ - то и я с партией, а раз партия исчезла, и вдруг генеральной линией стало отрицание целой эпохи - что же, и тут мнение неотделимо, правда, не от КПСС, а от его отсутствия.

    Читать полностью
  • Fashion_victim
    Fashion_victim
    Оценка:
    15

    Все стало призрачным, друг мой. Миражом и бутафорией все стало. Будто ушли актеры, не доиграв пьесы, а декорации остались, в зале — публика, а на сцене — пустота и вооруженные рабочие за кулисами.

    В центре повествования дворянская семья Вересковских, попавшая в жернова революции, Гражданской войны, Красного террора, репрессий. Казалось бы, слишком много для одной семьи. Да что там семьи, всей стране этого хватит с лихвой. Многострадальной, иррациональной и прекрасной стране. Детей у Вересковских пятеро, и каждого из них ждала нелегкая судьба. Чужие города, чужие имена, чужие судьбы. Но так уж получается, что прячься - не прячься, а от судьбы чаще всего не уйти. И настигает она, и ломает, и переворачивает все с ног на голову. И катятся под откос не только люди, но и вся Россия.

    Всякая революция есть отрицание живого организма нации, сложившегося тысячелетиями. Его судьба прерывается, накопленные традиции, обычаи, привычки да и вся естественно создавшаяся мораль общества разрушается, погружаясь в муть и тину далекого прошлого, откатываясь в детство свое…

    Васильев честно, прямо, иногда жестко рисует картину Отрицания. И несмотря на то, автор не открывает ничего нового, не сыплет сенсационными фактами, не пытается удивить, эта книга в какой-то степени отрезвляет. Для меня этот экскурс в прошлое стал толчком к тому, чтобы оглядеться в настоящем и попытаться сделать проекцию в будущее.

    Россия велика безгранично, потому что она внутри каждого из нас. Покинуть Россию невозможно, потому что каждый покинувший увозит ее с собой. Непременно всю, от края и до края.

    Читать полностью

Другие книги подборки «Жизнь на фоне революции»