Читайте и слушайте
169 000 книг и 11 000 аудиокниг

Между Европой и Азией. История Российского государства. Семнадцатый век (адаптирована под iPad)

Оцените книгу

О книге

Семнадцатый век представляется каким-то потерянным временем, когда страна топталась на месте, но в истории Российского государства этот отрезок занимает совершенно особое место, где спрессованы и «минуты роковые», и целые десятилетия неспешного развития. Наиболее тугим узлом этой эпохи является Смута. Это поистине страшное и захватывающее зрелище – сопоставимый по масштабу кризис в России повторится лишь триста лет спустя, в начале XX века. Там же, в семнадцатом веке, нужно искать корни некоторых острых проблем, которые остаются нерешенными и поныне. Книга «Между Европой и Азией» посвящена истории третьего по счету российского государства, возникшего в результате Смуты и просуществовавшего меньше столетия – вплоть до новой модификации. Эта версия книги подготовлена специально для чтения на iPad.

Подробная информация

Правообладатель: АСТ

Дата написания: 2016

Год издания: 2016

ISBN (EAN): 9785170825547

Объем: 640.1 тыс. знаков

ID: 161635

  1. russischergeist
    Оценил книгу

    О потерянном времени всегда нелегко говорить, да и не хочется. И это понятно чисто психологически. Кому хочется рассказывать о своих слабых сторонах или о слабости своих предков. А именно это время - Россия семнадцатого века, допетровское время на Руси, явно является не самым удачным во многовековой истории государства. Я, если честно, читая, вообще поражался, что всё во времена смуты было так плохо, и как вообще смогло во второй раз возродиться это государство. Теперь четко понимаю, что наши советские учебники по истории явно очень многое утрировали в этом темном пятне истории семнадцатого века.

    Почувствовал я также и другое. Акунин четко представляет эти проблемы и потому входит здесь в раж, стараясь более полно рассказать и дать прочувствовать читателям тот уровень сложности ситуации в государстве. Самое важное для нас, обывателей истории, что можно вынести из этой книги - геополитические просчеты России семнадцатого века, и к чему они в итоге привели. Этого нельзя допускать ни одному государству, ни в какой ситуации и в любом веке, даже 21-ом. Лично для меня стало больше понятным первые исторические противостояния, протянувшиеся нитью и до наших дней - в официальной нелюбви поляков-государственников к русским.

    В целом получился неплохой очередной томик исторических введений. Историки же скажут нам большее, правильно ли отражены были те или другие хронологические и биографические моменты в книге. Я, понятно, не могу взяться за такого рода рецензирование. Понимаю, что имею большой пробел в знаниях и захотелось теперь закрепить атмосферу непростого семнадцатого века с помощью исторических романах. Если вам нетрудно, напишите мне в комментариях, какие интересные романы можно было прочитать об этом смутном времени. Спасибо!

  2. UltraviolenceG
    Оценил книгу

    Бориса Акунина я безумно полюбил, когда читал цикл про Фандорина, но сильно разочаровался после серии книг "Смерть на брудершафт" и забросил творчество автора. Теперь, прочитав первую книгу из серии "История Российского государства" я вновь осознал, что мне так нравилось в авторе. Во-первых, трудно не выделить потрясающий слог и умение красиво писать. Во-вторых, легкость повествования, что играет огромную роль при чтении исторических романов, в данном случае "Краткость — сестра таланта". Автор не углубляется в детальные и скучные описания событий, а кратко проходится по самом главному, что захватывает читателя и не появляется желание отложить книгу.
    Это книга не для школьной программы была написана, поэтому я не понимаю критики по поводу того, что тут есть некоторые расхождения. Эта серия книг - "Акунинский взгляд на историю" назовем это так.
    Борис Акунин попытался воссоздать в памяти общую картинку исторических событий, которые максимально приближались к тому историческому факту, который изучался, и у него это отлично получилось.
    Иначе, как еще заинтересовать читателя изучением истории?
    В этой книге для меня очень много нового было, ведь из школьной программы я помнил только появления самозванцев Смутного времени, которые выдавали себя за младшего сына Ивана Грозного и претендовали на московский престол. (Ага, опять борьба за власть и престол. Вы уже поняли, какая часть книги была для меня любимой)
    Смело всем совету прочитать!

    Оценка: 4/5.

    Да, цена у этой серии кусается, но она того стоит. Оформление и качество больше всего нравится именно у этой части, да и божественный запах, который любой книголюб оценит, не может оставить равнодушным.
    Оценка оформлению 5/5.

  3. Count_in_Law
    Оценил книгу

    Начинать рецензию на очередной том акунинской "ИРГ" с того, насколько сильно я симпатизирую и доверяю автору и почему склонна скептически относиться к непременным словам хулителей об обнаруженных ими проявлениях русофобского злонравия в новом сочинении Чхартишвили, мне откровенно надоело. Думаю, вполне хватит сказанного ранее. Здесь же лучше остановиться на том, что получилось, а что не очень, конкретно в "Семнадцатом веке".

    Содержание книги охватывает период от Смуты (начало которой, уже упоминавшееся в предыдущем томе, здесь показано со стороны Самозванца) до воцарения Петра I (которому, кстати, обещают посвятить весь следующий том).
    Снова проявив себя умелым систематизатором информации с гибким подходом к делу, Акунин дробит все события этого времени на 4 блока, соответствующие, в его понимании, стадиям жизни "третьего российского государства" - хаос, или гибель предыдущей версии государства (Смута), возрождение (избрание на престол и правление первого Романова), зрелость и застой (период правления Алексея Михайловича), кризис и гибель (царь Федор и слабоумный Иван V при царевне Софье).
    В каждом из разделов подход к изложению материала меняется. Про Смуту автор рассказывает в хронологическом порядке, вторую и четвертую части представляет обзорно по темам, а третью дробит на "основные коллизии", объединяя события и проблемы вокруг узловых проблем (украинский вопрос, войны, церковный раскол и народные бунты).
    Человеку вроде меня, вечно находящемуся в поисках наилучшего способа систематизации для всего, чего можно, такое разнообразие доставляет особое удовольствие.

    Главную проблему этого тома Акунин предугадывает сам.
    Уже во вступлении он пишет, что "по сравнению со Смутой следующая часть книги выглядит тусклой. Пропадает высокий драматизм, исчезают яркие личности, всё словно бы мельчает и обесцвечивается". Продираться сквозь эпоху "возрождения" мне, и правда, пришлось с боем. После занимательных картинок круговерти многочисленных Лжедмитриев описание борьбы с заморскими интервентами и первых шагов новой династии показалось мне вяловатым.
    Возможно, это проблема субъективного восприятия, но пока внешняя политика (вместе с войнами и бесконечными мировыми соглашениями, описывающими, кто у кого и что территориально оттяпал) кажется мне менее интересной, в сравнении с внутренними событиями. Даже описывается она как будто иначе - прыгом-скоком, обзорно и по большей части без фирменного акунинского огонька-юмора.

    Вот в Смуте такого огонька хватает. Как и в описании бунтов.
    Очень интересно прочитались главы про церковный раскол и Стеньку Разина. Весьма познавательно было всё остальное.
    Неприятно удивило количество параллелей с нынешними временами, образующихся, впрочем, без малейшего намека со стороны автора. Просто там тоже сплошная коррупция, распил, местничество, косые взгляды иностранцев и Украина. Надеюсь, на томе про Петра от этого неприятного ощущения дежа-вю удастся избавиться.

    Что еще?

    Историческая точность?
    Знакомые историки, как и всегда, отозвались нормально. Да, кое-где автор придерживается не общепринятой точки зрения, но всегда упоминает и альтернативные. Тонкости же восприятия героев, которые, как и всякий человек, не всегда и не во всем проявляют себя как герои, зависят исключительно от гибкости мышления читателя. Иные, вон, и "Матильду" всё запретить пытаются - лишь бы на светлом образе ни одного пятнышка не проступило, так оно спокойнее.

    А вот что мне разонравилось в "ИРГ" окончательно и бесповоротно, так это иллюстрации Сакурова.
    Я и раньше была не в восторге от их аляпистого цветового исполнения и условности лиц, но в этом томе художника, кажется, подвел и выбор сюжетов. В погоне за яркими картинками он как-то чересчур зациклился на сценах жестокой расправы над власть держащими. В результате на 14 его иллюстраций мы имеем 1 сцену повешения четырехлетнего "наследника", 1 роковой выстрел в Лжедмитрия II, 2 эпизода сбрасывания со стены (похожие) и 1 насильственный постриг Василия Шуйского в монахи.
    В общем, мне этот лубок не нравится. И сразу по нескольким причинам.

    Самый же обидный косяк книги, вина за который лежит в основном на издателе, встречает читателя на последнем форзаце.
    Вторая жена царя Михаила Федоровича (Евдокия Лукьяновна Стрешнева) указана одновременно и женой их сына Алексея Михайловича (хотя на её месте в схеме должна быть Наталья Нарышкина).
    Впрочем, всё равно ставлю этому тому высший балл, поскольку познавательность и увлекательность повествования высоко ценимого мною рассказчика пока существенно перевешивают всё остальное.

    Приятного вам шелеста страниц!

  1. Борис, Федор, оба Дмитрия, Василий – скверно кончили
    7 января 2019
  2. Не существовало правильного областного управления, тем более представительства. Провинции целиком находились во власти присланных из Москвы наместников, платили установленные сборы, но не имели никакого голоса в решении собственных и общерусских проблем.
    22 августа 2018
  3. Одним из первых актов нового патриарха была борьба с бедствием, принявшим на Руси катастрофические размеры, – народным пьянством. Никон стал пионером на тернистом пути ограничения виноторговли. Сократили число винных лавок, постановили продавать «по бутылке в одни руки», запретили «разлив и распив»; в посты и по воскресеньям алкоголем вообще не торговали. Как известно из истории, подобными мерами проблему алкоголизма решить невозможно. Не получилось это и в России. Пьянство перемещалось из легальной зоны в подпольную, и никакими жестокостями искоренить это зло было нельзя, а казна не могла обходиться без легких «водочных» денег. После падения Никона все ограничения пришлось отменить.
    26 января 2017