Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • radiomiku
    radiomiku
    Оценка:
    60

    Бессонная ночь - прочитанная книга - разочарованная я.

    Не знаю, чего я ожидала. Высокого накала морально-этического тока, как в "Аристономии"? Мудрой и немного старомодной притчи? Фонтана чувств и эмоций? В любом случае, ничего из этого "Другой Путь" мне не подарил.

    Снова две части, одна - трактат недоучки-философа Клобукова, вторая - его новые приключения (сильно сказано) в Москве 1926 года. То есть, строго говоря, как в дипломе выпускника вуза: часть теоретическая и часть практическая. И та, и другая не дотягивают даже до серьезного к ним отношения.

    Часть теоретическая - это философско-исторический экскурс о Любви. Она, по мнению автора, бывает настоящей, а бывает и настоящей настоящей. А бывает, что и вовсе ее не бывает, так-то. И плывет автор по эпохам, выхватывая то тут концепцию, то там цитатку, обрисовывая отношения мужчин и женщин на картонном историческом фоне. В принципе, читать довольно интересно, в некоторых местах даже занятно. Да вот только очень уж все это знакомо, все это мы проходили, и Шекспира читали, и Шоу с Шопенгауэром... Но цель исследователя и была изучить, показать, проанализировать, и это получилось нормально. Хоть и немного смешно, если честно. Эдакий конспект троечника, у которого с любвеведением как дисциплиной практической отношения натянутые. И он, бедняга, и так ее изучает, и эдак, а все мимо.

    Часть практическая - пошленький, но читабельный любовный романчик, где с самой первой строчки можно понять, чем все кончится и заради чего это писалось. Иллюстрация к первой части, практикум студента А. М. Клобукова. Студент он старательный, но плохо знающий матчасть, о чем уже было сказано выше.

    Все вместе - странная, плоская книга, которой от Акунина как-то даже и не ожидаешь. То, что Фандорин у него спёкся, уже дело привычное, но целый роман, посвященный тому, о чем он умело рассказывает в паре страниц, - это чересчур.

    Резюмируя: язык, как и всегда, отличный, но любовный роман - провал, а трактат о любви вызывает скучливую улыбку, а то и вовсе раздражение. Увы.

    Читать полностью
  • russischergeist
    russischergeist
    Оценка:
    36
    Вообще-то семейные альбомы однообразны...
    / Алексей Иванов "Географ глобус пропил" /

    Выход каждой новой книги Григория Шалвовича - это в любом случае событие, по крайней мере я всегда жду от этих книг или чего-то нового, или хорошо забытого старого, очень люблю его методику совмещения и смешения стилей, колорирующую игру его персонажей на импровизируемой литературной сцене.

    От серии "Аристономия и КО" я почему-то ожидал чего-то совсем особого. Ну, как же! "Аристономия" - первый с точки зрения автора серьезный роман, второй роман этой серии должен был бы идти по-нарастающей, но, по моему мнению, Акунин для "Другого пути" избрал... другой путь!...

    Если в "Аристономии" мы чувствуем эту мощную глобальность, мы видим неожиданности, несуразности, случайности нашей маленькой, никчемной жизни одного конкретного индивидуума, которая может сломаться как тростинка в любой момент времени на фоне этой глыбы исторического времени. Поэтому вместе с такими перипетиями, рассуждения о судьбе русской интеллигенции в частности, и о реальной судьбе, плюс альтернативно возможной судьбе всей России, ложатся на повествование тех горячих 1915-1921 годов буквально идеально.

    Следующий же важный период укрепления советской России до 1926 года вместе с отдельной судьбой тех же главных героев изложен в "Другом пути" Акуниным в совершенно неожиданном контексте, контексте перехода ведущего свою клетчатую тетрадь главного героя Антона в новую для себя плоскость, плоскость личностных иллюзий. "Другой путь" - не просто другой, потому что он уходит от глобальной философии в локальную, философию любви. Он еще и другой, потому что нельзя отождествлять все сюжетные развития художественной части только с этой, личностной стороны.

    Хоть в целом получился и вполне симпатичный роман в стиле Аристономии, понравиться он может разве что истинным акунинским целителям, хотя, женская половина читателей по достоинству смогут оценить некоторые примиренческие иллюзии автора относительно возможности наступления у конкретного человека состояния "настоящей настоящей любви". После прочтения каждый сможет проанализировать историю своей любви к своему партнеру и "правильно поставить" ее в конкретный ряд аналогичных жизненных случаев у других людей.

    Для меня "другой другой путь" поиска "настоящей настоящей любви" не был сейчас таким успешным. Надеюсь, вам повезет больше.

    Читать полностью
  • Count_in_Law
    Count_in_Law
    Оценка:
    25

    Акунин-Чхартишвили пошел по заведомо неблагодарному пути (или Пути?). В обществе, в большинстве своем не принимающем никакого иного мнения, кроме лично-субъективного, он пытается донести до людей собственную точку зрения о лучшем мироустройстве и лучших, в его понимании людях. Видно, что это плод долгих и, подозреваю, во многом мучительных раздумий, вот только, уверена, что такой штучный товар у нас в действительности способны оценить единицы. И если с "Аристономией" было все-таки попроще (лучшие человеческие качества подразумевают куда больший уровень обобщения, чем лучшая Любовь), то "Другой Путь" обречен остаться в памяти большинства читателей как эдакое весьма странное произведение окончательно зачудачившего (свихнувшегося, исписавшегося, зажравшегося - тут уже каждый выбирает по вкусу) автора.

    Действительно, та часть книги, которая представляет собой трактат главного героя с размышлениями о Настоящей Любви, может показаться скучной, но разным людям по разным причинам. Одни просто не в состоянии воспринимать такое занудство (размышления глубоки, но совершенно академичны, т.е. изложены по-научному, с большим количеством литературных и философских отсылок). Другие поразятся очевидности предлагаемых им теорий. И это тоже неплохо, поскольку свидетельствует о том, что автор действительно нащупал некое общее место.

    Что касается художественной части, то она по-акунински превосходна.
    Да, любителям "движухи" тут снова ловить нечего, поскольку предложенные автором истории о любви на самом деле просты и предсказуемы донельзя. Здесь нет трендовых одноногих собачек имени Мойес и вымученных улыбок под рефрен "виноваты звезды". Но сколько здесь всяких плюшечек для любителей хороших литературных текстов! Яркие герои, которых видишь сразу и абсолютно живыми. Море деталей жизни и быта того времени, создающих завершенную картину атмосферы середины 20-х годов прошлого века. А еще - безупречно скроенные и вшитые в роман живые иллюстрации всех тех любовей, нелюбовей и недолюбовей, о которых написано в беллетристической части.
    Читаешь и диву даешься, насколько точно (а потому и предсказуемо!) автор ухватил и сумел передать оттенки таких отношений.

    Зеркало не всегда показывает то, что нам хотелось бы. Поэтому мы так часто пытаемся доказать окружающим, что здесь или там имеем дело с искажающим стеклом или вообще малюсеньким, незначительным осколком, который вряд ли в принципе способен отразить нечто путное.

    Приятного вам шелеста страниц!

    Читать полностью
  • Penelopa2
    Penelopa2
    Оценка:
    23

    "Найдутся, вероятно, телезрители, – продолжал человек на экране, – которые скажут: машина неспособна испытывать человеческие эмоции, а именно они и составляют душу музыки... – Тут он тонко улыбнулся: – Прекрасно. Но во-первых, нужно точно определить, что это такое "человеческая эмоция", "душа" и сам "человек"..."

    – Господи, – прошептала Полина Андреевна, глядя на экран испуганно, – неужели определит?

    (сценарий фильма «Доживем до понедельника»)

    Я не читала «Аристономию» и «Другой путь» - мое первое знакомство с «серьезным» Акуниным

    Начало насторожило. Попытка определить, что такое любовь, что такое «настоящая любовь», что такое «настоящая настоящая любовь», попытка «разъять гармонию», определить неопределяемое, формализовать неформализуемое. Говоря словами юной учительницы из советского фильма – «все равно, что прикнопить к бумаге солнечный зайчик». Чем дальше, тем менее удавшейся показалась мне эта попытка. Я увидела довольно насыщенный информацией поток мыслей, но дело в том, что такую тему каждый пытается пропустить через себя. Это не абстрактные рассуждения о вечном, это разговор о том, что близко каждому и каждый будет соглашаться или не соглашаться с автором, ссылаясь на свой собственный опыт (строго по Жванецкому – «Давайте спорить о вкусе устриц и кокосовых орехов с теми, кто их ел») А с учетом категоричности и безапелляционности автора такие несогласия неизбежны. Если у тебя все складывается нормально в этом плане, ты влюблен и любишь, а потом приходит автор и заявляет, что нет, это никакая не любовь, потому что у тебя, например, не выполнены условия пять и семь – ты будешь возражать ему и в конце концов забросишь книжку в угол. Если ты только что расстался с бывшим партнером, потому что он никчемность, то тебе особенно приятно будет отмечать отсутствие в ваших бывших отношениях, скажем, пресловутых пунктов три и восемь и ты будешь говорит – «Ай, молодец, Акунин, верно все подметил…» То же касается детей. Если для тебя дети – обуза и спиногрызы – тогда и авторское утверждение о том, что дети – только помеха настоящей и «настоящей настоящей» любви найдет отклик в душе. Иначе никак не получается… Поэтому общетеоретическую часть книги можно читать, но несмотря на свой научный вид она такая же ненаучная художественная проза, как и вторая, «художественная» часть. Вторая часть мне не понравилась совершенно. История взаимоотношений хамоватой пролетарки Мирры Носик и подчеркнуто интеллигентного анестезиста Клобукова меня не впечатлила, не заинтересовала, показалась вторичной. И по стилю, такой язык у Акунина я уже читала, и по сюжету, это даже не вторично, а третично и четвертично.

    Я, конечно понимаю, что рано или поздно все писатели, завоевавшие популярность в легком жанре хотят доказать свою значимость и переходят к серьезной прозе. Только получается это не у всех.

    Читать полностью
  • taecelle
    taecelle
    Оценка:
    14

    Мне понравилась "Аристономия", продолжением которой является данная книга. Причем понравилась именно нехудожественная ее часть. Не могу причислить себя к аристономам (а кто может?), но концепт мне очень близок. Хотя бы тем, что по нему понятно, как стать лучше, к чему стремиться. И он - достижим (это вам не боддисатвы).
    Так вот, нехудожественная часть в целом выглядела законченной (а художественная, разумеется, нет), поэтому "Другой путь" одновременно казался и излишней, и важной.
    Сначала о художественной части, которая про Мирру и Антона. Так как она - всего лишь иллюстрация (как и художественные тома "Истории Российского Государства"), то не стоит искать (я и не искала) глубоких идей или закрученных сюжетных ходов. Хотя история с капитаном Сокольниковым все равно оборвалась слишком резко. Главная героиня вышла живой (как и вообще герои Акунина), причем настолько хорошо выписанной, что ее взгляд на происходящее (время действия - сразу после Гражданской войны) невольно окрашивает и текст, и события в некое подобие позитива. Я плохо отношусь к большевикам, к революции и вождям той эпохи, но прекрасно представляю, сколько тогда было таких горячих, искренних сердец, как у Мирры Носик. Это также верно, как и то, как безжалостно попользовались и растоптали их мечты, ну да не об этом речь. В те дни, о которых пишет Акунин, у Мирры все хорошо. Красивая, незамысловатая сказка о том, как разглядеть принца на расстоянии вытянутой руки - и удержать его.
    Вторая часть - она тоже про любовь. Про любовь и ее сочетание с аристономией, если быть точнее. Можно ли быть аристономом и любить искренне и навсегда? Или это несовместимые понятия? Как обычно, Акунин где-то половину книги посвящает экскурсам в прошлое - как менялось понятие "любви" с течением веков, кто был и остается признанными авторитетами, какие выводы можно сделать и тому подобное. Ближе к концу он начинает подводить к, собственно, теме опуса - и тут меня в принципе немного сбила с толку постановка вопроса. Почему надо сочетать или не сочетать любовь и аристономию? Как может аристоном, полюбив, отказаться от любви вот так запросто? Или наоборот?
    В общем, на этот раз я читала без скепсиса, но и без воодушевления. Мне искренне кажется, что все, что хотел сказать автор об аристономии, он уже сказал - и добавлять какие-то условия, "а если бы", дополнения, вариации - ненужный и неблагодарный труд. Но это так, ИМХО - а автору, как всегда, спасибо за приятное чтение.

    Читать полностью