Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
22 печ. страниц
2019 год
16+

Ещё 115 рубаи и 300 трёхстиший
Бахтиёр Ирмухамедов

© Бахтиёр Ирмухамедов, 2019

ISBN 978-5-4496-8717-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

РУБАИ

 
501
 
 
РОССИЯ
 
 
Врагов твоих сущность коварно-спесива,
Их свора большая, но все же бессильна
Тебя коллективно порвать на куски:
Ты духом и правдой могуча, Россия!
 
 
502
 
 
Зарубежные бредни туманят мозги,
В потребительском мраке не видно ни зги.
Постарайся в себе сохранить человека,
Даже если ты в адские брошен круги.
 
 
503
 
 
Если спесь, клевета, лицемерие, ложь,
Ради прибыли жизнь, коллективный грабеж —
Это все, что несет человечеству Запад,
То такой демократии стоимость грош.
 
 
504
 
 
Шовинистов, завистников, прочую шваль
Я с собой не возьму в лучезарную даль,
Где творенья мои будут признаны миром,
И мой дух обретет для бессмертья Грааль.
 
 
505
 
 
Дядя Сэм – роковой эталон подлеца —
Навязал нам дерьмо «золотого тельца».
Мы утонем навек в этой алчности жиже,
Если дружно свои не очистим сердца.
 
 
506
 
 
Подлому Сэму вовеки не верь:
Он самодур, провокатор и зверь,
Цель его жизни – бесчинства и прибыль,
Смотрит на всех он, как бык на костерь.
 
 
507
 
 
Для общества урон – деление на касты.
Опасны для страны растущие контрасты.
Все партии ущерб таят в своих делах,
Но больше всех вреда наносят либерасты.
 
 
508
 
 
В ресторанах теперь лишь один выпендреж.
У нормальных людей нет купюр на кутёж.
Чайхана на востоке погибла под прессом
Безопасности шкурной трусливых вельмож.
 
 
509
 
 
На Земле продолжается алчности пир.
Ненасытные янки изгадили мир.
Удивляет одно: почему Всемогущий
Не закончит разгул их естественных дыр?
 
 
510
 
 
Когда же, наконец, поймут американцы,
Что не они совсем небесные посланцы,
Что выглядят они на фоне всех культур,
Как пошлые во всем и злые самозванцы?!
 
 
511
 
 
Если к власти прорвался тиран,
Отыщи среди множества стран,
Где спасёшь своих чад и супругу
От возможных на родине ран.
 
 
512
 
 
Украинских нацистов ничем не пронять,
Не дано им свою вредоносность унять:
Они призваны Сэмом для подлого дела —
Триединую Русь и алтарь осквернять.
 
 
513
 
 
Вакханалию зла проповедуют янки
И пытаются нас заманить в перебранки,
Но напрасны потуги заморских врагов,
Ибо трезвость храним в политической пьянке.
 
 
©
 
 
514
 
 
Есть в этносах всяких прослойки зануд,
Развалу страны посвящающих труд,
Но прежде всего берегите Россию
От бурно плодящихся русских иуд.
 
 
515
 
 
Гуманизм, толерантность, права человека
Приближают конец человечества века:
Умножая пороки посредством терпенья,
Вы сойдёте досрочно с бытийного трека.
 
 
516
 
 
Продажность в России достигла предела,
За коим грядёт катастрофа раздела
Огромной страны на уделы князьков,
Которые ныне достойны расстрела.
 
 
517
 
 
Россию погубит чиновничья гниль,
Продаться готовая даже за криль;
И если не взять под контроль эту шайку,
Великая Русь превратится в утиль.
 
 
518
 
 
Мы помним спартанцев, их волю и силы,
Их стойкость, которой живут Фермопилы.
Вот так же и Путин обязан стоять
И не уступать самураям Курилы.
 
 
519
 
 
Тебя возмущает порочность вельмож,
Их тяга хватать государственный грош,
Но, если по правде, в ряды их зачислен,
И ты казнокрадством насквозь прогниёшь.
 
 
520
 
 
Ведь Союз погубили не внешние силы,
А болтун и алкаш вместе с кодлой спесивой.
Я скорблю и хочу умереть до того,
Когда русские сами развалят Россию.
 
 
521
 
 
То памятник снесут, то вместе с постаментом,
То восстановленным кичатся монументом…
Мне памятник не ставьте, чтоб его не снёс
Очередной «мудрец», вдруг ставший Президентом.
 
 
522
 
 
Куда нас клонит Запад алчный? —
В исход раздробленности мрачный.
Объединиться мы должны,
Чтоб победить в бою кулачном.
 
 
©
 
 
523
 
 
Нередко шахами становятся придурки:
Передвигая бодро на столе фигурки,
Они себя всерьёз Кутузовыми мнят,
Хотя доверить им опасно и окурки.
 
 
524
 
 
Эпоха перемен – эпоха разрушенья:
Манкуртам наплевать на пращуров решенья.
Мне грустно наблюдать, как на моих глазах
Святыни прошлого лишаются почтенья.
 
 
525
 
 
Пытали Бутину пиндосы,
Теперь должны ответить россы,
Американскому шпиону
Устроив «нежные» допросы.
 
 
526
 
 
В Россию можно верить, господа,
Но вера – ноль без ратного труда:
На шапкозакидательское чудо
Надеется лишь конченый балда.
 
 
527
 
 
Губернаторов, мэров, министров и прочих
Невозможно заставить быть честными очень:
На словах они все благородством искрят,
А на деле их клан вкруговую порочен.
 
 
528
 
 
Почему дядя Сэм хамовато-вальяжный
Так легко воплощает свой стиль абордажный,
Не встречая отпора нахрапу и лжи?
Потому что элиты повсюду продажны.
 
 
529
 
 
Мне хочется кричать неистово и громко:
Манкуртизация произойдёт потомков,
Коль не начнём уже за правду воевать
И не очистим Русь от либерал-подонков!
 
 
530
 
 
А кто такой российский либерал?
Ответ всем очевиден: он – шакал,
За грант американскому Шерхану
Иудно лижущий, пардон, анал.
 
 
531
 
 
Вожделеют на западе сверхгорячо,
Что Россию возглавит второй Горбачёв
И развалит страну за понюх дифирамбов
И за то, что повесят ему на плечо.
 
 
©
 
 
532
 
 
Если Курилы решением власти
Отданы будут японцам, к несчастью,
Дальше цепная реакция Русь
Всю разорвёт неизбежно на части.
 
 
533
 
 
Оплевали нам всё, чем гордились мы раньше,
Мы наивно поверили западной фальши;
К нам прозренье пришло, но в отместку враги
Увеличили нашим предателям транши.
 
 
534
 
 
Гнобят меня в России и в Отчизне,
Стихам моим в издательствах нет жизни,
Но я живу и продолжаю петь,
Не сетуя, не сыпля укоризны.
 
 
535
 
 
На государственной высокой службе
Тебе должны быть слабости все чужды;
А коль начнёшь ты с Западом дружить,
Он вмиг тебя задушит этой «дружбой».
 
 
536
 
 
Уймитесь, нацисты, уймите вандалов,
Уймитесь, зачинщики грязных скандалов,
Иначе досрочно окажетесь все
Во мраке кладбищенских тесных подвалов!
 
 
537
 
 
За ложь по делу Скрипалей
Ответ один Терезе Мэй
В английско-русском варианте:
А не пошла бы ты… away!
 
 
538
 
 
Почему педерасты плодятся быстрей,
Чем рожают все женщины вкупе детей,
И откуда терпимость пошла к извращенцам,
Оскверняющим замысел Бога людей?
 
 
539
 
 
По устройству нутра рядовой лаборант,
Променял ты Отчизну на западный грант.
На могиле твоей будет надпись: «Гниёт здесь
И копейки не стоящий коллаборант».
 
 
540
 
 
Триста лет находясь под монгольской ордой,
Не исчезла Россия, восстав молодой,
Но погублена может быть самой опасной,
Возлюбившей врагов либеральной средой.
 
 
©
 
 
541
 
 
Чубайсовщина не перевелась:
Плодится бурно плесенная мразь,
Грызущая инсайдерски Россию,
Её браня и окуная в грязь.
 
 
542
 
 
В России много внутренних врагов,
Продавшихся за запах пирогов:
Любой из них взорвать готов Отчизну,
Чтоб стать своим для чуждых берегов.
 
 
543
 
 
За всякой в мире перебранкой
Стоят британцы или янки.
Когда б они исчезли, то
Народы вышли б на гулянки.
 
 
544
 
 
В Узбекистане лишний я,
Да и в России нет житья
Моим узбекско-русским песням…
Что ж, такова судьба моя.
 
 
545
 
 
Неизвестно, с какой стороны
Ожидать нам прихода войны,
Но угрозы спокойствию мира
Из одной происходят страны.
 
 
546
 
 
Пока я жив и Азраил далёк,
Произведу еще немного строк
О том, как недруг нашу добродетель
Планете представляет как порок.
 
 
547
 
 
Не требуй многого от власти:
Такие ж люди в ней со страстью
К богатству, почестям, чинам…
Так что не жди от власти счастья.
 
 
548
 
 
Друг друга сможем возлюбить,
Когда, уняв к захватам прыть,
Все государства и народы
В своих границах станут жить.
 
 
549
 
 
И в дни народного единства
Не забывайте про бесчинства,
Организованные нам
Жрецами западного свинства.
 
 
©
 
 
550
 
 
Если муж с мужиком в извращении спит —
Это гнусный позор, это дьявольский стыд!
Для самцов существуют прекрасные самки,
Сочетаться с которыми Бог нам велит.
 
 
551
 
 
На царский трон взошёл слюнтяй —
И закипел в стране раздрай;
В итоге – смута, крах, бесчинства
И вопли: «Коба, воскресай!».
 
 
552
 
 
Коль в стране все предатели ходят свободно
И кичатся предательством, и принародно
Восхваляют врагов, призывая им сдаться,
Разве это страна хоть к чему-то пригодна?
 
 
553
 
 
Уймитесь же, американцы! —
Пусть как хотят живут иранцы —
Потомки мудрого Хайяма, —
А вы свои танцуйте танцы.
 
 
554
 
 
Крадут в регионах и в центре прилично,
«Откаты» – как трансфертом, так и налично.
Меняются люди на всех должностях,
Но взятки на это глядят безразлично.
 
 
555
 
 
У дяди Сэма совести – ни капли,
Поэтому не стойте в позе цапли,
Вымаливая правду у него:
Уж лучше наступить опять на грабли.
 
 
556
 
 
В России всё перемешалось.
Что вызывает только жалость:
Там люди чтут уже и тех,
С кем их страна себя лишалась.
 
 
557
 
 
Неприступность державности – лучшее средство
От безумства толпы и с врагами соседства:
Если муть либеральную не упредим,
Что мы нашим потомкам оставим в наследство?
 
 
558
 
 
Не верю я совсем, что вдруг американцы,
Одумавшись, начнут вводить благие танцы:
Зациклен дядя Сэм, что собственность его
Не только вся Земля, но и протуберанцы.
 
 
©
 
 
559
 
 
«Добрый день!», – я сказал человеку,
Он за это столкнул меня в реку.
Как приятно, что в милой России
Столь радушны к простому узбеку.
 
 
560
 
 
Чертовски богатой была Гульнара,
Роилась вокруг неё не мошкара:
Ума не хватило ей остановиться —
В итоге осталась она без добра.
 
 
561
 
 
Я кому-то сказал, но не помню, кому,
Что не стоит сажать извращенцев в тюрьму,
Ибо там проведут они райские годы,
А наказывать надо, ввергая во тьму.
 
 
562
 
 
Мы все поднадзорны – за нами наружка,
И к ней в дополнение всюду прослушка.
Пока ещё мысли читать не умеют,
Иначе б нас всех поглотила психушка.
 
 
563
 
 
                         АНЕКДОТ
(изложение в форме рубаи известного анекдота)
 
 
Муж приходит домой – а супруга с другим.
И обманутый молвит не матом благим:
«Я по брачному долгу тяну эту лямку,
А тебе-то зачем здесь бурлачить нагим?».
 
 
564
 
 
Не признает вовек шовинист на Руси,
Что я лучший из тех, кто рифмует на «си».
А на «овь» я рифмую не хуже рязанца,
Воспевавшего пери, но не на фарси.
 
 
565
 
 
Языки развязались – результат Перестройки.
От друзей отказались – результат Перестройки.
Супостатам поверив и разрушив страну,
В дураках оказались – результат Перестройки.
 
 
566
 
 
Умножение зла происходит подспудно,
Отличить от добра его ныне сверхтрудно,
Потому что добро насыщается злом,
Оттого что весь мир мыслить стал голливудно.
 
 
567
 
 
Мечтаю я, чтоб жизнь Узбекистана
Избавилась навек от Тамерлана:
Не должен узурпатор и монгол
Быть для узбеков вроде талисмана.
 
 
568
 
 
Да, Ева и Адам детей родили с честью,
Но братьям сёстры вдруг предстали как невесты —
Других семей Творец не создал, как известно, —
А это значит, мы – плоды былых инцестов.
 
 
569
 
 
Когда-нибудь и мне в моём Узбекистане,
Возможно, памятник поставят на майдане.
Однако же, друзья мои, я реалист
И не живу мечтателем в самообмане.
 
 
570
 
 
Мы думаем так, как нам сверху велят —
Лишь там формируется правильный взгляд.
Но с каждым правителем правильность взглядов,
Меняясь, рождает у подданных мат.
 
 
571
 
 
Владыка многих подневольных лиц,
И царь становится рабом девиц:
Рабов своих он ставит на колени,
Но падает пред вожделеньем ниц.
 
 
572
 
 
Ведь было общество без бедных и богатых,
Где люди мерились умом, а не зарплатой,
Но захватил страну бездушный капитал —
И человек погряз в кощунстве и разврате.
 
 
573
 
 
Не ищи у властей справедливости, брат;
В человеке любом затаён бюрократ:
Если б ты оказался в чиновничьем кресле,
То плевал бы на всех обделённых стократ.
 
 
574
 
 
Мораль оскудела и нравственность пала,
И совестливых угнетает опала,
И саны глумятся над честью души…
Уеду, наверное, в горы Непала.
 
 
575
 
 
Бессильны мы пред алчностью чинуш:
Попробуй уличить их, коли дюж,
Они мгновенно пригрозят законом,
А сами кровь сосут из наших душ.
 
 
576
 
 
Превосходством ума не кичись, не хвались,
Берегись подлецов и не потчуй подлиз;
Будь всегда осторожен в общении с властью:
Раздавив слизняка, смой с раздавленным слизь.
 
 

 
 
577
 
 
Пока себе не станешь другом,
Ты ограничен будешь кругом
Своей ненужности, паша
Его в тоске забвенья плугом.
 
 
578
 
 
Живи и радуйся рассветам,
Когда они приходят летом,
Зимой и осенью к тебе…
Весну забыл: ведь я с приветом.
 
 
579
 
 
У всех было много страданий
И горя, и слёз увяданий,
Но не объяснить никому
Трагедию наших свиданий.
 
 
580
 
 
Мы сами на себя повесили ярмо
И рабское себе поставили клеймо:
Теперь сородич нам невзрачный жук навозный,
Который каждый день, смакуя, ест дерьмо.
 
 
581
 
 
Мы воюем с живыми, но чтим мертвецов,
В том числе и предателей, и подлецов;
Мелкотравчаты мы и от зависти едкой
Не способны при жизни признать мудрецов.
 
 
582
 
 
Нам скажет скоро Всемогущий:
«Чтобы в комфорт ввести живущих,
Богатых надо истребить
И параллельно неимущих».
 
 
583
 
 
У российских девиц Пелагей да Марусь
Есть какой-то нюанс, разгадать не берусь,
Но я чую душой к ним особую тягу…
Может быть, оттого мне так благостна Русь?
 
 
584
 
 
Мы нередко с людьми поступаем по-скотски,
Да и с нами обходятся часто уродски.
Попытался очистить от скверны сердца
И… скончался тщетой измождённый Высоцкий.
 
 
585
 
 
Я голову склонил, скорбя о днях минувших,
Жалея даже тех безвременно уснувших,
Кто пользы не принёс, но навредил сполна,
Своей чумной судьбой себя же обманувших.
 
 

 
 
586
 
 
Как много сожжено достойных на кострах
И будет сожжено, чтоб миром правил страх.
Свобода – на словах, на деле же – неволя:
Иного не дано – задумал так Аллах.
 
 
587
 
 
Пошатнулся и рухнул былой пьедестал,
А на новый взобрался шальной капитал:
Идеалы добра, справедливости, дружбы
Оказались ничтожней, чем зла идеал.
 
 
588
 
 
Услышав голос Фабиан,
Я вышел из своих нирван,
Сказав себе: «Вернусь в реальность,
Ведь я любовью к Ларе пьян».
 
 
589
 
 
Не отношусь я к холуям
И обхожу ловушки ям:
Тому учил меня добротно
Омар Сергеевич Хайям.
 
 
590
 
 
Каждый день мы гниём, в основном изнутри
И во мраке ночном, и при свете зари;
Человеками быть, средь людей обитая,
Не дадут нам живущие в нас упыри.
 
 
591
 
 
Я как-нибудь прорвусь в твои воспоминанья,
Чтоб не забыла ты минувшие страданья,
Повлекшие мою безвременную смерть
На фоне твоего шального процветанья.
 
 
592
 
 
Убили жестоко того, кто пытался
Держаться иного, чем общество, галса.
Никто никому ничего не сказал
И, самое странное, не испугался.
 
 
593
 
 
Не заметить нельзя, назревает война,
Сокрушительной будет для мира она,
Потому проживи каждый день, как последний,
Под эгидой любви и с бокалом вина.
 
 
594
 
 
Не знаю, будет ли и мне
Поставлен памятник в стране,
Где гениальных чтут поэтов…
Иль окажусь я снова вне?
 
 

 
 
595
 
 
Не встретил я Аллаха под луной
И вряд ли встречу в области иной:
Наверное, он шапкой-невидимкой
Накрылся, чтоб не встретиться со мной.
 
 
596
 
 
Я проехал вчера по Ташкенту один —
Всюду стройки, на каждом шагу магазин,
Пешеходов не много, но много машин,
А над городом Бог сам себе муэдзин.
 
 
597
 
 
Учащается пульс. Непогода
На земле и в душе небосвода.
Беспокоюсь, надежда моя
Доживёт ли до нового года?
 
 
598
 
 
Само собой к нам счастье не придёт,
Нас чудо не избавит от невзгод,
Поэтому упорством и трудами
Мы сами осчастливим Новый год!
 
 
599
 
 
Подлые люди, по сути – людишки,
Смрада их душ не выносят подмышки.
Был у Творца недостаток в сырье —
И подлецов Он создал из отрыжки.
 
 
600
 
 
Пока не успокоится либидо,
Я буду к Вам тянуться не для вида,
Но если мне откажете, мадам,
Сразит меня смертельная обида.
 
 
601
 
 
Устареть не способны мои рубаи,
Потому что в них мудрость небес и земли,
Потому что доступны они и полезны
И для крупных чинов, и для крохотной тли.
 
 
602
 
 
Не хочется мне думать о любви,
Была в которой клятва на крови,
Но оказалась и она бессильной…
Всё! перейду к другому рубаи.
 
 
603
 
 
Не научились люди жить разумно:
Всё как-то не солидно, наобумно,
Друг с другом ссорятся по пустякам,
И празднуют, и поминают шумно.
 
 

 
 
604
 
 
В сети виртуальной кончается свет:
Плодят в ней больные на голову бред.
Пора ликвидировать все психбольницы:
К чему дурдома, если есть интернет?
 
 
605
 
 
Смущается пери, лишь только услышит,
Как кто-то любовью к ней пламенной дышит:
Пошли ей хоть тысячу писем амурных,
В ответ она «Да» все равно не напишет.
 
 
606
 
 
Ладони её, полоня и пьяня,
Скользят по челу и по шее коня;
Наверно, я умер бы тотчас от счастья,
Коснись эти руки случайно меня.
 
 
607
 
 
Ты стоишь на пороге больших перемен,
За которыми нет преграждающих стен.
Сделай шаг не назад и не думай о прошлом,
Ибо прожитый миг превращается в тлен.
 
 
608
 
 
Нет, мне ни капельки не стыдно
Просить о том, что очевидно,
Когда любовью поражён, —
Но быть отвергнутым обидно.
 
 
609
 
 
Этот мир неустойчив до боли —
Шатко всё, в том числе наши роли:
Кто сегодня играет царя,
Завтра станет подпаском у моли.
 
 
610
 
 
Не многим к истине идущим
Она секрет откроет в сущем:
Чем ближе к прошлому душа,
Тем меньше шансов ей в грядущем.
 
 
611
 
 
Знай, этот мир устроен тонко
И для благих, и для подонков:
Плевок, направленный в отцов,
Харчком вернётся от потомков.
 
 
612
 
 
Несомненно, за деньги и личный уют
С удовольствием люди друг друга убьют,
А за то, что Господь их создал таковыми,
Они псевдопочтеньем Ему воздают.
 
 

 
 
613
 
 
Я за пазуху к Богу вовеки не лез,
У меня в этой жизни другой интерес —
Постигать бытиё и гармонию слова,
Обретая в поэзии собственный вес.
 
 
614
 
 
Если кто-то ударит тебя кулаком,
Ты не вздумай вторым подставляться виском,
Ведь иначе не мудрым предстанешь, а жалким,
Не способным себя отстоять тюфяком.
 
 
615
 
 
Если видишь убийства, кощунства, содом,
Не молчи и сражайся за праведность львом,
А иначе ты станешь одним из виновных
В том, что жизнь на земле наполняется злом.
 
Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
255 000 книг 
и 49 000 аудиокниг