Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
159 печ. страниц
2020 год
16+

Часть 1: Машмэллоу тает в любви

Глава 1 – Перемена

Не думал я, что все в руках судьбы. Как бы человек не старался, он склонен совершать ошибки. Судьба играет с чувствами наивных людишек, словно проверяя их на прочность, наказывает их за совершенные ими ошибки и только иногда балует их в одно мгновенье, которое называется – счастье.

Я, Санжар, как и все люди, совершил ошибку. Не простую, а роковую ошибку. Именно с этой ошибки начинается моя история, с которой я должен поделиться с вами.

***

Мое имя – Санжар Мунайтпас. Студент первого курса, факультета «Компьютерные системы и профессиональное обучение». Рост и вес соответствуют стандарту мужской красоты. Карие глаза и каштановый цвет волос делают меня обычным среднестатистическим казахом. Отличительной чертой я могу назвать свои широкие плечи. Вроде не красавчик, но и не урод. Но могу с точностью сказать, что за мной бегало не малое количество девушек.

Мой первый семестр в университете был не особо таким запоминающимся, он был довольно серым, что я не спешил скучать по нему на протяжении каникула. К тому же, я не нашел друзей, хотя мне они не особо-то и нужны. Но по сравнению соперников, они вдвое меньше.

В общем, жизнь в Карагандее меня не особо устраивал. Может я уже слишком привык к этому месту, и по этой причине я не интересовался ничем. Смотреть было не на что.

Обычный день января. На улице буран, из-за чего отменили уроки Мадины, точнее моей младшей сестры. Она учится в девятом классе. Услышав новости о том, что завтра также отменят занятия, прыгала от счастья.

Жанар, моя старшая сестра, в то время готовилась на работу. После того, как стройная модница выпрямила свои короткие волосы, приступила к макияжу. Она красила на свое лицо кучу косметики – тональный крем, тушь, тень, помада, румяны и еще много чего. Я не сомневаюсь, что пропустил еще некоторые детали. Пусть она была очень худая и высокая, словно сошла с обложки журнала, на свое отражение смотрела отвращением.

Мама и папа были на работе. В такой холод им лучше бы оставаться дома, но зима северного Казахстана довольно сурова и все смирились с этим.

Я же, сидел и листал новости в Вконтакте. Не знаю, что там было интересного, но я просто должен был продолжать листать новости. Повторяющийся цикл жизни.

В комнате было тускло, потому что солнечный свет не попадал в нашу сторону. Плюс ко всему, обои синего цвета. Комната была большая, так как ее владельцами являемся мы (я, Жанар, Мадина). В центре стоял древний шифоньер, который мама не собирается предавать всю оставшуюся жизнь. На ней до сих пор красовались наклейки из жвачек, которые мы же, в детстве, клеили. Там хранится вся наша одежда.

Моя кровать располагалась в правой стороне, в то время двуспальная кровать сестер на левой стороне. Кровать Жанар всегда убрана, а Мадина разбрасывает все вещи на своей территории. Они словно небо и земля, а я горизонт, который является золотой серединой.

– Где мой пиджак?! – нервно выдала Жанар и ворвалась в нашу комнату. Я, абсолютно спокойным взглядом:

– Не знаю.

– Я же поставила его на дверь шкафчика! – пробурчала Жанар, будто это я виноват в потери ее пиджака.

– Спроси у Мадины. Да и сама виновата, что оставляешь свои вещи, где попало.

– Я же говорю, повесила на двери шкафа! Блин, куда он мог деться? – сестра, которая, как и всегда спешит, испортила всем настроение. Она копалась в своей полке, и не только, но безрезультатно. Ей уже нужно было выходить, и поэтому она надела первую попавшую кофту и ушла на работу.

Спустя час зашла в мою комнату Мадина, на руках пиджак Жанар. Вместо улыбки на лице, у нее была мрачный взгляд:

– Санжар, – произнесла она, после чего я уже почувствовала что-то неладное.

– Чего? – спросил я, который уже играл в «Clash of clans».

– Я нечаянно подожгла пиджак Жанары. Просто я должна была попрактиковаться для урока труда. Что мне делать?

– Ты сейчас серьезно? – не верил я и надеялся, что это простой розыгрыш.

– Да. Я не знала, что так выйдет.

– Мадина, ты хоть знаешь, сколько стоит этот пиджак? Жанар потратила на него целых две стипендий! К тому же, оно еще новое. Если она узнает, тебе не жить.

– Знаю я, знаю. Но что мне делать?

– Спроси деньги у папы и скажи, что вернешь через пять лет.

– Я не об этом, – и я слегка удивился.

– Про что тогда?

– Мне нужно было подготовить что-либо для урока труда. Но утюг даже элементарные команды выполнять не в силе. Мне нужно что-нибудь приготовить, не то учительница поставит тройку.

– Так ты об этом?! Как ты можешь думать о таком, в такой-то момент? Боже, дай мне сил. Просто иди и приготовь зефир. Слышал, его легко сделать.

– Дай тогда сотку.

– Еще чего? – ухмыльнулся я.

– У меня мегабайты закончились. А в магазин в такой мороз не резон.

– Боже! Ладно, на, бери. Только верни в целости и сохранности.

– Спасибо! – ответила радостным видом Мадина и сразу же вырвала сотку из моей руки.

– Только я сразу могу сказать, что ты не сможешь сделать что-то вкусное, даже собака не оценит.

– Почему ты так думаешь? Я очень целеустремлена, говорит мой знак зодиака. Так что, ты должен будешь вернуть свои слова обратно.

– Да, конечно, солнышко! – ответил я, с сарказмом.

***

К вечеру сестренка, наконец-таки, приготовила зефир, но как говорит Мадина, это машмэллоу. Не знаю, в чем разница?

Все, кроме Жанары, собрались на кухне. На ужин был плов, а зефир на десерт. Он выглядел мило.

Папе и маме, безусловно, понравилась эта сладость, а Жанара была на диете. Она даже воду не пила за целый день. Почему она так жестока к себе?

После того, как я поужинал, Мадина с ожиданием посмотрела на меня. Она ждала, что я попробую машмэллоу и не смогу устоять перед этой сладости. Еще чего? Такой рукожоп, как она и яичницы приготовить не может.

– Мадиночка, дай-ка мне рецепт, – прокомментировала мама, которая не прекращала кушать зефир.

– Я нашла рецепт, в группе про машмэллоу, – не могла вспомнить полное имя группы Мадина.

– Моя дочурка пошла в меня. Я тоже очень хорошо готовлю, – у нас в семье папа намного лучше готовит, чем мама. Он – повар.

– Санжар, и ты попробуй, – обратила на меня внимание мама.

– Нет, спасибо. Выглядит не вкусно.

– Попробуй, не обижай свою сестренку.

– Он просто боится проиграть мне в споре, – подливала масло в огонь маленький дьявол.

– А вот и нет, – ответил я и сразу же взял одну штуку. Впихнул в рот и начал жевать. Сладость была словно жвачка, и с каждой секундой она становилась вкуснее и вкуснее, а также таяла во рту, что у меня на лице появилась улыбка.

– Ты улыбаешься? Тебе понравилось? – спрашивала мама, на что я посмотрел косо.

– А вот и нет. Улыбнулся я, потому что я выиграл. Вкус отвратительный, – сказав это, я покинул кухню.

Я спрятался в своей комнате и просто был в шоке: как моя сестренка смогла приготовить что-то на подобии этого? Но признать этот факт я не собирался. Я должен был найти этот рецепт любой ценой.

Бросившись на свою кровать, я начал искать группу на ВКонтакте, которую упомянула Мадина. Написал «машмэллоу» и первой вышла группа – «Машмэллоу тает в любви». Довольно-таки креативное название для кондитерских изделий. Без обдумывания я решил войти туда и через две секунды понял, что попал не туда.

Я бы сразу вышел оттуда, если бы не фраза девушки «Я не хочу больше жить». Я начал читать полностью и заметил, что увлекся. Два часа я потратил для того, чтобы прочитать дневник. Дневник девушки именем Сауле, которая является моей ровесницей и учится в профессии, что и я. Именно это совпадение и привлек мое внимание. Неужели девушка просто так взяла и вела свой дневник в социальных сетях. Она не закрыла доступ на группу, и каждый второй мог прочитать ее личную жизнь. Но, кажись, только мне было интересно, ведь мы с ней так похожи. Разница в том, что мы живем на разных городах. Она учится в столице Казахстана – Астана.

С каждым постом мне становилась все интереснее и интереснее. И почти под каждым постом были ее фото, и не только. Она была красивая – коричневые волнистые волосы, которые были очень длинными; большие карие глаза, которые сложно не заметить. Они сверкали даже в темноте. А губы были пухлые, как и ее щеки.

Единственный ее минус – она не понимает, насколько прекрасна.

Эта зима была для нее самой ужасной. У его отца, оказалось, есть другая семья уже около пяти лет. Теперь она решила никому не доверять, так как больше всего она верила своему отцу. Об этом она не рассказывала друзьям, только я знаю об этом.

После того, как я все прочел – решил, что должен ей помочь. Я обязан убедить ее в том, какой она хороший человек и мир не без добрых людей.

А как я смогу это сделать? Я не смогу сделать ничего, если лично не поеду в столицу. Да, я решил, что поеду туда учиться по мобильности.

***

Следующий семейный ужин был идеальным моментом, чтобы рассказать о том, что я уеду в Астану. Все спокойно пили суп, а мама начала класть папе добавку. Мадина ничего не кушала кроме курицы, а Жанар вообще ничего не кушала. Мама, заметив это:

– Жанар, почему ты не кушаешь?

– Перешла на правильное питание, – пусть и Жанар разговаривает с мамой, она смотрела вниз, словно витает в облаках.

– С чего это вдруг? – удивилась мама.

– Да так, предотвращаю признаки гастрита.

– Ага, ври мне тут! Думаешь, я тебя не знаю? Ты ведь на диете! – вдруг у мамы повысился тон, будто Жанар совершила преступление.

– Нет!

– Да! Ты бы съела все мясо, если бы в результате последствий ты не потолстела, – вдруг у мамы появилась улыбка на лице: – Кажись, тебе кое-кто нравится.

– Нет, еще чего! = сразу же фыркнула Жанар, словно мама сказала что-то скверное. Она не тот тип людей, которым интересны отношения и ванильные сопли: – Я уже не в том возрасте.

– Что? Не в том возрасте? Как раз самое то! Тебе уже замуж пора! – от этого предложения у Жанары ухудшилось настроение.

– Не начинайте, пожалуйста! Эта тема выводит меня из себя, вы же знаете. Я никогда не выйду замуж! Все! Я лучше сделаю уроки, так что не отвлекайте меня, – сказав это, она немедленно удалилась из кухни, пока мама не завелась.

– Такая странная. Куда она денется, все равно выйдет замуж, – прошептала мама про себя.

После того, как мама снова села на свое место и продолжила кушать, я положил ложку на стол и посмотрел на всех. Они, заметив этот пристальный взгляд, сразу поняли, что я собираюсь сказать важную вещь. Папа, выпив очередную ложку горячего супа, посмотрел на меня:

– У меня что-то на лице?

– Нет, – ответил я.

– А что тогда так смотришь?

– Ну, – не знал, как начать тему: – В общем, я решил, что должен переехать в Астану.

Это было неожиданной новостью, что отец уронил свою ложку. А мама же не понимала, о чем я и переспросила несколько раз.

– Как это переезжаешь в Астану? Зачем?

– Ну, я хочу жить своей жизнью. Не хочу сидеть на ваших шеях… – как мама сразу же перебила:

– Ты о чем? В Астане же очень опасно! Да и мы не против и дальше тебя кормить. Ты же наш сын!

– Я вас понимаю, но не переживайте. Как-нибудь обустроюсь, – папа, подняв свою ложку, успел просчитать всех своих родственников, что живут там:

– Нужно позвонить Жалгасу. Ты должен пожить там.

– Нет, только не там, – дядя Жалгас – человек, конечно, хороший. Троюродный брат моего отца. А жена еще лучше. Но есть огромное «но». Это их сын – манипулятор, который с рождения являлся потенциальным Гитлером. Разница составляла только в весе. Пусть он и обычный шестиклассник, ведет себя, как гопник из колледжа моего друга: – Я лучше поживу в общежитии.

– Нет! – сразу же выявила мама: – Ты не знаешь, кого там можно встретить: воры, наркоманы…

– Мама, – перебил я: – Хватит переживать обо мне. Студенты ведь выживают каким-то способом. И я, к тому же, уже взрослый парень. Так что, не думайте, что сможете остановить меня.

– Как-то странно все это… – подумала Мадина и бросила подозрительный взгляд: – Там твоя девушка? Ты, наверное, переписываешься с ней в социальных сетях.

– Нет, Мадина, о чем ты вообще говоришь?! – начал я бурчать, и этим же палить себя.

– Что ты так реагируешь? Я же просто пошутила, – и продолжила свой ужин. Ее шутки у меня уже тут, на шее, стоят.

– Ни за что не отпущу тебя в общежитие! – настаивала мама.

– Так что, решай, Санжар. Либо будешь жить здесь до своих последних дней, либо будешь жить у дяди Жалгаса.

Это, конечно, был очень сложным выбором. Но, вы, наверняка, уже поняли, что я согласился.

***

13 января, 2019

Погода в Астане становилась все хуже и хуже. Нос покраснел, и текут сопли. Перчатки совсем не защищали руки от холода.

Я стоял перед дверью квартиры, которая находилась в центре города. И, к тому же, недалеко от университета, всего лишь несколько остановок. После того, как я постучал в дверь, тетя открыла ее. Поседевшие волосы тетя Раушан покрасила в рыжий цвет и надела платок с узорами. Увидев меня, она была рада. Сразу же, обняв меня:

– Санжар, как доехал? – спросила она и в ту же секунду побежала на кухню, выключить газ. Из кухни доносился ее голос: – Снимай обувь там и возьми одну домашнюю тапочку из шкафчика, – в принципе, я это и сделал. Наконец, сняв толстую куртку, почувствовал тепло. Начал я заносить чемоданы, как из зала вышел дядя Жалгас, который держал пульт. Небось, смотрел футбол, как обычно. Он сонным взглядом:

– О, как добрался?

– Ассалаумагалейкум, – сказал я и протянул руку, на что дядя ответил также.

– Ух ты, а ты вытянулся, молодец. Как дома? Все хорошо?

– Да, слава Богу… – ответил я, как из своей комнаты вышел братик. Как он умудряется с каждым годом прибавлять все больше и больше веса? Еркебулан, недовольным лицом встретил меня. Думаю, он, скорее, хотел провести меня.

– Как ты, Еркебулан? – спросил я, притворяясь хорошим братом перед дядей.

– После встречи с тобой стало хуже, чем обычно, – ответил мелкий и лениво направился на кухню.

– Этот невоспитанный… – прошептал про себя дядя: – Когда же он повзрослеет? Не обращай внимания.

– Да что вы, – посмеялся я, избегая от неловкой ситуации. Тетя Раушан снова прибежала к нам:

– Идем, мы покажем тебе твою комнату, – после чего, мы следовали за ней. После кухни по коридору расположились две комнаты. Первая комната, где живут дядя и тетя, а вторая…

– Здесь вы будете жить с Еркебуланом.

– С Еркебуланом? – заикнулся я.

– Да, наша квартира не такая уж и большая. Так что, – и распахнула тетя дверь, как передо мной появилась куча пыли. Такой беспорядок я нигде не видел – где-то лежат бумажки, где-то чипсы, где-то попрыгунчики. Не только я был поражен, но и тетя с дядей:

– Еркебулан! Я же только вчера сделала генеральную уборку. Ты, что, специально сотворил этот хаос?! – но мелкий не отвечал, что раздражало тетю: – Кому я говорю, Еркебулан!

– Кажется, он совсем не изменился, – нечаянно выдал я.

– Он стал еще хуже, – согласилась тетя.

– Вы просто его слишком избаловали, – продолжил я.

– Эй, – злобно посмотрела на меня тетя, которая взглядом приказала остановиться, что я и сделал. Естественно, Еркебулан – единственный ребенок в семье, кого же баловать, если не его?

– Я сам приберусь, – вымолвил я и вошел в комнату. Запах приправ от чипсов пахло вовсю. Я, в первую же очередь, открыл форточку. Затем посмотрел на свою кровать, которая была аккуратно заправлена. Сел туда и уже предвидел, что тут меня ждет в ближайшее время. Но, перемены к лучшему. Я должен привыкнуть.

А напротив стояла кровать Еркебулана, который был не убран. На его постельном белье были изображены Спанч Боб. Под подушкой лежали фантики от конфет.

На белых обоях карандашом разрисованы всякие люди иксы.

Шкаф был огромным, что нам, точно, хватит. Рядом с ним распорядился стол с учебными пособиями и компьютером. На компьютере были стреляльки, видимо, мелкий любит всякие игры, как и я в детстве.

Еркебулан вошел в комнату и, не посмотрев на меня:

– Тебя зовут кушать.

– Что? А, хорошо, – ответил я и, перед тем, как присоединиться к ужину, написал маме сообщение:

Я доехал.

Затем, помыв руки, сел за стол. Тетя Раушан имела золотые руки, когда дело касалось еды. Она приготовила лагман, что пальчики оближешь.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг