Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Театральная история

Театральная история
Читайте в приложениях:
Книга доступна в премиум-подписке
29 уже добавило
Оценка читателей
3.57

Неудачливому актеру знаменитого театра снится сон: он назначен на роль Джульетты. Вскоре, впервые за долгие годы службы, режиссер вызывает его для важного разговора. Так начинаются полные юмора и печали приключения главного героя, в которых примут участие священники и режиссеры, журналисты и артисты, красивые женщины, олигархи и домашние коты.

Действие разворачивается в прославленном московском театре и в одном из православных храмов. За власть над публикой и паствой борются режиссер и священник. Мир театра – смешной и трагичный – в романе показан как символ современного общества: артистов поглощают тщеславие и жажда самореализации; журналисты заняты поиском чего угодно, кроме правды; священнослужитель плетет интриги и вступает в альянс с «сильными мира сего». Но в театре кипят и другие страсти: сюжетная основа книги – непредсказуемая и драматичная история любви. В «Театральной истории» сплетаются смелая социальная сатира и глубокий психологический анализ, яркий юмор и захватывающий сюжет. Роман Артура Соломонова актуален, как сегодняшние новости, но его герои в той же степени принадлежат литературе, в какой и жизни.

Лучшие рецензии и отзывы
autumnrain
autumnrain
Оценка:
65

Нет, это не хорошо.
Даже если забыть про Замятина, забыть про "Мы"... А что, можно забыть? Можно "Гимн" воспринимать, простите, не как фанфик? Окей, даже ладно, пусть её.
Но, во-первых, написано это дело плохо. Абзацы мелькали перед глазами, не утруждая меня хотя бы попытаться читать не по диагонали.
Во-вторых: что там вообще творится? Скелет обычный: Система и Восставший. И его девушка, девушка! Любовь-морковь-мы-возродим-Настоящую-Жизнь, ну понятно.
Но даже обычные скелеты, они порой такие ведь классные, шикарные даже!
А тут всё настолько топорно, неправдоподобно - просто раздражающе.
В самом начале, например, ГГ какой-то проступок совершает, а другой чувак ему со слезами на глазах (лол) говорит, что "лучше мы (ну вы поняли, там все не "я", а "мы") совершим грех с вами, чем добро со всеми нашими братьями". Чтооо? Почему? Да там же мозги у всех повернуты, ёлки-палки, там же всё подстроено под систему, почему автор, даже не пытаясь объяснить мотивы какие-то, заставляет своих героев плясать под удобную ей дудку? Ну и дальше всё в том же духе.
Украсть редкие, бесценные (так и написано) манускрипты - легко! Почему бы и нет? Просто "мы (ну вы поняли, "мы" это "я") украли". И всё, верьте нам!
Сбежать откуда-либо - легко! Да вообще, там все такие строгие, что повесить за лишнее слово могут, но при этом гг, похоже, даже ни разу не парится.
А, вот, самое интересное, тоже из разряда "творить грех лучше, чем творить добро с братьями":

мы не чувствуем ни стыда, ни сожаления, называя себя предателем и злодеем, не чувствуем тяжести на душе и страха в сердце

Почему?! Откуда у вас - внезапно! - взялось это стойкое ощущение своей правоты, если мир вокруг всю жизнь настраивал на другой лад? Если даже ни с кем общения не было, никакой информации, по сути, о том, что может быть по-другому! Даже если что-то и может в голове возникнуть, но неужели так безапелляционно и непоколебимо? Сынок, это фантастика, но без антиутопии. Слишком всё гладко.

Про любовь-морковь я уже говорила, эта линия тоже обыграна совершенно, на мой взгляд, ужасно.
Ну а дальше: дальше капиталистическая идеология, как говорится, во все поля.
Ребята! Давайте споем гимн "Я"! Да, блин, давайте уйдем из рабства "Мы" и вступим в рабство индивидуального "Я"!
На колени перед зеркалом!

Ой, ну их. Книжка маленькая, но скучная и бесит.

Читать полностью
masha20127
masha20127
Оценка:
54

асы бесцеремонно извергают: «тик-так»,
И колокольный звон мне предвещает лишь мрак.
Монотонно плетутся жители будто слепые,
Хотя, знаете, может, они и есть таковые.

властелин своей судьбы, неужто, Вы серьёзно?
Лишь пастыри горазды изрекать такие речи виртуозно.
Те, кем раскрыт секрет, плетущийся веками,
Жестоко поплатились не только языками.

ошедши в раж, я уж готов раскрыть глаза на это всему миру,
Я изъявляю волю сделать это, теперь я не остыну.
«Всех неугодных мы…» - вы это оставьте,
Не нравится что-то? Я здесь. Добивайте!

й, друг, ты только оглянись вокруг,
Ты словно маленький Мук
Среди этих овощей вокруг,
Постучишь по головкам - раздастся лишь стук.

х глаза не излучают добра и веры,
В их головах нет ничего кроме системы.
Пытаюсь уловить хоть нотку страха,
Какой там, глаза бездонны и полны мрака.

тот, кто смог увидеть мир без радужных линз,
Я готов обнародовать этот ужас и выйти из-за кулис.
Когда был помладше – я честно пытался сражаться,
Но только сейчас всплыл вопрос – как не сломаться?

ж сколько я пытался открыть чьи-то глаза на мир,
Но это чумной пир и здесь есть уже свой господин.
А я тогда кто на нем? Лишь непригодный.
Лишь для расправы и примера удобный.

ак и представлю: «нелюдимый номер ноль сорок один
Отправлен из-за неполадок в системе на карантин».
Карантин? Смешно до боли.
С «карантина» не вернуться мне на волю.

Читать полностью
Aedicula
Aedicula
Оценка:
48

Вот он, тот первый "маленький росточек" объективизма Айн Рэнд, который потом широко раскрылся в других, более известных романах писательницы. И полюбуйтесь, какой он - толстый и буквальный, чтобы вы не ошиблись, в какую сторону он намерен расти, до наивности нежный, зеленый, просто сплошной романтизм.

Структура сюжета получается такая: из пункта А (запущенная антиутопия) в пункт Б (романтическая утопия) следует "паршивая овца" отбившаяся от монотонного белого стада. У этой человеческой единицы, под названием Равенство 7-2521, без каких-либо влияющих причин, просыпается самоосознание собственной исключительности и в сюжете включается "революционная" тема: Человек против Системы. Борьба эта получается мало занятная, так как сначала удивляет, почему это главный герой такой бесстрашный и недальновидный, а когда смотришь, как легко ему все сходит с рук, дальше уже не удивляешься ничему. Ничему и никому - не другу, который, не побоявшись "страшной-страшной" Системы, готов отдать жизнь за секрет главного героя, не возлюбленной героя, которая стала его приятным бонусом во всей этой истории. Со временем перестаешь удивляться даже той легкости, с которой совершаются какие-то кардинальные действия:
- украл бесценные манускрипты и предметы с Дома Ученых - никто не заметил. Хотя кому они нужны были, ученые ими, наверное, орехи щелкали, так как позже выяснятся, что главный герой вообще первый кто Открытие сделал, работая с ними;
- били и пытали, чтобы узнать элементарную причину опоздания - кажется, солги что-нибудь и дело с концом, но герой принципиален, сказал, что не скажет, сжал зубы и не сказал;
- в тюрьмах содержатся люди, совершившие проступок против Системы, но при этом тюрьмы не считают нужным закрывать, так как уверены, что преступники, под тяжестью собственной вины и страхом перед Системой, никуда не денутся. Странно, что преступники себе еще сами удары плетями не выписывают, раз они там все сознательные такие. Короче, тюрьма не закрывается - отдышался и ушел восвояси, опять же ни кем не замеченный.
- шел в Дом Ученых на их консилиум, рассказывал, сколько людей ошивалось в коридорах и как ловко дошел, со своим Открытием, не рассекреченный. Как затея не удалась - легко вышел в окно и скрылся в Лесу.
- кстати, минутка абсурда - это снова в том же Доме Ученых. Как выяснилось, не понятно чем ученые там занимаются, но главное, они не имеют права ничего изобретать, так как это нарушит существующий, утвержденный свыше, порядок вещей.
- внезапная встреча главного героя с его возлюбленной, Свободой 5-3000, в глубине Леса. Тут даже без комментариев, Система явно просчиталась определив ее в аграрное направление - перед нами мастер частного сыска.
- такое же внезапное нахождение ничейного "чуда функционализма" в самых дебрях Леса. Только платиновой банковской карточки на столе нет, для полного счастья без того везучих героев.

Закрался вопрос: что именно произошло, что общество настолько деградировало? Как так произошло, что люди успешно развивались, а потом в неизвестный и неопределенный момент скатились на несколько ступеней в развитии? Айн Рэнд туманно проскочила конкретику этого момента, все сведя к тому, что общество было слишком зависимо от государственного строя, а излишнее стремление к коллективизму, превратило людей из дружного общества в ограниченное стадо.
Критика тоталитарного государства? Так вся тоталитарность, простите, тут и без того на соплях держится, если достаточно одного такого индивида, как Равенство и компании его будущих единомышленников, чтобы ушатать эту Систему и совершить культурную революцию. А где методы воздействия на "несогласных"? Роль и влияние Системы вообще не раскрыты. Перед читателем показывается ограниченное общество, с не менее ограниченными властями, должен же быть у этого стада пастух, но где он? О нем даже нет речи, как-будто его вообще нет.
Но уверена, что Айн Рэнд специально над всей этой конкретикой не заморачивалась, так как аллюзии самые буквальные - и что это за государство, и кто его граждане, и кто их не упомянутый, но существующий правитель. Поэтому и художественная ценность этой антиутопии на нуле, так как она всего лишь плохо натянутая обертка на очевидный социально-политический контекст.

Читать полностью
Оглавление