Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Афоризмы житейской мудрости (сборник)

Слушать
Читайте в приложениях:
1743 уже добавили
Оценка читателей
4.71
  • По популярности
  • По новизне
  • индивидуальностью заранее определена мера возможного для него счастья.
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Счастье – вещь нелегкая: его очень трудно найти внутри себя и невозможно найти где-либо в ином месте.
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Счастье – вещь нелегкая: его очень трудно найти внутри себя и невозможно найти где-либо в ином месте.
    Шамфор
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • судьба может измениться, собственная же природа – никогда.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • К тому, что имеет индивид, я не причислил жены и детей – так как, вернее, они имеют его.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • судьба может измениться, собственная же природа – никогда.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Красота есть открытое рекомендательное письмо, которое заранее склоняет людей в нашу пользу.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Также и Сократ при виде разложенных для продажи предметов роскоши заметил: «Как много, однако, существует такого, в чем я не нуждаюсь».
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • кто всех грубее, тот всегда прав
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • щью единственно универсального средства – дуэли
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Преумножающий знание преумножит и скорбь.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Мир, в котором живет каждый из нас, прежде всего зависит от того, как мы его себе представляем, – он принимает различный вид, смотря по индивидуальным особенностям психики: для одних он оказывается бедным, пустым и пошлым, для других – богатым, полным интереса и смысла.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • благосостояние человека, да и весь характер его существования, главным образом зависит от того, что в нем самом имеет постоянное или преходящее значение. Ведь в этом заключается непосредственно его внутреннее довольство и недовольство, которые прежде всего являются результатом его чувствования, воления и мышления; все же внешнее влияет на его самочувствие лишь косвенным путем.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • В своем главном произведении (Мир как воля и представление, т. 2, гл. 31) я разъяснил, что в детстве мы являемся гораздо более существами познающими, нежели волящими, и почему это так. От этого именно зависит то счастливое состояние первой четверти нашей жизни, которое впоследствии придает ей вид потерянного рая. В детстве у нас мало связей и потребности наши незначительны, то есть имеется у нас мало импульсов для воли: большая часть нашего существа уходит, таким образом, на познание. Интеллект, подобно мозгу, уже на 7-м году приобретающему свои полные размеры, рано достигает своего развития, хотя и не зрелости, и все время ищет себе пищи в целом мире еще нового бытия, где все, все блещет прелестью новизны. Отсюда и происходит, что наши детские годы представляют собой непрерывную поэзию. Ведь сущность поэзии, как и всякого искусства, заключается в восприятии платоновской идеи, то есть того, что в каждом единичном явлении есть существенное и потому общее целому классу; от этого всякая вещь выступает представительницей своего рода, и один случай заменяет тысячи. Хотя и кажется, будто в сценах нашего детства мы всякий раз занимаемся лишь данным индивидуальным предметом или происшествием, и притом лишь поскольку они связаны с направлением нашей воли в это мгновение, однако, в сущности, дело обстоит иначе. Именно: жизнь во всей своей значительности стоит перед нами еще столь новая, свежая, впечатления ее еще не успели притупиться от повторения, и мы среди своих детских интересов, в тиши и без ясного умысла все время заняты тем, что в отдельных сценах и происшествиях улавливаем сущность самой жизни, основные типы ее форм и обнаружений. Все вещи и лица представляются нам, по выражению Спинозы, sub specie aeternitatis[220]. Чем мы моложе, тем больше каждое единичное явление замещает собой весь свой род.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Если теперь мы вспомним здесь, что изложено мною в § 30 упомянутого выше тома моего главного труда, именно – что объективное бытие всех вещей, то есть их бытие в простом представлении, во всех отношениях отрадно, тогда как их субъективное бытие, состоящее в волении, в значительной мере сопряжено со страданием и скорбью, то, в качестве краткой формулировки подобного положения дел, придется, пожалуй, допустить выражение: все вещи прекрасны, если на них смотреть, но ужасны, если ими быть. А ведь, согласно вышеизложенному, в детстве вещи гораздо более известны нам со стороны внешнего вида, то есть представления, объективности, нежели со стороны внутреннего бытия, со стороны волевой. Но так как первая – это радостная сторона вещей, а субъективная и ужасная остается нам пока еще неизвестной, то молодой интеллект во всех тех образах, какие проводят перед ним действительность и искусство, видит столько же блаженных существ: он воображает, что, будучи так прекрасны для взора, они были бы еще гораздо прекраснее, если бы была возможность ими быть.
    В мои цитаты Удалить из цитат

Другие книги подборки «Что читали в MyBook летом 2016: Часть первая»