Мир искусства

4,9
7 читателей оценили
61 печ. страниц
2017 год
Оцените книгу

О книге

Выход «Мира искусства» в 1964 году совпал с «летом свободы» (Freedom Summer), когда многие белые американцы активно присоединились к борьбе чернокожего населения юга страны за свои конституционные права. Для меня было важно, что «Коробки» Уорхола приобрели статус искусства в то время, когда точно такие же коробки продолжали свое существование в тиши повседневности, походя на уорхоловские так же, как черные похожи на белых, то есть будучи в точности такими же. <…> Мне казалось, что изъятие произведений искусства из реального мира и их превращение в объекты незаинтересованного созерцания ничем не отличалось от постановки женщин на пьедестал, превращающего их в предметы украшения. Поэтому я считаю, что и революция поп-арта, и начавшаяся чуть позже феминистская революция были частью общей освободительной борьбы, которая характеризовала шестидесятые годы.

Подробная информация

Переводчик: Алексей Шестаков

Правообладатель: Ад Маргинем Пресс

Дата написания: 1964

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785911033460

Дата поступления: 30 ноября 2017

Объем: 55.0 тыс. знаков

ID: 223552

  1. Коробка не могла бы стать искусством еще полвека назад, как не могло быть, при прочих равных, страховки авиаперелета в Средневековье или ластика для пишущей машинки у этрусков. Мир должен быть готов к некоторым вещам, и мир искусства в этом смысле ничем не отличается от реального мира. В этом и заключается роль художественных теорий, сегодня и во все времена: делать возможным мир искусства и само искусство.
    28 марта 2018
  2. И каким образом эта картина может быть произведением искусства для него и не быть таковым для Тестадуры, если они согласны в том, что в ней нет ничего, кроме того, что видит глаз? Ответ, который, надо полагать, не понравится пуристам любого рода, заключается в том, что этот художник вернулся к физической реальности краски, пройдя через атмосферу, насыщенную художественными теориями, а также через историю новой и старой живописи, элементы которой попытался затем изъять из своего собственного творчества; как следствие, однако, его творчество сохранило принадлежность этой атмосфере и стало частью этой истории. Он пришел к абстракции через отказ от художественных отождествлений и тем самым вернулся к реальному миру, от которого (как он думает) эти идентификации нас отдаляют. Проделанный им путь немного похож на путь Цин Юаня[9], который признавался: «До того как приступить к тридцатилетнему постижению дзен, я видел горы как горы и воды как воды. Достигнув более глубокого знания, я смог увидеть, что горы – это не горы, а воды – это не воды. Но теперь, когда мне открылась истинная природа вещей, я обрел покой. Поэтому я снова вижу горы как горы и воды как воды». Отождествление, с помощью которого художник определяет то, что он создал, связано логической зависимостью с той историей и с теми теориями, которые он отверг. Различие между его утверждением «Это черная и белая краска, не более того» и аналогичным утверждением Тестадуры заключается в том, что для него, художника-абстракциониста, фраза «Эта черная краска есть черная краска» не тавтологично, так как в ней используется все то же есть художественного отождествления.
    28 марта 2018
  3. И, наконец, еще одним революционным значением «Коробок „Брилло“» явилось, по мнению философа, отсроченное осуществление пророчества Гегеля о «конце искусства». Данто часто приписывают «концепцию конца искусства», но он лишь утверждал, что в шестидесятых годах XX века свершилось то, что более чем за столетие до этого было провозглашено Гегелем, – а именно, полная реализация искусством своей сущности, полное осознание им себя и отход в сторону перед философией. Эта осознанная искусством собственная сущность – его определение как «воплощение значения» (тоже во многом гегелевское) в чистом виде – и была, с точки зрения Данто, представлена «Коробками „Брилло“».
    28 марта 2018
Подборки с этой книгой