Книга или автор
Партитуры тоже не горят

Партитуры тоже не горят

Премиум
Партитуры тоже не горят
5,0
6 читателей оценили
223 печ. страниц
2017 год
12+
Оцените книгу

О книге

Артем Варгафтик – известный музыкальный критик, радио- и тележурналист. Его передачи «Оркестровая яма» и «Партитуры не горят» были удостоены национальной телевизионной премии «ТЭФИ». С 2007 года А. Варгафтик сотрудничает с Московской филармонией и другими концертными организациями страны в качестве лектора.

Настоящая книга по жанру напоминает «музыкальное расследование». Интересно узнавать, как в зеркале времени искажаются те или иные простые вещи и события, как они приобретают черты многозначительности, величия, загадочности или напротив – демонизируются и обесцениваются. Автор рассказывает о музыкальных легендах, мистификациях, тайнах появления знаменитых партитур, ставших мировой классикой.

Героями книги стали Малер, Бетховен, Вагнер, Бизе, Моцарт, Сальери, Гендель, Шопен, Паганини, Шуман и другие, в биографиях которых читателю откроется много неожиданного.

Читайте онлайн полную версию книги «Партитуры тоже не горят» автора Артема Варгафтика на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Партитуры тоже не горят» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2017

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785179825814

Дата поступления: 04 августа 2020

Объем: 401.5 тыс. знаков

Купить книгу

Отзывы на книгу «Партитуры тоже не горят»

  1. Marina-Marianna
    Marina-Marianna
    Оценил книгу

    Пятый год мы с дочерью с большим удовольствием ходим на концерты авторского цикла Артёма Варгафтика - на днях будет очередной. Я всегда любила классическую музыку, но благодаря Артёму Михайловичу, я слушаю её всё с большим интересом. Возможно, мне не хватает музыкального образования или воображения или просто мой склад ума слишком рационален, но просто музыки мне не хватает. Мне всегда интересен контекст, история - и не придуманная, а настоящая. О чём писал композитор, когда, в каких условиях, для кого и почему - если знать ответы на эти вопросы, музыка становится намного интереснее. Я не хочу сказать, что без этого нельзя слушать. Но даже самые лучшие, самые известные, самые любимые произведения воспринимаются ярче в контексте.

    А Варгафтик умеет подать эти истории так, что порой даже дух захватывает. И даже не от пафоса - хотя иногда, когда это нужно, он умеет несколькими словами сказать так, словно небеса открываются. Нет, у него много юмора, иронии, много очень жизненных, порой совсем бытовых историй. Композиторы в его описании предстают очень живыми, вовсе не небожителями, а обыкновенными такими людьми со своими слабостями и сложностями.

    Когда б вы знали, из какого сора
    Растут стихи, не ведая стыда...

    Тексты, собранные в этой книге, на самом деле уже звучали в одноимённой передаче на телеканале "Культура". У передачи есть большое преимущество - в ней звучит и музыка, о которой рассказывает Варгафтик. Зато читать можно в своём ритме, а затем прослушивать любые отрывки, благо интернет теперь позволяет в каждый момент найти любое произведение.

  2. knizhnik
    knizhnik
    Оценил книгу
    Представлять Артема Варгафтика, скорее всего, не нужно, но мы все-таки представим. Все-таки, он пока "известный" журналист, а не "самый известный". "Эхо Москвы", "Культура" (и радиостанция, и телеканал), а точнее очень многое, связанное с классической музыкой, из того что эти радиостанции / телеканалы транслировали - все это Варгафтик. Классическая музыка - сфера его интересов. От Баха до Оффенбаха и шире. Однако внимательные слушатели и зрители могли заметить, что не только "заоблачные выси" Варгафтика интересуют. Теперь, с выходом книги, это стало еще более очевидным.

    Еще Иоганн Штраус говорил когда-то, что если бы захотел - он и меню из ресторана переложил бы на ноты. Все это имеет к текстам Варгафтика самое прямое отношение. Только здесь процесс обратный - "алхимия искусства" перегоняется в цифры счетов и малоразборчивый почерк метрдотелей. А загадочный интерес Варгафтика - не более и не менее чем интерес к той самой "живой жизни", к тому "сору", из которого музыка, собственно, произрастает. "Перегонка", надо отметить, выполнена мастерски, на самом высоком уровне. Другой вопрос - из разряда вечных - зачем?

    Все дело в том, что Варгафтик не только любитель, ценитель и исследователь музыки. Он еще, простите, следователь, хоть и отрицает это в обращении к читателю. И следователь дотошный. И дотошность эта позволяет не только "сдуть пыль" со многих, казавшихся незыблемыми глыб, но и возродить из пепла якобы сгоревших партитур пару-другую имен. Ну, в самом деле, так ли хорошо помнят иные, кто первым стал использовать дирижерскую палочку по назначению? Оказывается, Людвиг Шпор - современник Бетховена и небезынтересный композитор. Оказывается, жена Шумана стояла перед жестоким вопросом - а может ли женщина вообще сочинять музыку? За десять лет до блистательной "Кармен" Жорж Бизе написал оперу "Иван Грозный" - почти буффонаду для нас сегодняшних. А малоизвестного композитора Овсянико-Куликовского… вообще не было.

    Даже извечная оппозиция "Моцарт-Сальери" вновь обретает свежесть, когда мы знакомимся с рядом деталей (некоторые из которых действительно кровавые), "версий, предположений и расхождений между ними", касающихся этого классического музыкального детектива.

    Интонации Варгафтика узнаваемы, и если вы смотрели программы с его участием, то буквально "услышите" его голос. Ближайшая аналогия из мира литературы - смелая, но уместная - Петр Вайль с его всегда интригующими и порой неожиданными местами из гениев. Другое дело, что все эти "интриги" и "неожиданности" возникают не по капризу автора, исследователя, следователя… Это капризы той самой - такой интересной - жизни.

    Бессмысленно отрицать, что искусство и жизнь сосуды сообщающиеся. Впрочем, собрание "расследований", думается, не ради научения нас этой очевидной максиме написано, а ради истины еще более простой и в силу своей простоты еще более колоритной. Она заключается в том, что великие жили не в некой сказочной "Музыкалии", а в том же самом мире, что и мы с вами. Величия от этого их творения не теряют нисколько, а может быть и приобретают. Особенно если вспомнить (а Варгафтик помнит!), что пресловутые шоу-бизнес и пиар, а также "шлягеры" - изобретения далеко не новые. И Гендель, и Гайдн, и Бетховен с ними имели дело. И не всегда, надо отметить, гнушались воспользоваться механизмами этих чудовищных изобретений. Но создавали они шедевры.

    "Строгие меломаны… частенько воспринимают ее - естественную среду, откуда берется музыка - просто как досадный раздражитель, грязный фон, помеху… надо ли спорить с поклонниками "чистого", прокипяченного и отфильтрованного через белую марлю музыкального стиля?"

    Варгафтик спорит.
  1. Клементи вошел в историю музыки как пианист-виртуоз, который в свое время проиграл Моцарту знаменитый поединок – «бой пианистов» при дворе Иосифа II. Этот поединок проводился, между прочим, дл
    26 ноября 2018
  2. Цитаты довольно короткие. Первая принадлежит Карлу Марии фон Веберу, будущему автору оперы Вольный стрелок, основоположнику немецкого оперного романтизма. После знакомства с Седьмой симфонией он якобы сказал: «Друзья! Наш дорогой Бетховен наконец-то созрел для сумасшедшего дома!» – и был встречен громким хохотом, то есть полным пониманием окружающих. Другая цитата принадлежит Фридриху Вику (он знаменит тем, что его дочь Клара Вик стала в замужестве Кларой Шуман). Господин Вик будто бы сказал, что такую музыку, как Седьмая симфония Бетховена, мог написать только горький пьяница. Судите сами, насколько эти люди были правы, объективны и мудры в своих суждениях, но, по крайней мере, они были свободны от того, что знаем мы. Они же не знали, что в честь Бетховена назовут пса, который станет любимцем миллионов наших современников. А нам – урок: как показывает историческая практика, с чрезвычайно высокой вероятностью наше мнение, то есть мнение современников некоторых (если не всех) ныне живущих авторов, по поводу их музыки никак не будет учтено историей. Так что не будем пытаться угадать ее приговор – она всегда слишком долго думает, прежде чем его вын
    26 ноября 2018
  3. Цитаты довольно короткие. Первая принадлежит Карлу Марии фон Веберу, будущему автору оперы Вольный стрелок, основоположнику немецкого оперного романтизма. После знакомства с Седьмой симфонией он якобы сказал: «Друзья! Наш дорогой Бетховен наконец-то созрел для сумасшедшего дома!» – и был встречен громким хохотом, то есть полным пониманием окружающих. Другая цитата принадлежит Фридриху Вику (он знаменит тем, что его дочь Клара Вик стала в замужестве Кларой Шуман). Господин Вик будто бы сказал, что такую музыку, как Седьмая симфония Бетховена, мог написать только горький пьяница. Судите сами, н
    26 ноября 2018