Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Сказка о Тройке

Сказка о Тройке
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
Оценка читателей
4.38

«Сказка о Тройке» – повесть, в свое время последовательно отвергнутая всеми отечественными журналами и издательствами – за крайне неудобоваримую для советской эпохи блестящую социальную сатиру…

Лучшие рецензии
Saya
Saya
Оценка:
29

– Народ не любит замыкаться в четырех стенах. Народу нужен простор! Народу нужны поля и реки. Народу нужны ветер и солнце…

Вот все хорошо в этой книге, но она так похожа на реальность, что дурно становится. В многих лицах Тройки я узнаю наших доблестных руководителей, а в их заседаниях, наши совещания на тысячу и одну тему, которая дальше бумажкомарательства и воздухосотрясательства, редко куда уходит... А если и уходит, то и как правило медленно и невнятно...
Так что читать, читать и перечитывать, для успокоения и назидания.

Empty
Empty
Оценка:
24

   А сам печати ставит, поступления контролирует, приложения регистрирует, шлет приказов ворох без всяких разговоров, жилетка нараспашку, жидкого чаю чашка, куда ни глянь - паутины нити, кто там следующий - входите, галстук в стол запрятан, кругом беспорядок, вот новые поступления, сорок четыре, и при всех приложения, нужны четыре новых шкафа, а там кому-то взятку дали, кого-то бюрократом обозвали, заседание перенесено с пятницы на субботу и целых семь печатей - разберись, кому охота...
 Станислав Лем. "Путешествие пятое А, или Консультация Трурля"

   С первых строк книги понятно, что речь пойдёт о борьбе с непробиваемой мощью бюрократии. Персонажи, входящие в ТПРУНЯ и олицетворяющие безграничную влать воистину эпические: престарелый отупевший военный генерал, хам-подхалим, бездушный буквоед и председатель -- всем председателям председатель. Бумажная волокита, косность, глупость и некомпетентность, протекторат и кумовство, личностное отношение и отмежевывание -- вполне стандартный набор пороков бюрократической машины, высмеиваемый сатириками во все годы правления советской власти.
   Чем же так отличились Стругацкие, что написанную в 1967 "Сказку" издали только при перестройке? Да тем, что копнули они гораздо глубже остальных. Некоторые моменты "Сказки" бросают тень не только на делопроизводство, но и на ключевые моменты советской морали. Взять хотя бы полемику Говоруна с Федей, где мораль клопа противопоставляется морали человека. Нетрудно догадаться, что под "человечеством" подразумевается советское общество. Заезженная метафора, мол, буржуи "сосут кровушку", "паразитируют на трудящих" с точки зрения клопа-паразита проявляется в совсем другом свете.

Вас можно назвать СВЕРХПАРАЗИТАМИ, ибо никакой другой вид не додумался еще паразитировать на самом себе. Ваше начальство паразитирует на подчиненных, ваши преступники паразитируют на так называемых порядочных людях, ваши дураки паразитируют на ваших мудрецах. И это – цари природы

   За дальнейшие рассуждения Клопа о разности целей у разных населяющих Землю видов, при Сталине братьев, скорее всего, расстреляли бы. Кусочек диалога:

--...я не устаю восхищаться той смелостью и тем хитроумием, с которым человек уже создал и продолжает создавать так называемую вторую природу. Человеческий разум – это… это… – Он помотал головой и замолк.
–- Вторая природа! – ядовито сказал Клоп. – Третья стихия, четвертое царство, пятое состояние, шестое чудо света… Один крупный человеческий деятель мог бы спросить: зачем вам две природы? Загадили одну и теперь пытаетесь заменить ее другой… Я же вам уже сказал, Федор: вторая природа – это костыли калеки.

   Никаких ассоциаций? А у меня, когда я прослушал эту тираду, чуть волосы дыбом не встали -- внутренний голос пропел строки Интернационала: "Весь мир насилья мы разрушим, До основанья, а затем. Мы наш, мы новый мир построим, Кто был никем — тот станет всем!". И самым крамольным в этом диалоге стал аргумент, выдвинутый Приваловым в ответ на выпады Клопа: он с удовольствием предъявил Говоруну свой указательный палец, а затем сделал движение, словно бы стирая со стола упавшую каплю.
   Хотелось бы ещё сказать о культе личности спрута Спиридона и его разоблачении, о диалоге старика с козой и Тройки, но это всё -- дела давно ушедших дней и злободневные политические аспекты "Сказки" нынче не актуальны. Что же осталось в ней такого, что заставляет издавать и переиздавать эту книгу? Остался всё тот же тонкий юмор, тот же едкий, отлично завуалированный сарказм, сделавший фразы «Народу не нужны нездоровые сенсации. Народу нужны здоровые сенсации» и «не позволим бросаться старичками!» поговорками. Осталась "многослойность" книги -- поверхностный читатель найдёт в ней сказку, более вдумчивый -- философское эссе. Остались яркие и запоминающиеся образы интеллигентов и бюрократов, осталась, наконец, неповторимая атмосфера полусказочного мира Полдня Двадцать Первого Века. И -- мораль: победа над бюрократией возможна. Но -- только бюрократическими методами.

Читать полностью
raccoon-poloskoon...
raccoon-poloskoon...
Оценка:
17

Всегда мастером сатиры для меня был господин Салтыков-Щедрин, единственным и непревзойденным. После прочтения "Сказки о Тройке" готова признать, что Стругацкие не уступают Михаилу Евграфовичу!
Сатира Салтыкова - едкая, язвительная, обличительная. У Стругацких же, на мой взгляд, всё гораздо легче и саркастичней.
Если "Понедельник..." - сказка сказочная, которую одинаково приятно и весело читать и в школьном возрасте, и уже повзрослев, то продолжение, хотя и названо сказкой, можно считать, скорее, сказкой для взрослых. Кажется, за 45 лет ничего не изменилось, и ТПРУНЯ - это всё такая же бюррократическая машина, бездумно сметающая всё на своём пути. И от этого становится совсем невесело, не смотря на фирменный юмор Стругацких.
Не обошлось в "Сказке..." без чудес, сказочности и загадочности. Лешие, снежный человек, клоп Говорун, Китежград - до чего же это всё прекрасно! Ну и, естественно, цитировать и цитировать!
Мой диагноз "Сказке о Тройке" - прелестно! Апплодирую стоя!

Читать полностью
Лучшая цитата
Он грыз гранит, не жалея ни зубов, ни гранита.
1 В мои цитаты Удалить из цитат
Интересные факты
Поскольку полный текст повести издательства принимать отказывались по идеологическим соображениям (потому что Оттепель уже кончилась, и начинались годы застоя), авторы в октябре 1967 году переделали текст для журнальной публикации.

Повесть была написана в марте 1967 г., но опубликована только в Перестройку.