black17

Цитаты из Отягощенные злом, или Сорок лет спустя

Читайте в приложениях:
662 уже добавили
Оценка читателей
4.46
  • По популярности
  • По новизне
  • аллегорических телодвижений{71}
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Младенец непригляден, даже уродлив, он вопит и гадит, но он обречен на рост, и в обозримом будущем он обречен занять свое место в структуре человечества.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • шестеро мартышек, швыряющих друг в друга пометом и банановыми шкурками.)
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • На фоне злобного идиота даже самый обыкновенный человек выглядит ангелом, до умиления симпатичным.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Потом он принялся говорить – так же торопливо, жадно, брызгаясь и захлебываясь, как только что ел.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Когда я вошел в кухню, он шарахнул в мою сторону паническим взглядом,
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • «The uncommon man wants to leave a world different from what he found; a better, enriched by his personal creation. For this he is willing to sacriface much or all of the happiness that the common man enjoys»{91}.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Куда? На Алеппо? Она тоже обезумела. С толпой дикарей она одна идет на всю мощь ромеев! Несомненно, это любовная тоска. Он понимает ее. Она готова сейчас грызть железо, только потому, что любимого нет рядом с нею. Он вспоминает: лесная прогалина над Гангом после любовных игр пары леопардов – словно табуны диких жеребцов сутки напролет дрались там не на жизнь, а на смерть. Вот что такое любовная тоска Саджах
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Всё. Вот теперь уж окончательно всё. «…Всегдашний прием плохих правительств – пресекая следствие зла, усиливать его причины»{86}. Откуда?
    – Ключевский, – сейчас же ответил Аскольд.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • . В сущности, я давно перестал быть С. Манохиным. Я был теперь мелким лемуром в безотказном услужении у непостижимого чудовища, только в отличие от фаустовских лемуров{79} я сохранял способность сознавать и все еще пытался разобраться в происходящем, упростить его до такой степени, чтобы оказаться способным его понять и, следовательно, – хоррибле дикту! – влиять на него…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Во всяком случае, когда в конце шестидесятых Прохор, переводя с листа, читал Иоанну-Агасферу избранные отрывки из своего Апокалипсиса, пророк хлопал себя по коленям от удовольствия и, похохатывая, приговаривал: «Да, сынок, тут ты их поддел, ничего не скажешь, молодец…» А когда чтение закончилось, он, сделав несколько чисто стилистических замечаний, предрек: «Имей в виду, Прохор, этой твоей штуке суждена очень долгая жизнь, и много голов над ней поломается…»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Так появляется еще одно возможное толкование Апокалипсиса, на этот раз как остросовременного сверхзлободневного политического памфлета, в котором элементы пророчества должны рассматриваться не более как литературный прием, с помощью которого до современника доводилась идея неизбежности трудного и страшного конца Римской империи. Главный же кайф современник должен был ловить, узнавая знакомую атрибутику римской иерархии, римской персоналии, римской инфраструктуры в чудовищных образах Зверя, железной саранчи и прочего.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • В результате он создал литературное произведение, обладающее совершенно самостоятельной идейно-художественной ценностью. Как и большинство крупных литературных произведений, оно не имеет ничего общего со стимулами, которые подвигли автора на написание.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Он вычленял главное, он безжалостно отсекал второстепенное, он искал и находил всем доступные образы, он обнаруживал и выявлял смысл, а когда он считал необходимым, то скрывал смысл, он выстраивал сюжет, он выковывал ритм, он ужасал, вызывал благоговение, дарил надежду, ввергал в отчаяние…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Прохор изначально убежден был в том, что перед ним действующий пророк во плоти. Иоанн-Агасфер делился знанием, Прохор же записывал пророчества.
    В мои цитаты Удалить из цитат

Другие книги подборки «Братья Стругацкие: Лучшее»