Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Хромая судьба

Добавить в мои книги
333 уже добавили
Оценка читателей
4.69
Написать рецензию
  • Clementine
    Clementine
    Оценка:
    78

    Дети уходят из города к чертовой матери.
    Дети уходят из города каждый март.
    Бросив дома с компьютерами, кроватями,
    в ранцы закинув Диккенсов и Дюма.
    <...>
    Взрослые дорожат бетонными сотами,
    бредят дедлайнами, спят, считают рубли.
    Дети уходят из города.
    В марте.
    Сотнями.
    Ни одного сбежавшего
    не нашли.
    (Дана Сидерос)

    Два города под одной обложкой. Один заметает снегом, другой — заливает дождём. Два писателя — Феликс Сорокин и Виктор Банев. Один — известный, признанный критиками создатель незабвенного романа «Товарищи офицеры»— с упоением пишет в стол книгу всей своей жизни, другой — тоже признанный, известный, но при этом опальный, неблагонадёжный элемент, отправленный в город детства как в ссылку после столкновения с самим Президентом, — мается от безделья и топит свою жизнь в алкоголе. Два мира — один гротескная калька другого.

    Линия Феликса Сорокина — история художника, вынужденного творить в заданных извне рамках. Местами смешная, местами грустная, где-то пугающая и тревожная в целом. Поездки в Клуб, мелкие склоки собратьев по перу, не беспочвенные опасения за своё будущее, приметы времени на каждой странице и вечное людское несовершенство. Мир по сути своей противный человеческому существованию, мир, под который приходится ежечасно подстраиваться, мир, основные неприятные черты которого возведены в абсолют в реальности Виктора Банева. Не заданный вопрос "а что будет, если?.." тоненькой ниточкой тянется в Синюю Папку Феликса Сорокина и находит свой ответ в истории "Гадких Лебедей".

    А о них, о них мне хочется рассказывать долго и взахлёб. Рассказывать с восторгом и горечью, снова и снова возвращаясь к старому как мир сюжету о бунтующей юности, о многочисленных, с известной регулярностью повторяющихся попытках изменить мир, о причинах, всегда одних и тех же, и о результатах, являющихся отправной точкой для зарождения новых бунтов. О невидимом противостоянии маринованных миног и мерцающих над головой галактик. О детях, выбирающих звёзды.

    Впрочем, лучше Стругацких об этом не расскажешь. Но кто они сами в этой книге? Идеалисты, давшие в руки молодых "вундеркиндов" могущественный ластик, способный несколькими точными движениями стереть с лица земли целый мир? Мечтатели, поверившие в способность человечества шагнуть за рамки своей природы, изменить и усовершенствовать человеческую сущность, избавив её от всего неприятного, гадкого, отталкивающего, издревле присущего людям? Вряд ли. Ведь, даже несмотря на недвусмысленное появление в финале новых Адама и Евы, последняя мысль главного героя не оставляет молодому миру шансов: "Все это прекрасно, но только вот что — не забыть бы мне вернуться".

    Маринованные миноги, они в принципе несокрушимы.

    Читать полностью
  • Psyhea
    Psyhea
    Оценка:
    33

    Ума не приложу, как можно быть настолько откровенно и бесстыдно талантливыми? Сколько не читаю Стругацких, не попадается мне ни одной халтуры, написанной не то, что ради денег, но просто ради развлечения авторов. Каждое произведение носит на себе ярко выраженный отпечаток социальных, личностных или творческих проблем, которые волнуют любого серьезного и вдумчивого человека.

    «Хромая судьба» – это классический для Стругацких набор из двух повестей, совершенно независимых на первый взгляд, но постепенно сходящихся к единому знаменателю. Причем повесть внутренняя «Гадкие лебеди» была написана задолго до появления даже задумки повести внешней. Давайте обо всем по порядку.

    Первая внешняя повесть освещает жизнь и творческий поиск советского писателя-литератора Феликса Александровича Сорокина. Главный герой уже далеко не молод, страдает одышкой и колотьем в боку, пристрастием к алкоголю и жирной пище, а также холерическим складом характера. Известен он широкой читательской аудитории исключительно своей военной героической прозой, хотя у думающей аудитории особенно громкую славу снискали его саркастические «Современные сказки», да и сам Сорокин бережно хранит в столе Синюю Папку. Неназываемое загадочное произведение, которое писатель жаждет дописать, но не собирается выставлять на суд коллег-рецензентов, продуктов нынешней системы, которые оценивают творческие картины через призму идеологической совместимости. А у Феликса Сорокина повесть более чем далека от официальных стандартов.

    В силу своего возраста, писатель все чаще задумывается о том, что останется после него и раз за разом возвращается к своей драгоценной Синей Папке, с почти мазохистским удовольствием размышляя о том, что ей суждено покоиться в ящике письменного стола еще долгое и долгое время. Действие развивается весьма неторопливо, и Стругацкие время от времени подкидывают читателю завязки любопытных конфликтов, которые могли бы перерасти в увлекательное приключение, но все они разрешаются, так и не начавшись. А вот когда Феликс Александрович по запросу Союза писателей добирается до пресловутой Банной с наспех выхваченными страничками из старых запасов, чтобы посодействовать современным исследованиям в теории информации, то мы наконец становимся свидетелями центрального конфликта повести. Творческого конфликта. Который развивался с самого начала, но настолько незаметно и неуловимо, что читатель даже не задумывался над ним всерьез. А ведь даже первая сцена, где писатель впадает в кризис с очередным военным опусом и позволяет себя отвлечь от творчества житейскими мелочами, недвусмысленно намекает на ведущую тему повести. Но за забавным описанием писательского быта, ироничным подтруниванием над коллегами по Союзу Писателей и завлекательными мини-историями читатель не сразу распознает, о чем же Стругацкие намеревались рассказать в этот раз. И только когда на страницах повести появляется загадочная машина, измеряющая талант писателей, становится окончательно понятно для чего были все предыдущие метания и отвлечения. Жизнь творческого человека полнится соблазнами и невероятно трудно сконцентрироваться на одной даже самой любимой задаче, когда вокруг столько искушений. Я уже молчу о том, что есть, спать и отдыхать тоже когда-то надо.

    Дальше...

    Особенно очаровательная деталь, которая добавила тексту выразительности – это появление призрака Михаила Афанасьевича Булгакова на страницах повести. Он выступает в качестве некоего наставника героя, который вдохновляет на новые свершения, при этом обрисовывая все тяготы, которые Сорокину еще только предстоит преодолеть. «Хромая судьба» является одновременно наследником и «Мастера и Маргариты», и «Театрального романа» Булгакова. И меня бесконечно радует и греет то, что Стругацкие столько внимания уделяют творчеству этого потрясающего и мною горячо любимого отечественного писателя.

    Теперь давайте поговорим о внутренней повести под названием «Гадкие лебеди». Это произведение также заслуживает самого пристального внимания. Авторы обыгрывают сюжет слома истории, когда Настоящее резко становится Прошлым и на него активно наступает Будущее. О дивный, новый мир! Действие разворачивается в небольшом провинциальном городке с аномальной погодой – постоянными дождями. Городок примечателен разве что своеобразной резервацией для заболевших особой болезнью. В народе их называют «мокрецами» и пытаются повесить на них все жизненные неурядицы, начиная с повышения цен и заканчивая погодой. Впрочем, как раз к погоде мокрецы имеют непосредственное отношение. Дело в том, что мокрецы – это новый виток эволюции – люди, которые на физическом уровне отбросили мирскую суету и погрузились в мир чистого интеллекта. Говорят даже, что если у мокреца отобрать книги, то он начнет голодать и может умереть. Но мокрецы всего лишь переходная ступень эволюции, будущее за детьми, за обычными земными детьми из городка, которым каким-то таинственным образом мокрецы передают способность чистого логического разума, не скованного человеческими предрассудками. А к высокому интеллекту каким-то фантастическим образом прилагаются и сверхспособности. Вот и получается, что будущее за детьми мутантами, интеллектуально облагороженными Людьми X.

    История рассказывается от лица отца девочки, водящей дружбу с мокрецами. Виктор Банев – известный писатель, в свой родной город он вернулся после размолвки с Президентом в некую условную ссылку и чтобы наладить отношения с дочерью-подростком Ирмой. И попал в самый центр надвигающегося циклона. Вокруг Виктора огромное множество людей, которые высказывают диаметрально противоположные точки зрения и герою приходится отделять зерна от плевел и выбирать, кто из собеседников достоин доверия, а кто - нет. Несмотря на всеобщий страх и недоверие к мокрецам, самые близкие Баневу по духу люди доверяют этому странному сообществу больных и даже помогают им на постоянной основе. Писателю до невозможности любопытно, кто же такие мокрецы и какие они преследуют цели, если их охраняет сам генерал Пферд из военных чинов, приближенных к Президенту. Но все догадки Банева не идут ни в какое сравнение с реальностью, что разворачивается у него перед глазами.

    Характерной особенностью повести «Гадкие лебеди» является ее фаталистичность и упадническое настроение, которое не отпускает даже после светлого и прекрасного финала. Причина тому - основная мысль, проходящая красной линией через все существование мокрецов: «Будущее создается тобой, но не для тебя». Однажды для мелочного суетливого человечества может настать такой день, когда ему, этому самому подавляющему большинству населения планеты просто нечего будет делать в светлом и прекрасном будущем людей-мутантов. Они уйдут в Прошлое и там останутся, медленно, но верно будут отмирать, как реликты эпохи. Люди-динозавры. Дети, провозвестники нового мира, может быть и построят светлое справедливое будущее, но со своими родителями они поступили жестоко. Изгнав из своего рая, доживать последние дни в тумане мира умирающего. И даже не удостоив их своим прощанием и надеждой на будущую встречу. Просто отбросили в сторону, как неинтересную более детскую игрушку.

    Мы и сейчас живем в таком мире, где прогресс несется вперед с бешеной скоростью и поколение наших бабушек с трудом осваивает даже сотовый телефон, не говоря уже о компьютере и интернете. И знаете, что самое страшное? Сейчас мы с вами находимся на первой линии прогресса и развития, восхищаемся им, стремимся в будущее. Но однажды… однажды для каждого из нас настанет тот страшный день, когда мы поймем, что мы не успеваем. Испытываем трудности в освоении и принятии новых технологий. Постепенно вымываемся с передовой НТР в Прошлое, которое, как огромная Черная Дыра рано или поздно поглотит нас, не оставив и тени нашего существования в новом Мире, среди людей-мутантов XXX. Остается только молиться и надеяться, что тот самый страшный день наступит еще очень не скоро.

    ИТОГО: Невероятно вдохновляющая повесть о творческом поиске стареющего писателя и, одновременно, о неумолимом ходе времени, которое несет за собой разрушительные научно-технические и биологические революции, которые доведется пережить не каждому из нас. Рекомендуется к прочтению графоманам и писателям, а также антиутопистам)

    P.S. В повести «Хромая судьба» биография Феликса Сорокина во многом опирается на реальную биографию Аркадия Натановича Стругацкого.

    Читать полностью
  • Maria1994
    Maria1994
    Оценка:
    31

    СПОЙЛЕРЫ!
    В "Хромой судьбе" перед читателем разворачивается удивительно зыбкая и туманная реальность,которая завораживает с первой страницы. В Москве пурга,известный писатель Феликс Сорокин перебирает в памяти свою жизнь до сегодняшнего дня,доверительно и с юмором рассказывает нам о "писательской кухне". Когда Феликс Александрович открывает главный свой труд,увы (а может не "увы",кто знает?),лежащий ныне в ящике стола - Синюю Папку,мы попадаем в безымянный город вечного дождя и диктатуры таинственного господина президента. Там тоже живет знаменитый писатель и куплетист Виктор Банев,который бесконечно устал от дождя и ссор с женой. И он лечит эту усталость выпивкой. Как же иначе? Пусть пить не хочется,пусть Банев иногда сам себе глубоко противен - иного выхода не сыскать. Да и дождь этот проклятый,говорят,мокрецы наслали,чтоб им пусто было! Когда наконец все это кончится? Когда их выгонят из города? Когда разрушат этот лепрозорий,куда никого не пускают,а только везут туда грузовики...с книгами. С книгами,чёрт возьми! И кажется,что в городе боятся не той заразы,которую якобы разносят мокрецы,а того,что когда-то эти прокаженные заставят горожан думать и чувствовать иначе,чем те привыкли. Вот и дети уже так часто к ним ходят. Скоро уйдут совсем и не вернутся. Никогда. Как в легенде о крысолове из Гаммельна. Так и случилось. Но мокрецы далеко не такие,какими их привыкли видеть. Концовка романа Феликса Александровича остается открытой,хотя из-за туч и показалось солнце,мокрецов "нет и никогда не было",а город исчез как страшный сон,как горячечный бред...

    И вот мы снова возвращаемся в Москву. Что ждет Феликса Сорокина? "Свет и покой"? Нет. Ему ли,чья душа ищет гармонию здесь,на этой земле,в этой жизни,рассчитывать на булгаковский идеал? Все,что есть у Феликса Александровича - это минуты,когда он "возмутительно,непристойно и неумело счастлив". Счастлив здесь и сейчас. И этого довольно.

    Читать полностью
  • Sunrisewind
    Sunrisewind
    Оценка:
    27

    Я рада, что не бросила попытки понять Стругацких после "Понедельник начинается в субботу". Ох, как же рада! После этой первой неудачи меня ждал "Пикник на обочине". Сказать, что это произведение понравилось - это ничего не сказать. И я осталась в недоумении - что же было правилом, а что исключением? нам по дороге или нет? И вот "Хромая судьба" разрешила все сомнения.

    Думаю, что во многом чтение "Хромой судьбы" схоже с чтением древних текстов - всякие там "Книги перемен", "Рамаяны" и т.д. Общий замысел понять довольно сложно, но а если брать отрывками, то каждое предложение можно интерпретировать так, как тебе хочется, и вкладывать в него море разных смыслов. Попросите сформулировать главную идею "Хромой судьбы" - буду изображать из себя Ходора. А вот дайте одну цитату - и меня не остановить. И самое интересное, что почти каждое предложение как-то на удивление к месту, современно и актуально. Вот, допустим, этот кусок я читала на пленарном заседании конференции. До сих пор надеюсь, что мое хрюканье приняли за крайнее одобрение идей докладчика.

    "Я и рта раскрыть не успел, а он уже объяснял мне, что вот эти цифры – это энтропия моего текста, а вот эти характеризуют что-то такое, что долго объяснять, а вот эта кривая – это сглаженный коэффициент чего-то такого, что я не разобрал, а вот эта – распределение чего-то такого, что я разобрал и даже запомнил было, но сразу забыл."

    Это главная тема? Да вы что! Нисколечко! А как запало в душу... И смешно, и до боли грустно, особенно тем, кто видит изнутри во что превращается наша наука. Вообще, тема "прогрессорства" (по формулировке strannik102 , мне просто термин понравился) мне крайне близка у Стругацких. Камо грядеши, товарищи? И в общностях, и в частностях спрашиваю - куда?

    Или вот та часть, где Сорокин вспоминает своих одноклассников. Никогда не думала, что... пойму.

    На уроках физкультуры он стоял в шеренге третьим после Володи Правдюка (убит в сорок третьем) и Володи Цингера (ныне большой чин в авиационной промышленности)... Ну и зрелище для половозрелого сопляка, который до того видел голых женщин только на репродукциях Рубенса! Впрочем, еще на порнографических карточках, их ему показывал Борька Кутузов (разорван на куски снарядом в августе сорок первого года).

    Но ведь и взаимоотношения настоящего и прошлого - тоже не главное в книге. Спросите, как же я знаю, что не это? Чувствую. И еще ощущаю, что эту книгу вообще так просто не понять. И из-за невероятной глубины и объемности, и из-за соединения двух произведений в одно. Мозг напряженно ищет связи и аллюзии там, где, может, их и нет.

    Одним словом, я поняла, почему Стругацкие для многих - эталон, идеал, полубоги.

    10 / 10

    Читать полностью
  • murpfy
    murpfy
    Оценка:
    18

    Стругацкие странные. Простой язык, обыкновенный, но сам сюжет - сплошная метафора, и, если честно, я ее почти не понимаю. А на грани этого непонимания - ощущения, атмосфера, и люди. Обычные, не хорошие и не плохие, обычные такие интеллигенты - с претензией, как и все мы.
    Мир, в котором постоянно пасмурно и идет дождь. И дождь, и алкоголь - полновесные герои повествования, и вместе с ними кончается и рассказ. Переплетение фантастического и чуть менее фантастического сюжетов, две концовки и обе открытые. Что будет с героями, ведь никто из них не сделал свой главный выбор? Но нет, Стругацкие не договаривают, а обрывают сюжеты на самом интересном месте. Потому что иначе все испортишь.

  • Оценка:
    Перечитываю эту книгу уже в который раз и каждый раз испытываю от этого удовольствие. Классика, что и говорить.