Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Дело об убийстве, или Отель «У погибшего альпиниста»

Читайте в приложениях:
2724 уже добавили
Оценка читателей
4.51
  • По популярности
  • По новизне
  • Только бы никого не встретить, подумал я. Утро слишком хорошо для двоих…
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • По натуре я человек не злорадный, я только люблю справедливость. Во всем.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • изуродую вас, как бог черепаху.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • едставить себе не можете, сколько неприятностей может причинить доброму гражданину неопытный полицейский.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Только до тех пор, пока я не вспоминаю, что Симон Симонэ до самой своей смерти так и не сказал мне ни одного слова. Ведь мы не раз встречались с ним – и на суде Хинкуса, и на телевидении, и на заседаниях многих комиссий, и он так и не сказал мне ни одного слова. Ни одного слова. Ни одного.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Все это совершенно правильно. Я сам научил ее говорить так, только теперь она уже забыла об этом, и ей кажется, что это ее собственная мысль.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Совесть у меня болит, вот в чем дело. Никогда со мной такого не было: поступал правильно, чист перед Богом, законом и людьми, а совесть болит.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Да я просто не имею права верить. Это просто самоубийство – верить! Это значит – взять на себя такую ответственность, на которую я не имею никакого права, которой я не хочу, не хочу, не хочу… Она раздавит меня, как клопа!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Что-нибудь новенькое?
    Я кивнул.
    – Да. Пистолет. Только это не я, а Лель. А я – идиот.
    – Гм… Да. Лель – умная собака. А что за пистолет?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Прежде всего хотелось бы узнать, кто вы такой и как вас зовут.
    – Луарвик, – сказал он быстро.
    – Луарвик… А имя?
    – Имя? Луарвик.
    – Господин Луарвик Луарвик?
    Он снова помолчал. Я боролся с неловкостью, какую всегда испытываешь, разговаривая с сильно косоглазыми людьми.
    – Приблизительно да, – сказал он наконец.
    – В каком смысле – приблизительно?
    – Луарвик Луарвик.
    – Хорошо. Допустим. Кто вы такой?
    – Луарвик, – сказал он. – Я – Луарвик. – Он помолчал. – Луарвик Луарвик. Луарвик Л. Луарвик.
    Он выглядел достаточно здоровым и совершенно серьезным, и это удивляло больше всего. Впрочем, я не врач.
    – Я хотел узнать, чем вы занимаетесь.
    – Я механик, – сказал он. – Механик-водитель.
    – Водитель чего? – спросил я.
    Тут он уставился на меня обоими глазами. Он явно не понимал вопроса.
    – Хорошо, оставим это, – поспешно сказал я. – Вы иностранец?
    – Очень, – сказал он. – В большой степени.
    – Вероятно, швед?
    – Вероятно. В большой степени швед.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Двадцать лет беспорочной службы – это двадцать лет беспорочной службы: в глазах начальства, да и в глазах подчиненных тоже всегда лучше выглядеть добросовестным болваном, чем блестящим, но хватающим вершки талантом.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Хорошо бы выпить еще кофе. Хорошо бы плюнуть на все и завалиться спать…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Слушайте, Алек, – сказал я. – Я не стану скрывать: вы мне нравитесь.
    – Вы мне тоже, – сказал он.
    – Заткнитесь. Вы мне нравитесь. Но это еще ничего не значит. Я не подозреваю вас, Алек. У меня, к сожалению, нет никаких оснований вас подозревать. Но в этом отношении вы ничем не отличаетесь от остальных… Я никого не подозреваю. А мне надо, мне уже пора кого-то подозревать.
    – Не давайте себе воли! – сказал хозяин, подняв толстый палец.
    – Я вам сказал: заткнитесь. Так вот, если вы будете морочить мне голову, то я начну вас подозревать. У вас будут неприятности, Алек. Я очень неопытен в такого рода делах, и потому у вас могут быть очень большие неприятности. Вы представить себе не можете, сколько неприятностей может причинить доброму гражданину неопытный полицейский.
    – Ну, раз так, – сказал он, – тогда конечно.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Полиция, как и медицина, – наставительно произнес я, ощущая огромную неловкость, – не признает таких понятий, как «стыдно».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Это был Олаф Андварафорс, истый потомок конунгов и возмужалый бог. Он был явно и безнадежно мертв.
    В мои цитаты Удалить из цитат