ESET_NOD32

Рецензии и отзывы на Далёкая Радуга

Читайте в приложениях:
196 уже добавило
Оценка читателей
4.71
Написать рецензию
  • Olke
    Olke
    Оценка:
    87

    В какой-то момент чтения книги мне захотелось сесть в машину времени и отправиться... Нет, не лет на 300 вперёд, когда можно спокойно полететь на какую-нибудь отдалённую планету в отпуск, а в прошлое, в 60-е годы, годы написания романа. Для того, чтобы понять какое впечатление произвела бы эта книга на меня тогда, а именно первые главы. Когда я их читала, то мне казалось, что речь не о будущем, а о какой-то параллельной реальности. Настолько были близки и девушка в косынке, и парень играющий на банджо, тёплые шутки и одухотворённость людей, но были и тотальный дефицит, и относительная мораль. Вон как мило и по-родному

    - Какой вздор! - воскликнула Джина. - Успокойся, девочка! Какие слова: "украла", "оскорбила", "энергия"! У кого она украла энергию? Ведь не у Детского же!

    Но следующие главы стёрли это моё желание. Теперь мне было всё равно в каком я времени, потому как роман Стругацких, хоть, и звучит с ретро-нотками, но актуален и сейчас.
    Вечный вопрос о смысле жизни. Каждый человек рано или поздно пытается на него ответить и каждый же отвечает по-своему, руководствуясь своими интересами.

    ... я убеждён, что смысл человеческой жизни - это научное познание. И право же, мне горько видеть, что миллиарды людей в наше время сторонятся науки, ищут своё призвание в сентиментальном общении с природой, которое они называют искусством, удовлетворяются скольжением по поверхности явлений, которое они называют эстетическим восприятием.

    Знакомо? Да, противопоставление науки и искусства - вечная тема. И будущему её не избежать.

    Этот конфликт разрастался и разбился, как волна о скалы перед страхом смерти, смерти физической и смерти духовной - и тут не знаешь что страшнее для учёного и творца - погибнуть только самому или вместе с тобой исчезнут все твои достижения, всё то ради чего ты жил и работал, творил... Что вся твоя жизнь окажется напрасной жертвой.

    Экстремальные ситуации раскрывают людей. Я боюсь таких ситуаций. Я не хочу, чтобы в жизни мне пришлось попасть в такие обстоятельства, что из меня полезет мелочное и гадкое, что запрятано глубоко, глубоко, о чём я даже не подозреваю. Конечно, я могу напротив проявить себя лучше, чем от меня ожидается. Но лучше пусть не будет такого выбора.

    Думаю, что жители и гости Далёкой Радуги тоже не мечтали о таком, но это случилось.
    Глобальная катастрофа. Учёные своими опытами регулярно нарушали экологическую ситуацию на планете, но жажда познать, достигнуть, подчинить продолжала руководить ими. Планета не выдержала и реакция её вполне предсказуемая - она решила убрать тех, кто ей досаждает. Она решила убить людей. Убить быстро, без разбора кто прав, и кто виноват. Для неё это своевременное и правильное решение, для человека - жуткое и неожиданное.
    Но жуть этой книги не в том, что все погибнут, а что кто-то может остаться в живых. Но кто? Надо сделать выбор. На планете есть взрослые, среди которые светила науки и гениальные художники, есть дети, есть люди, которые просто любят друг друга, для которых знать что через несколько часов умрёт самый дорогой человек хуже их собственной гибели. Кому остаться здесь навсегда, а кому вернуться на Землю?
    Об этом надо читать. И не столько для того, чтобы узнать чем всё закончится, а больше, чтобы в очередной раз понять природу человека.

    Когда я отложила роман я думала не только о только последствиях катастрофы, но и о том как получилось, что её допустили, о том что можно было бы сделать, чтобы всё случившее не было настолько фатальным.
    Почему учёные не просчитали что рано или поздно такое случится? Наращивая силу эксперимента, они должны были подумать о силе реакции, а значить предусмотреть что делать в случае, если сила окажется запредельной. Например, обеспечить необходимое количество звездолётов, хотя о чём я говорю, если на планете не могли победить дефицит энергии.
    Далёкая Радуга - явно экспериментальная площадка и площадка опасная. Так почему же там был детский интернат? Не лучше ли было закрыть эту планету для всех и организовать научную станцию с вахтовым методом работы научных сотрудников?
    Ну это так... мысли, которые вообще не о книге. И возврат к ощущениям, что не будущее вся эта история, а параллельная реальность.

    Читать полностью
  • strannik102
    strannik102
    Оценка:
    42

    Первые две главы дают читающему картину почти лубочную и буколическую, рисуют образ совершенно благоустроенной и какой-то едва ли не полусонной планеты с абсолютно лояльным климатом и отличной пригодностью для томительной неги. Присутствие в первой главе влюблённой пары только резче и чётче прорисовывает эти приметы Радуги. И экипаж небольшого Д-звездолёта "Тэриэль" немедленно наполняется этим чувством, и авторы тут же помогают своим героям погрузиться в глубины охватившего их чувства, отправляя добряка и бородача Перси Диксона в Детское, устраивая штурману и космическому "волку" Марку Валькенштейну совершенно "случайную" встречу с томной красавицей-брюнеткой Алей Постышевой и суля дружеский обед с бывшим коллегой-десантником Леониду Андреевичу Горбовскому, капитану "Тэриэля". Для контраста Стругацкие подкидывают и демонстрируют нам самые актуальные и острые проблемы Радуги — дефицит энергии, чрезвычайно необходимой всем научным группам населения планеты. Энергии, необходимой, прежде всего, для решения самой насущной проблемы, проблемы нуль-транспортировки.
    Вся эта благодать заканчивается весьма быстро — ход эксперимента вышел из под контроля физиков и на обоих полюсах планеты возникла смертоносная Волна совершенно нового, неизученного ещё типа, представляющая собой мощнейший выброс вырожденной материи и обладающая чрезвычайной разрушительной силой. И перед людьми во весь рост встают самые простые и самые сложно решаемые проблемы — как спасать, что спасать и кого спасать. Спасать при минимуме средств спасения. Должен (и не единожды) сделать свой страшный Выбор наш влюблённый физик-нулевик Роберт Скляров, должны сделать Выбор физики-теоретики Патрик, Ламондуа, Маляев, энергетик Радуги Пагава и их оппоненты и визави, обречены на Выбор все остальные маленькие и большие люди этой научной планеты, и точно так же вынуждены принимать непростые решения Диксон, Валькенштейн и Горбовский — экипаж маленького десантного Д-звездолёта.
    Собственно говоря, вот эта необходимость делать какой-то определённый Выбор в острой, критической, смертельной ситуации, и является зерном этой небольшой по объёму, но такой важной для понимания системы ценностей Стругацких повести. И поневоле сам себя ставишь на место самых разных героев книги, пытаешься понять их мотивы и пытаешься разобраться в себе, в том, а как поступил бы ты сам...

    Читать полностью
  • chuk
    chuk
    Оценка:
    28

    Огромное удовольствие - читать и перечитывать эту книгу, смаковать остроумные фразочки, непривычные словечки, ярких героев, головокружительные повороты сюжета. Люблю эту повесть за многое: за неподражаемого Горбовского с его "Можно я лягу?", за образ милой Али Постышевой, "высокой полной брюнетки в белых шортах", тянущей за собой тяжелый кабель, за Камилла, последнего из Чёртовой дюжины, за многих других.
    И особенно за это: "Он испустил протяжный рык и, брыкнув ногами, помчался на четвереньках в лес. Несколько секунд ребятишки, открыв рты, смотрели на него, потом кто-то весело взвизгнул, кто-то воинственно завопил, и всей толпой они побежали за Габой, который уже выглядывал с рычанием из-за деревьев."
    Но больше всего за это: "Горбовского сильно толкнули в плечо. Он пошатнулся и увидел, как Скляров испуганно пятится, отступая, а на него молча идет маленькая тонкая женщина, удивительно изящная и стройная, с сильной сединой в золотых волосах и прекрасным, но словно окаменевшим лицом."
    Ну и конечно же за это:

    ...Ты, не склоняя головы,
    Смотрела в прорезь синевы
    И продолжала путь...
    Читать полностью
  • memory_cell
    memory_cell
    Оценка:
    21

    Вот оно как: «неладно что-то в датском королевстве» (с).
    В «полуденном» будущем человечества не все и не всегда безоблачно и благополучно.
    И именно поэтому будущее в «Далекой радуге» показалось мне гораздо более возможным и вероятным для нас сегодняшних.
    И даже для нас вчерашних, ведь все происходящее в книге вызывает ностальгические воспоминания о старом-старом фильме «Девять дней одного года» (что вообще-то неудивительно, они ведь ровесники - книга Стругацких и фильм Михаила Ромма).
    Такие же безоглядно преданные науке мальчики-девочки-физики, и через двести с лишним лет они все так же склонны безрассудно и отчаянно рисковать.
    Все так же в «чистый разум» их научных изысканий настойчиво вмешивается жизнь: любимые, жены, дети и связанные с ними радости и проблемы.
    Только в веке XXII-м полигоном для дерзких экспериментов физических гениев является целая планета, а масштабы их опытов таковы, что риску подвергается уже не здоровье горстки преданных делу смельчаков, но жизнь всего населения Далекой радуги.
    И в этом потомки тоже до ужаса похожи на нас, а кое в чем даже превосходят предков.
    Раз уж Долекая радуга назначена быть этаким «адронным коллайдером», то за каким чертом надо было тащить туда на ПМЖ присных, чад и домочадцев? А притащив, не озаботиться их (раз уж наплевать на собственную) безопасностью, приступая к эксперименту века?
    Стоит ли бозон Хиггса нуль-транспортировка жизни нескольких сотен человек, пусть даже готовых к риску и подвигам?
    Ну и все остальное совсем как у нас: заварить кашу, поднять Волну до небес и героически преодолевать трудности, рисковать, спасать, делать выбор, жертвовать собой, отказываться в пользу ближнего…
    Люди – они и через двести лет просто люди…
    Не склоняют головы, продолжают путь…

    Читать полностью
  • Pochitayez
    Pochitayez
    Оценка:
    20

    Ну нет! Всё, хватит! До половины кое-как дотянул, дальше уже не стал пытаться.
    Может тут и пишут о чём-то таком важном, глубоком. Скорее всего пишут. Но я не могу заставить себя захотеть в это вглядываться. Понимаю, что там что-то есть. Но мне скучно. Мне не хочется.
    Стругацкие - это не мои писатели! Баста! Я пытался. Не один роман прочёл, а около пяти. И слушать в аудио пытался. И повести пытался и рассказы. Не моё.
    Пойду лучше с Беляевым знакомиться.