23febsale10

Обращение в слух

Обращение в слух
Книга в данный момент недоступна
Оценка читателей
4.2

«Обращение в слух» Антона Понизовского – роман о России и русской душе. Звучит громко, а по-другому не скажешь. Это книга подлинных человеческих историй, полных любви и терпения, гнева и нежности; повествование о нас самих – родных и чужих, непримиримых или прощающих… разных. Истории эти суть сама жизнь: ее не перечеркнуть, в ней ничего не исправить. Но еще это книга о двух мужчинах и двух женщинах, которые слушают чужие рассказы и не замечают, как остроумная пикировка перерастает в ненависть, а соперничество – в любовь.

Лучшие рецензии
shieppe
shieppe
Оценка:
26

Склеивали, склеивали и в итоге не доклеили: книга получилось чётко разделенная на две части. Часть, которая полностью журналистская и составленная из рассказов людей, получилась живой, объемной и очень настоящей. А вот вставки художественного текста можно было бы и опустить, это должно было выступить красивым обрамлением, путешествием в далекие дебри загадочной русской души, а получилось кривой рамкой. Корабли лавировали, лавировали да невылавировали, вот и Понизовский: интерпретировал, интерпретировал, да и недоинтерпретировал. Картонные герои, несчастные статисты, то что их диалоги отдают Достоевщиной за тридцать три километра это еще пол-беды, беда в том, что несчастный Алешенька Карамазов Феденька говорит как по писанному, точнее списанному, из какой-то чужой книжки. А Белявский... а Белявский картонно отражает все самые плохие и дурные мысли о русском народе, душе и прочем. Тоже, как-будто по бумажке читает. По итогу: Алешенька Феденька нам нравится и вызывает сочувствие, и прочие благие порывы в душе вызывает он, а Белявский раздражение и злость. Легко обозвать всех быдлом и свиньями, сидя в комфортабельном швейцарском номере...

Только вот объективная действительность никак не укладывается в рамки интерпретации, ни Фединой, ни Сережиной, ни дяди Васиной с соседской кухни. Объективная действительность изложенная в нескольких сотнях рассказов, обычных, простых и самых настоящих людей, визжит и вырывается. Не дает себя поймать, разложить по полочкам. Русская душа и русская же жизнь не поддается препарированию. Любую из историй можно разложить и так и так, посмотреть на нее с любого бока, но вот приложить к ней четкую мерку хорошо\плохо не получится. Не прикладывается. Не влезает это все в прокрустово ложе хорошего\плохого... Как жить в этой стране, где 8 месяцев в году ночь? Как не пить в этой стране, где 365 дней в году мрак? Мегаполисы ведь не в счет, есть Москва, есть Санкт-Петербург, а есть вся остальная Россия... Так?

Вот мальчик, приехавший из глубинки, подававший большие надежды танцор русских танцев, работает в Москве стриптизером... Плохо? Развратила его цивилизация. Но этот же мальчик принял и полюбил не родную ему девочку, дочку свой жены, и любит ее даже больше, чем своего родного ребенка, сам говорит. Значит все-таки он хороший? И хороший и плохой одновременно. Перевертыш. И вся страна у нас таких перевертышей. Недооборотней. А вы говорите русская душа, давайте разберемся... Как, если мы сами в ней ничего понять не можем?

Убрать бы из этой книжки все художественные вставочки, и добавить еще настоящего. Хороший получился бы путеводитель по русскому человеку. Куда полезней и более впечатляющий, чем любая туристическая энциклопедия. Впрочем, читать эти вставки вовсе необязательно. Можно просто обратиться в слух...

Читать полностью
Kelebriel_forven
Kelebriel_forven
Оценка:
21

Сначала я весьма скептически отнеслась к этой книге, как-то не вдохновляет современная русская литература, да и такие хвалебные отзывы настораживали... Но начав читать, я поняла, что глубоко ошиблась! Роман о русской душе, о народе...
Молодой человек Федор живет в Швейцарии с 14 лет, работает в университете Фрибура помощником профессора, изучающего феномен души народа. В разных странах берут интервью у простых людей, а потом их анализируют, Федя занимается русскими. В ресторане он со знакомой девушкой встречает русскую чету Белявских, и начинается их совместное обсуждение услышанного.Истории эти печальны и полны страданий, они реальны, интервью брал сам Понизовский и психолог Татьяна Орлова
Дмитрий Белявский, расчетливый бизнесмен, циник- полная противоположность задумчивому и тонкому Федору, между ними разгорается конфликт, ведь Белявский смотрит на все как потребитель, видит в русских быдло, а Федор- христианин, для него русские- народ-богоносец. Белявский живет в России, но далек от нее духовно, презирает, не понимает проблем простых людей, а Федор, хоть и давно живет в Швейцарии, русский по духу. В книге часто упоминается Достоевский, и сами герои похожи на его героев: Белявский- Иван Карамозов, а Федя- Алексей Карамазов или князь Мышкин (вырос в Швейцарии, отрешенный, что как-то разбил лоб о стеклянную дверь, да и такие люди, как Белявский назвали бы его идиотом).
Ответ на загадку русской души Понизовский не дает, это невозможно. Невозможно проанализировать, разобрать по косточкам живую душу.

Эти истории, которые нам рассказали, вообще все эти люди- такое богатство. Такая сказочная пещера. Как будто приданое нам с тобой. Все живые.
А мы их не слышали. Мы их перебивали, пытались их интерпретировать, объяснять. Мы жалели их. А я теперь думаю: может быть, даже не надо сразу жалеть. Чуть попозже: жалеть, возмущаться, сочувствовать- но сначала услышать. Такими, как есть.
Это самое важное: не такими, как хочется, не придуманными - а такими, как есть. Просто слушать. Заставить себя замолчать.

Это одновременно и современный и классический роман, вся Россия в нем. Очень рада, что сейчас так могут писать! Всем советую.

Читать полностью
Quoon
Quoon
Оценка:
16

«Не слушаем. Не желаем. Желаем говорить сами. Интерпретировать. Реагировать. Комментировать. Поправлять», – такие слова с горечью произносит Федя, главный герой, в конце книги, перед тем, как окончательно «обратиться в слух». То есть – решиться внимать звучащей речи как она есть, без привнесения «своего» и попыток «понять». В эпоху повального комментирования и переосмысления способность просто слушать и слышать оказывается особенно ценной – и произведение Антона Понизовского, называемое кое-кем из рецензентов «подлинным Русским Романом», как нельзя лучше иллюстрирует эту проблему сегодняшней коммуникации.

Начинать разговор об «Обращении в слух» нужно с предыстории. Для написания своего дебютного романа бывший журналист телепроекта «Намедни» Антон Понизовский на пару с психологом Татьяной Орловой арендовал торговый павильон на Москворецком рынке, несколько месяцев служивший психоаналитической кушеткой для работников и посетителей. Те заходили сюда на чай и на условиях анонимности рассказывали о собственной жизни, якобы для проекта «Моя история», описывающего новейшую историю России глазами простых граждан. И эти «свободные нарративы» – говорить можно было буквально о чем угодно – вошли в книгу в неизменном виде, скрупулезно расшифрованными с диктофонных записей, с характерными для разговорной речи «песят» вместо «пятьдесят» и «чё» вместо «что».

Документальные тексты переплетены с художественным: вымышленный аспирант французского университета Федя изучает реальные записи из далекой России, стараясь понять «русскую душу», вычленить «русскую идею», объединяющую всех представителей «народа-богоносца» (определение, позаимствованное у своего тезки Достоевского, Федя повторяет десятки раз). Занимается он этим в швейцарском отеле с видом на гору Юнгфрау, где к нему на пять дней присоединяются трое туристов, застрявших на зимнем курорте из-за извержения исландского вулкана (самолеты не летают по всей Европе): небедные супруги Белявские и 20-летняя сноубордистка Леля. Структура книги подсказана сюжетной завязкой: главы с прямой речью реальных людей и с обсуждением услышанного персонажами чередуются. Герои Понизовского комментируют, реагируют и интерпретируют – сиречь, делают ровно то, что к концу романа так опротивело Феде.

Здесь коренится и крупнейшая проблема «Обращения в слух»: художественная линия, на протяжении нескольких начальных глав дарившая надежду на герметичный детектив или психологическую драму, с середины книги смотрится безнадежно слабой по сравнению с документальной. Вопреки постмодернистскому шаблону, оригинальная жизнь оказывается богаче на смыслы, чем имитация жизни, и это можно было бы вменить Понизовскому в заслугу, окажись такое противопоставление умышленным. В течение всего романа автор тщится наполнить содержанием речи Феди, Белявских и редкие реплики Лели. Местами это более-менее получается (и тогда возникает желание выписать отдельную фразу, чтобы когда-нибудь использовать), местами не получается совсем (в такие моменты поражаешься банальности прочитанного), но и это не вызывало бы нареканий, не будь персонажи такими неестественными, «сделанными». Кажется, что они существуют с единственной целью – представить определенные типажи и стереотипные взгляды, поэтому сначала ты не веришь в героев, а потом и в сказанное ими.

В итоге «роман идей», который дерзнул написать Антон Понизовский, превращается в сочетание высококлассной журналистики и средней руки литературы, причем вторую из книги можно выкинуть без особых потерь. Но есть у произведения и одно неотъемлемое достоинство: оно исключительно своевременно, может быть, даже слишком своевременно, и эта выпирающая актуальность мешает восприятию текста сейчас, в 2013 году.

Понизовский зафиксировал целую палитру типичных рассуждений на вечные темы «Почему мы так плохо живем?», «Кто есть быдло, а кто – нет?», «Особый ли путь у России?» – какими они выглядят в наши дни. По всей видимости, «Обращение в слух» – это обращение в будущее, ведь собранные здесь истории и размышления сегодня живут и далеко за пределами черно-золотой обложки. Мы слышим их повсюду, от бесед за чашкой кофе до телевизионных программ, слышим так часто, что чувствительность притупилась, и потому нам трудно внять им, полностью «обратившись в слух». Спустя годы книга вполне может стать весомым документом эпохи. Вот только будет ли наша эпоха и ее «свободные нарративы» интересна потомкам?

Читать полностью
Оглавление
  • Первый день
  • I. Рассказ незаконнорожденной
  • II. Тунерзейский квартет
  • III. Рассказ о матери
  • IV. Пошло
  • V. Рассказ о разбитой бутылке
  • VI. Заточка и кувыркучесть
  • VII. Рассказ о двутавровой балке, или Dies irae
  • VIII. Гипноз
  • IХ. Рассказ об экстравагантном прыжке
  • Х. Жечки и мучики
  • ХI. Рассказ о любви
  • ХII. Чуточку
  • Второй день
  • I. Молодые люди
  • II. Рассказ о встречах
  • III. Дегустация
  • IV. Рассказ о юном враче
  • V. Норма жизни
  • VI. Правдивая повесть о приключениях Тани из Чебоксар
  • VII. Ключ
  • Второй день (продолжение)
  • I. Рассказ стриптизера
  • II. Два один
  • III. Рассказ о белой корове, добром генерале и запрещенном огурце
  • IV. Метафизика булочки
  • V. Рассказ про кадриль
  • VI. Другое мнение о слезинке ребенка
  • VII. Повесть о трех мужьях, или Неоконченная симфония. Первый муж
  • Третий день
  • I. Повесть о трех мужьях, или Неоконченная симфония (продолжение). Второй муж
  • II. Повесть о трех мужьях, или Неоконченная симфония (окончание). Третий муж и другие
  • III. Исповедь пылкого разума
  • IV. Рассказ кгбшника, или От мыши и выше
  • V. У камина
  • VI. Рассказ о трех ранениях
  • VII. Боль
  • VIII. Куда ведет тропинка милая, или Правдивый рассказ о том, как Михаил Ходорковский обманывал государство
  • IХ. Дыра
  • Х. Рассказ о трагичной судьбе
  • ХI. Химия
  • XII. Рассказ снабженца
  • ХIII. Разоблачение Достоевского, или Coup du milieu
  • ХIV. Разоблачение Достоевского, или Coup du milieu (продолжение)
  • ХV. Разоблачение Достоевского, или Coup du milieu (окончание)
  • XVI. Звонок
  • XVII. Тьма и Мокошь
  • XVIII. Рассказ о братьях и сестрах
  • XIX. Быдло
  • XX. Рассказ пловца-подводника
  • Третий день (окончание)
  • I. Лишний
  • II. Рассказ еле слышным голосом, или Tabula Rasa
  • III. Заяц
  • IV. Рассказ про детей
  • V. Радужная оболочка
  • VI. Рассказ женщины с животом
  • VII. Запах
  • Четвертый день
  • I. Рай, рай
  • II. Рассказ о прошлом
  • III. Перие хмелевое
  • IV. Рассказ про рубашку с пуговками
  • V. Закат
  • VI. Повесть о приключениях летчика. На войне
  • VII. Приключения летчика (продолжение). После войны
  • Четвертый день (продолжение)
  • I. Зубки
  • II. Рассказ про обиду, армрестлинг и про коня Каракуша
  • III. Черный
  • IV. Рассказ о настоящем
  • V. Смотри, поверил!
  • VI.Рассказ со счастливым концом
  • VII.Ясность
  • Пятый день
  • I. Рассказ беженки
  • II. Наглядная агитация
  • III. Новый рассказ о любви
  • IV. Большевик
  • V. Олл дыд, или Рассказ про красивую вещь
  • VI. Огненные языки
  • VII. Рассказ о Степном гнезде
  • VIII. Обращение в слух
  • Благодарности
  • Выходные данные