Читайте и слушайте
169 000 книг и 9 000 аудиокниг

Вишневый сад (сборник)

4,4
32 читателя оценили
138 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу

О книге

Антон Павлович Чехов (1860–1904) – русский писатель, прозаик, драматург, классик мировой литературы. В книгу вошли самые известные пьесы А.П. Чехова «Чайка», «Дядя Ваня», «Вишневый сад». Сначала «Чайка» провалилась, но через два года в постановке Московского художественного театра пьеса имела ошеломляющий успех и стала символом театра. Здесь же были поставлены «Дядя Ваня» и «Вишневый сад». Пьесы А.П. Чехова не сходят со сцен театров всего мира. Возможно, секрет такой популярности в особом взгляде автора на человеческие взаимоотношения и особом способе их изображения в художественном тексте. «Пусть на сцене все будет так же сложно и так же вместе с тем просто, как и в жизни, – говорил Чехов. – Люди обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни».

Подробная информация

Правообладатель: Public Domain

Дата написания: 1896

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785171082710

Дата поступления: 07 июня 2018

Объем: 248.9 тыс. знаков

  1. margo000
    Оценил книгу

    "ВИШНЕВЫЙ САД"

    Читала раньше - внутренне заламывала руки, ахала и томно вздыхала, полностью разделяя вот это состояние Раневской:

    Дача и дачники - это так пошло, простите...
    ...и если уж так нужно продавать, то продавайте и меня вместе с садом...

    А теперь хотелось встряхнуть за плечи Раневскую, хотелось возмутиться, затопать на них ногами: чтоб проснулись, чтобы начали жить, что-то делать, строить какие-то планы.
    Я стала более практична? Менее сентиментальна?

    Раньше восхищалась передовым Петей, считая восхитительными и реплики, подобные этой:

    Мы выше любви!

    Теперь скептически и сочувственно поулыбалась, при этом явно одобрив вот такой подход:

    Обойти то мелкое и призрачное, что мешает быть свободным и счастливым, — вот цель и смысл нашей жизни. Вперед! Мы идем неудержимо к яркой звезде, которая горит там вдали.

    Раньше Лопахин вызывал полное отторжение, теперь же первую половину пьесы читала о нем с уважением и благодарностью. Закончилось, однако, всё тем же отторжением вперемешку с презрением: не мой человек. Слишком засуетился от радости. Фу.

    Фирс... Бедный, бедный Фирс. Перечитывая пьесу во все времена, читала о нем со слезами.
    Не переношу такое отношение к людям.
    Жалко его невероятно.

    Итог: хочется посмотреть, как отнесутся к этой пьесе мои 11-классники (не успели обсудить пьесу в 10-ом, перенесли на начало 11-ого). Что увидят в ней? Нужна ли она им будет?

  2. JewelJul
    Оценил книгу

    Я прям даже не знаю, что сказать. Я - циничная стерва. Как-то так. И не переубеждайте. По замыслу Антона Павловича я должна была лить слезы по былому? Это то самое былое, где Любовь Андреевна сорит деньгами почище завзятого Шопоголика, не оставляя никакому состоянию ни единого шанса? Или то самое былое, где она едет в Париж, бросая дочерей, навстречу моту и кутиле, и опять отдает ему свое состояние? Сколько состояний ей не дай, все не в коня корм. Что-то не хочется по этой лошадке лить слезы. По Фирсу вот могу пролить пару слезинок. Но тоже запишу в свою книжечку расходования слез.

    Так что "главной идеей" пьесы я не прониклась. Ни Любовь Андреевной, ни ее братом Леонидом, кулак ему за кисею, или как он там бильярдно выражался. Ни даже Аня с Верой мне не особо. Одна влюбилась в черти кого, прообраз интеллигента, у которого из рабочих инструментов только язык, ну хоть можно понять, дамы любят ушами. А второй и надеяться в общем-то было не на что, зачем Лопахину беднота в жены? Я вообще-то держала кулаки за Лопахина вначале, так он мне понравился. Умный, с коммерческой жилкой. А сад поделить на дачи? Ну что же. Знаете, настоящая аристократия - это не та, что умирает, но не сдает своих позиций. Настоящая - та, что в анекдоте, и ботинки себе начистит в походе, и котелок вымоет, и унитаз надраит. Мыслят они по-другому. Правильные аристократы за свою территорию, конечно, будут держаться до последнего, но сад, что сад, можно оставить себе рощицу возле дома и наслаждаться ею, в противном случае (как здесь) и рощицы не останется. А Любовь Андреевна - совсем неправильная аристократия, гнать таких в шею в Париж к кутилам.

    В общем, да, полку бесячих героев прибыло. И, кажется, я вижу, почему это комедия. Хотя это даже ж не комедия, это троллинг чистой воды со стороны Антона Павловича, прям таки граничит с унижением. Так посмеяться над несостоятельностью цельного сословия. Но мне нравится, мне такой юмор по душе.

  3. AlexRoman1802
    Оценил книгу

    Сидим с Антохой в баре, пьем пиво.
    -Короче, Антох, слушай. Первая бабенка (в возрасте уже) и ее братан - оба живут прошлым, будущего боятся как огня, вечно хнычут и вспоминают молодость. Она слабохарактерная, все ею пользуются, он тоже восторга не вызывает. Грустная история…
    Антоха тихонько хихикает.
    Я хмурюсь, но продолжаю: «Они еще и беспомощные да ленивые, привыкли, что за ними все делают другие: то родители, то прислуга. В общем, непонятно, как жить дальше будут»
    Антоха немного давится пивом и опять тихонько хихикает.
    - Че ты угараешь? – спрашиваю я его с недоумением – Слушай дальше! Есть еще молодая парочка, но тоже никчемные. Один умник, но студент уже лет десять, за что его все дразнят. То ли жить боится, все учится, то ли на практике - в обычной жизни - не такой уж и умный оказывается, хрен его знает. Девчонка с ним тусуется, наивная и трусливая в хлам. Эти лохи любят друг друга, но очкуют жутко, особенно девка. То ли сестра старшая им мешает, то ли другое что. Но на них хоть какая-то надежда есть, хотя бы энтузиазм не пропал, хотя тоже не верится.
    Антоха заливается смехом, но быстро замолкает.
    Палыч, ты вообще нормальный? Че ты ржешь? – спрашиваю я его с круглыми глазами – Дослушай, а! Там еще немало народу, но все какие-то обреченные: один всегда по уши в долгах, другой «человек катастрофа», вечно что-нибудь разбивает, старичок есть приятный и неглупый, но дряхлый совсем, недолго ему осталось, об остальных и говорить особо нечего. Но апогеем всего этого стоит предприимчивый, рациональный чувак, который вроде нормальный парень, по жизни поднялся неплохо, но, так уж выходит, разрушает все, что этих людей связывало, и не скрывает свою радость от профита.
    Антон начинает истерично хохотать, держится за живот, из глаз у него текут слезы. На нас уже косятся с соседних столиков и хмурятся. Я смущен и ничего не понимаю.
    - Палыч, ты чокнутый? – спрашиваю я в полном шоке– Ну что, что тебя так смешит в этой истории???
    - Ой, умора! – сквозь смех, тяжело дыша, с мелкими приступами хохота, говорит Антон – Это прям комедия какая-то! Завтра друганам расскажу, пусть приколятся!
    - Тоха, ты походу в хлам бухой – говорю я с расширенными глазами – Пошли ка домой, спать.

  1. Трофимов. Меня в вагоне одна баба назвала так: облезлый барин.
    6 февраля 2019
  2. Мужичок… Отец мой, правда, мужик был, а я вот в белой жилетке, желтых башмаках. Со свиным рылом в калашный ряд… Только что вот богатый, денег много, а ежели подумать и разобраться, то мужик мужиком… (Перелистывает книгу.) Читал вот книгу и ничего не понял. Читал и заснул.
    6 февраля 2019
  3. вела себя нельзя сказать чтобы очень добродетельно.
    25 сентября 2018