Святая простота (сборник)

4,7
12 читателей оценили
434 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу

О книге

Рассказы, вошедшие в этот сборник, написаны Антоном Павловичем в разные годы, но посвящены одному – красоте и неизбывности Божьего мира, чистоте простых верующих сердец. Именно поэтому в заглавие вынесен рассказ о том, кто смог познать высший смысл, заключенный в правде и красоте, которые есть самое главное в человеческой жизни.

Подробная информация

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785171079413

Дата поступления: 25 апреля 2018

Объем: 782.6 тыс. знаков

Отзывы на книгу

  1. Pachkuale_Pestrini
    Оценил книгу

    В этом рассказе мы сталкиваемся с двумя видами простоты - "святой" и святой.

    С одной стороны у нас успешный адвокат, простодушный до умопомрачения - что на уме, то на языке - ни на секунду не задумывающийся над тем, как отзовутся его слова - про стерлядь, про полторы тысячи, про свадьбу, на которую отец Савва не был приглашен, - в душе собеседника. Это простота "святая", афористическая - формально безупречная, но в сердцевине своей какая-то ущербная.

    С другой стороны - старенький священник, больше десяти лет не видевший сына, затрясшийся и окаменевший при его появлении, искренне восхищающийся чадом, моментально забывающий про обиды, наносимые ему тут же, одна за другой. Но отец Савва любит сына, любит беспредельно, забывая о себе и растворяясь в этой любви. И вот это простота святая - буквально святая, евангельская. Простота, идущая из любви. Сердце отца просто не в состоянии держать в себе обиду, которое вместе с чувством конфуза скоро проходит - и Савву снова тянет к сыну, "поболтать, поговорить «по-ученому», вспомнить былое".

    Трагичной и светлой одновременно мне видится заключительная сцена - робеющий старик, не желающий докучать деловому сыну, всю свою родительскую ласку отдает шубе отпрыска, висящей в прихожей. Трагизм в том, что драгоценные чувства изливаются вот так, в некоторой степени нелепо и несуразно - в то время, как их истинный адресат с серьезным видом глушит вино через стену. Свет в том, что перед нами предстает истинная любовь, готовая довольствоваться самым малым, но от этого не тускнеющая и большего и не требующая. Любовь, которая не завидует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла; любовь, которая все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

    "Университант, гуманный, эмансипе, а не устыдился старика посетить. Забыл отца и вдруг вспомнил. Взял да и вспомнил. Дай, подумал, своего старого хрена вспомню! Хо-хо-хо. Хороший сын! Добрый сын! И ты заметила? Он со мной, как с ровней... своего брата ученого во мне видит. Понимает, стало быть. Жалко, дьякона мы не позвали, поглядел бы".

    Но что увидел бы дьякон?