Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • serovad
    serovad
    Оценка:
    135
    Человек не может жить на свете, если у него нет впереди ничего радостного. Истинным стимулом человеческой жизни является завтрашняя радость.
    Если к работе подходить трезво, то необходимо признать, что много есть работ тяжелых, неприятных, неинтересных, многие работы требуют большего терпения, привычки преодолевать болевые угнетающие ощущения в организме; очень многие работы только потому и возможны, что человек привык страдать и терпеть.

    Вот еще одна книга, по прочтении которой я жалею, что прошел мимо нее много лет назад. А ведь дважды пересекался с ней, как в курсе отечественной литературы, так и в курсе педагогики. Но нет - мимо пролетел. Все потому, что кто-то не читающий ее когда-то сказал, что "Педагогическая поэма" - это скучный учебник по коллективному воспитанию. Что-ж, я наконец-то прочитал этот "скучный учебник". Побольше бы таких "скучных", гляди, учебный процесс веселее пошел бы.

    Вообще, Макаренко проделал трижды титанический труд. Первый - то что поднял сначала колонию имени Горького, второй - что поднял куряжскую колонию. И третий - что сумел обо всем этом написать, и не только интересно. но и подробно - с историями, наблюдениями, выкладками, заключениями и размышлениями. Поистине, глубокой была память этого человека, что он сумел все это сохранить, записать, и "перелопатить".

    Всякому педагогу, взвалившему на свои плечи работу с трудными детьми (молчу про беспризорников) при жизни надо ставить памятник. Потому что такая педагогика никогда не допускает шаблонного развития ситуации и шаблонного решения проблем. Ты никогда не найдешь готовый вариант решения, если в твоем классе, группе, отряде или как угодное еще не назови, сорок человек, и у каждого бомба в голове. А у Макаренко таких было четыре сотни, когда он взвалил на себя куряжскую колонию. Правда, ему помогали его же воспитанники, уже перевоспитавшиеся. И все же их было четыреста.

    Почему в технических вузах мы изучаем сопротивление металлов, а в педагогических не изучаем сопротивление личности, когда ее начинают воспитывать? А ведь для всех не секрет, что такое сопротивление имеет место.

    "Педагогическая поэма" меня в очередной раз убедила, что главные враги педагогики сидят в отделах образования и в соответствующем министерстве. Никто так не умеет вредить педагогу, мешать ему, вмешиваться не в свои дела и нагружать педагога совершенно безумными дополнительными обязанностями, а также клеймить за хорошее исполнение основных, как педагогическое начальство в кабинетах, находящихся в отдалении. Даже не колоний, нет - в отдалении просто от школ. Я знаю о чем говорю - я сын учительницы, муж учительницы, сам шесть лет работал в системе образования. Макаренко мне дал понять, что проблема эта вечна.

    Впрочем, покуда есть такие подвижники - а они есть, я таких даже лично знаю, и даже пару слов ниже скажу, - вопреки начальству трудные, плохие и безнадежные дети все же будут иметь хоть какой-то шанс стать нормальными людьми. Потому что эти подвижники имеют на все свой взгляд, свое видение, свою перспективу, цели, задачи. Одним словом, программу. За это я и благодарен Макаренко - он лучше других обосновал для меня значение программы, которая должна быть у каждого человека по его делу. Вот что сам он сказал:

    Программа имеет великое значение в жизни человека. Даже самый никчсемный человечишка, если видит перед собой не простое пространство земли с холмами, оврагами, болотами и кочками, а пусть и самую скромную перспективу — дорожки или дороги с поворотами, мостиками, посадками и столбиками, — начинает и себя раскладывать по определенным этапикам, веселее смотрит вперед, и сама природа в его глазах кажется более упорядоченной: то — левая сторона, то — правая, то — ближе к дороге, а то — дальше.

    Вот и все, в принципе. Мог бы и под катом раз в десять больше написать, но я не Макаренко, поэтому не буду. А раз обещал пару слов про подвижников - извольте. Восемь лет назад в одном из форумов по интересам познакомился с одной барышней, а через полгода, когда приехал по делам в Москву, встретился с ней. Познакомились, и я ее спрашиваю - кем ты, Катерина, работаешь?

    - Педагогом в доме трудных детей.

    - И кто там у тебя?

    - Да всякие. В основном бандиты малолетние, преступники, а также умственно-отсталые.

    - И каково это?

    - Ну вот, посмотри на мою голову. Мне ее двадцать два, а уже седые волосы есть. Вот тебе и ответ.

    - А почему не уйдешь.

    Она на меня посмотрела внимательно так, даже не по себе стало, и тихо говорит:

    - У нас многие ушли. Должен же кто-то оставаться, чтобы делать эту работу!

    Читать полностью
  • marfic
    marfic
    Оценка:
    106

    Ох, и чертяка этот Макаренко! Ох и хорош. Есть у этого мужчины три внушительных "Х": характер, харизма и художественный талант к жизни, ибо его тонкие, порой едкие, но всегда остроумные и справедливые замечания о завихрениях мальчишеской личности, о жизни и взаимоотношениях, меня совершенно покорили.

    Такой знаете, настоящий мужик! Взял, да и пошел поднимать колонию почти в чистом поле из несовершеннолетних беспризорников и правонарушителей. Даже хуже, чем в чистом поле - в раздолбаном здании, разграбленном имении и в распустившейся "малине". Даже больше, чем поднимать. Он из человеческого сырья, а то и из говна, чего уж там, человеков делал. Людей создавал. Это вам не хухры-мухры, и да простят меня верующие, может это посложнее, чем мир за шесть дней создать. По крайней мере для обычного человека. Ведь что удивительно - он живой и простой, из плоти и крови! Свои симпатии имеет, устает, срывается, даже руку на воспитанников поднимал... Но это только маленькие штришки его личности, которые помогают понять, что и он человек. Потому что уж очень поражают широта души, глубина ума, зашкаливающая за мыслимые пределы температура сердца.

    Хочется, ох, хочется ради Долгой прогулки, последнего своего рывка к финишу, написать что-то разухабистое и забористое, уж по крайней мере попытаться в меру своих сил и способностей, но не получается: иначе как с восторгом и пафосом я не могу относиться ни к автору, ни к его делу, ни к книге.

    Становление заведующего колонией Макаренко и колонии имени Горького: от стаи волчат к трудовому коллективу комсомольцев (не кривитесь, это красиво!), от нищеты и рванья к процветающему хозяйству, от бандитского разграбления окрестных сел к великодушному одарению их своими породистыми поросятами, от убогой внутренний жизни воров и попрошаек к художественному театру, который каждую неделю ставит премьеру для всей округи. И вся эта история пересыпана маленькими вехами побед, трагическими происшествиями, а самое главное - едким и хирургическим юмором Макаренко: не пощадит ни одного пацана, даст ему самую нелестную, но справедливую оценку, чтобы увидеть в нем зачатки личности и поднять на небывалую высоту... Ох, если бы все родители были такими, как Макаренко! Не было бы в мире ни подонков, ни лентяев. От редкого шалапута отказывался Антон Семенович. Почти к любому находил подход.

    Что мы видим к концу второй части поэмы? Идиллия такая, что мочи нет вылезать из книги и жить в нашем убогом мире. Мир, труд, май, и торт с розами. Но почему тревожно заведующему колонией? Без цели впереди начинает понемногу останавливаться в своем стремительном беге за счастьем коллектив горьковцев. И пускай они сейчас счастливы, чуткий ум их вожака видит впереди неизбежный распад. Что делать? Нужно найти новую цель и снова ее покорить. "Малина" из трехсот нищих, вшивых и полностью разложившихся харьковских беспризорников могла бы разрушить дело всей жизни Макаренко. Но он снова победил!

    Честное слово, когда я читала эпилог, ком в горле стоял. ЧЕЛОВЕЧИЩЕ!

    Читать полностью
  • Arlett
    Arlett
    Оценка:
    103

    Дом, в котором…
    Хроники реалиста.
    Этот «дом» начинался с пяти кирпичных коробок на лесной поляне под Полтавой. Буфетный шкаф, древняя сеялка, восемь столярных верстаков, старый мерин и медный колокол: вот и всё хозяйство. Ни стекол, ни дверей. Поначалу коллектив состоял из завхоза Калины Ивановича, будто сошедшего с врубелевской картины «Пан» и двух воспитательниц. После необходимых минимальных приготовлений колония имени Горького приняла своих первых шесть воспитанников. Вступительная приветственная речь успеха среди них не имела и после праздничного обеда беспризорная публика установила вежливый игнор всего педагогического состава. Так начался долгий, трудный путь с удивительными метаморфозами, со своими взлетами и падениями, победами и разочарованиями. Здесь нет никакой романтической окраски, нет идеализации. Здесь честное описание большого труда, который дал многим людям возможность прожить свою жизнь не в тюрьме и закончить её не в канаве. Написано откровенно и честно. Не всем был нужен этот труд. Кто-то по природе своей в канаве рожден и к ней лишь и стремится, лишь в ней видит свою жизнь и смысл.

    Когда мои родители еще только встречались, папа подрабатывал тренером в подростковой спортивной школе, он вел занятия в велосипедной секции. На одном из таких занятий присутствовала мама. На её глазах один парнишка не справился с управлением и случился завал. Мама с возгласом «Бедный мальчик!» кинулась на помощь. «Бедный мальчик» в ссадинах и царапинах вяло отбивался от маминой заботы, а когда отправился нагонять своих соратников, папа ей тихо сказал: «Света, не порти мне мужиков». Мама поняла, что коллектив этот живет по своим законам и с женскими причитаниями там делать нечего. Макаренко же приходилось сталкиваться и отражать нападки не только женских причитаний, но и форменных истерик. И не только женских. Удел всех успешных в своем деле новаторов. Один чиновник кричит «Спасай! Везде дам зеленый свет», а второй готовит палки в колеса, роет ямы и копит желчь.

    Антон Семенович Макаренко человек, которым трудно не восхищаться. Человек удивительной работоспособности и многих талантов. Повезло тем ребятам, которые оказались рядом с ним в те трудные и страшные для страны годы, когда волна беспризорности накрыла города. Макаренко был талантливым новатором, и как любому новатору ему приходилось бороться с костностью и сухой бюрократией. Его воспитанию, так же как и его прозе чужд слезливый сентиментализм, интеллигентские причитания и рассуждение. Спокойный, строгий мужской подход (с исключениями, конечно, как без них, если довести мог и по шее дать), сдержанная душевность проявляется не словом, а делом. Он закончил педагогический институт с отличием и прекрасными рекомендациями, долгие годы он мечтал стать писателем, но после первых попыток понял, что еще не готов. Что совместить педагогику и писательство невозможно. Он целиком отдавался какому-то одному делу и часто спал всего лишь по 4 часа в сутки. Макаренко был очень увлечен театром. Жена вспоминала, что однажды ему как-то удалось за 24 дня посетить 31 спектакль. Это увлечение нашло свое продолжение и в колонии.

    Удивительный человек, удивительная книга. Я даже не подозревала, что меня может не только заинтересовать, но и искренне покорить, и даже систематически смешить книга о колонии беспризорников. Я приступала к чтению с мрачным и серьезным настроем «надо знать», а в итоге получила легкую прозу о серьезных вещах. О благотворном влиянии и важности труда, о коллективе, который заменил семью тем мальчишкам и девчонкам, которые её потеряли. Это не просто пафосные и громкие слова. В этих словах люди обретали свой смысл жизни, находили опору и поддержку. Но все это было бы пустым звуком без умного чуткого руководства.

    Поверьте, куча скучных шаблонных слов, которые я написала, даже в малейшей степени не передают всю прелесть и красоту этой книги. У англичан есть их юмор, а у нас есть Макаренко.

    Читать полностью
  • sparrow_grass
    sparrow_grass
    Оценка:
    67

    Ради этой книги стОило научиться читать, а сам Макаренко теперь вписан в мой личный пантеон реперных личностей. Тут следует сделать некоторое отступление. Дело в том, что как всякий не особенно железобетонный человек, я склонна иногда предаваться унынию, которое, как известно, смертный грех. И есть одно верное средство от этого - вспомнить тех, НАСТОЯЩИХ, которые были, есть и будут. Я для себя называю такие личности "реперными", то есть, на которые можно полагаться и ориентироваться по ним, чтобы не заблудиться в собственных путешествиях духа, вот и собираю их имена в свой личный пантеон, и пусть пантеон этот не очень большой, но ведь и не обо всех настоящих возможно знать. Вот так, например, долгое время имя Макаренко было для меня и знакомо, и одновременно совершенно неизвестно, потому что покрыто было пластами стереотипов.

    Я долго думала, прежде чем решиться написать рецензию на эту книгу. Потому что хочется сделать это достойно. И сначала была идея подойти к делу основательно, вспомнить, что сейчас, где-то я такое слышала, беспризорных в России больше, чем было после войны, и больше, чем после революции, думала найти эти цифры в интернете, всякие другие данные, подойти типа научно. Но на самом деле, всё это ерунда, сухость и словоблудие. То, против чего всегда восставал живой и умный человек - Антон Семёнович Макаренко. Я лучше расскажу просто, что именно мне больше всего понравилось в его повести.

    Первое, и самое главное, о чём уже попыталась сказать с самого начала - это необыкновенная жизненная энергия книги, честная и чёткая позиция автора. Бывает ведь так в жизни, что предстоит какое-то большое дело, или находишься в процессе делания этого большого дела (пусть даже большого только по меркам одной отдельно взятой личности или семьи), и дело это длинное, по пути всякое случается - то воспрянешь духом, то раскиснешь, впадёшь в уныние... и вот тут-то и самое время вспомнить удивительную историю, Большое Дело, которое много лет делал Антон Семёнович. С чего всё начиналось, какие огромные трудности пришлось ему преодолевать, двигаясь практически на ощупь, и не день, не два, и не год.

    Во-вторых, ведь это не просто история. Я бы сказала, что книга с философским, мировоззренческим подтекстом. Хотя нет, не с ПОДтекстом, а на самом деле с прямым и ясным текстом, и это тоже важно. Меня особенно поразил поворотный момент всей истории, когда уже всё вроде бы наладилось, дела встали на рельсы и оставалось, казалось бы, только топлива подбавлять в топку, да жарить по намеченной колее - ан нет! Человек понял, что накатанная жизнь, как бы хороша она не была - и именно если она вроде бы и хороша - ведёт в никуда, опять в деградацию. И нужен какой-то поворот, нужен подъём, нужна очередная цель. На самом-то деле, возможно даже, нужно очередное препятствие, хотя сначала им и не хотелось вроде бы уже глубоких канав и рытвин, но самих себя перехитрить не удалось.

    Ну и в-третьих, собственно, воспитательная система Макаренко. Понимаете, я считаю этот момент - воспитательный - уже дополнительным бонусом книги, настолько первые два аспекта сильные. Да и после прочтения его лекций, в общем-то, тут уже многое понятно. Но проследить эти принципы в действии, как они работали - это тоже здорово и полезно - всем нам, и родителям, и педагогам. Принципы действия коллектива, как их нашёл Макаренко - работают не только в детском обществе, но и в любом взрослом, тут вообще много общего с современным корпоративом (какой он бывает в хорошем смысле, в нормальных компаниях), например. Впрочем, о некоторых этих деталях я писала в рецензии на книгу "Человек должен быть счастливым".

    Читать полностью
  • Opal
    Opal
    Оценка:
    50

    Почему-то всю свою сознательную жизнь я считала,что "Педагогическая поэма" это фолиант,посвященный педагогике-скучнейший и скурпулезнейший.И читать ее я начала дабы прояснить для себя некоторые воспитательные вопросы.Каково же было мое изумление,когда я перелистнула первую страницу!Это был восторг.Книга оказалась совсем другой.
    Я бы назвала ее ОДА ДЕТСТВУ!Настолько она наполнена звонкими детскими голосами,искренней детской радостью,непосредственностью и юмором.Хотя в книге и описываются события отнюдь не радостные и праздничные,а тяжелые трудовые будни, скрипучий процесс перевоспитания беспризорников,детей с трудной биографией и характерами, с самого дна общества, она оставляет ощущение радости.Особое,романтичное, настроение при чтении создает и время действия - 20-е годы прошлого века,период становления и самоопределения советского государства,когда идеи были чисты и свежи,а люди упорны в коллективном достижении этих целей.
    Покоряет личность автора, его самоирония и юмор:

    В моей голове варилась самая возмутительная каша.Прыгали,корчились,ползали,даже в обморок падали разные мысли и образы,а если какая из них и кричала иногда веселым голосом,я начинал серьезно подозревать,что она в нетрезвом виде.

    Мне очень понравилась его проницательность в описании характеров людей и честность.Поневоле заражаешься силой воли Макаренко,его стремлением к победе, верой в успех и целеустремленностью.Такие книги надо читать в застойные моменты своей жизни,когда срочно нужно что-то менять,а руки на это не поднимаются,и страшно и неуверенно.Своим примером герои книги - дети!- показывают,что не надо бояться ставить себе новые цели,а наоборот нужно это делать,нужно избегать застоя и все время стремиться к новому,лучшему,учиться и развиваться.

    -Мы будем красиво жить,и радостно, и разумно,потому что мы люди,потому что у нас есть головы на плечах и потому что мы так хотим.А кто нам может помешать?

    Конечно, книга содержит некоторые педагогические изыскания ,но все-таки главное в ней это живые люди,их чувства и действия.И в этом ее ценность и мудрость.

    P.S.:Написав столь восторженную рецензию,не могу сказать что прочитала книгу на одном дыхании,читала я ее довольно долго,в какой-то момент даже забуксовала и отложила на пару месяцев...Но, несмотря на это, книга стоит того чтоб быть прочитанной!

    Читать полностью