Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • По популярности
  • По новизне
  • к перелому тысячелетий дружба по Дюма, Ремарку или хотя бы Киру Булычеву отмерла на Земле полностью.
  • эпидемия безразличия поразила почти
  • (впрочем, каким бы третьим мир ни был, человек со средствами всегда найдет, как провести в нем несколько превеселых дней),
  • – Извините, клевать вас было бы слишком… интимно. А так, кажется, вполне достаточно, – добавил человек в рединготе задумчиво. Видимо, это было все, что он хотел сказать в этой ситуации: ни дедуктивной цепочки, ни лекций о человечности, ни этических выкладок, ни ненависти. Но все-таки добавил, перекрывая вопли:
  • Джорджоне – один из первых наших доноров. Образы Возрождения защищают их носителей. Вы были закрыты лицом Джорджоне как броней.
  • – Люди стали черствее, – нарушил Магистр тишину, прерывавшуюся только легким стуком трости по камням. – Век от века, год от года они все дальше уходят от уничтожительных войн, голода и экономических кризисов, но при этом теряют такую странную неосязаемую вещь, как человечность. Стало меньше глубоких встрясок, но потому и меньше необходимости сопереживать и сострадать. Стало ровно.
  • Страттари многомогуч, изобретателен и страшен, но при всем его демоническом великолепии он демон на службе. Кто же идет в таких случаях к слугам, Митя? Я же у тебя умная.
  • Митя плоско улыбнулся – свойство таких людей наслаждаться своим квадратно-гнездовым остроумием было ему хорошо известно.
  • Услышав это, Митя повесил трубку, опустил ноги на пол и, как мужчина, мучимый «пропавшим желанием» из золотого фонда социальной рекламы, тяжко задумался.
  • съел самолетной еды со вкусом уныния
  • . Эта тоска угнездилась в каждом. Если запустить человеку руку в живот, можно нащупать ее – она там, под сердцем, засела, как чугунное яйцо, подвешенное на божественной цепи.
  • й. Уже давно он понял, что идеи и слова, приходящие в голову в неподходящее для работы время, как назло, самые ценные, и быстрота их выветривания прямо пропорциональна этой ценности
  • Как бы то ни было, в стране демократии, победившей свободу,
  • Лицо, выдаваемое человеку расой, родителями, средой и возрастом, – не более чем лист, который обладатель заполняет письменами сам, если только не ухитрится потерять его.