Читать книгу «Божья любовь. Экстремальная литература» онлайн полностью📖 — Анны Олеговны Князевой — MyBook.
image

Божья любовь
Экстремальная литература
Анна Олеговна Князева

© Анна Олеговна Князева, 2020

ISBN 978-5-0051-7750-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Божья любовь

Любое совпадение этой истории с реальными обстоятельствами является случайным, поэтому после прочтения во всём советую придерживаться стандартов изучения социальных процессов общества Российской Федерации.

Книга составлена методом моделирования реальной ситуации и использования реального опыта реальных лиц в нашей стране. Лица других стран тоже использовались, так как здесь учитывается опыт менталитета общества.

Интервью были проинтерпретированы и разрешение лиц было от них лично в устной форме получено. При необходимости документы предоставят непосредственно.

Ангел Хранитель

Река Москва и Небо тёмное в столице. Лежала бабушка в агонии, что выплывала сожалений вереницей. И никого и не было при ней: её оставили для смерти, что было решением её детей.

И только смертью кого уж считали в ней и был: в трансляторе с большого расстояния кто-то тоже всеми преданный там выл.

Волосы белые, он бледен и в цветочек платье… Приятней даже наше древнее распятие. Естественно она его ужасно испугалась, но некуда деваться: она здесь живой осталась.

Он ощутил присутствие, сказав: «ну почему они никак не остановят этот страх?» И ужас женщины не знал предела от познания, что она Рая лишь ждала о том в незнании. Что её надо было в мясорубке с ним и прорубить… Что её надо было так и разума туда отсюда вообще лишить.

Глаза открылись широко от лицезренья извергизма. Она тогда благословила даже виноватых всех в страхе и линии немецкого фашизма.

Она вдруг осознала, что там и не человек, а после увидала и людей. Там просто так решили убить всех.

Отчаяние неудачи в катастрофе. Безволие в агонии захвата в лютом отсечении и гнёте. В бессветии борьба, что от трансляторов и программатора сложилась. И во свету ночь вечная для всех Богов при их беспечности там и укоренилась. И Гильгамеш пошёл туда, откуда этот план, пропитанный кровавыми словами: вот ваша выгода подобия живых существ и вам.

Гильгамеш – это физическое явление гравитационных барьеров в реальности.

Кирилл

Он брёл об ангелах, не ведая вдоль здания знакомого. Душой себя считал во ждании бессмертия невесомого. И То же Небо тёмное ему предстало пустотой: узрел он омерзение слепое рвотой окатив асфальт столичный и родной.

Неадекватно. Он людей боялся. Боялся бешеной толпы, что сумасшедшим нарекут поиздеваться. Он вдруг оправился и посмотрел на башню: она прекрасна, живописна и орнамент окон заставляет разум мерцать ясно.

Он посмеялся, осознав, что там он согласился с сожалениями просто с кем-то где-то там. Стоял перед Кремлёвской башней он, словно молясь орнаменту дворянскому: спасибо вам, но вы самоубийцы. Он понял это чётко, явственно.

И мимо женщина в ажурном платье, в брюках шла. Она его увидела и сказать что ему первой не нашла. Но он сказал ей:

– Леди милая, постойте. Меня с вами беседы удостойте.

Она ответила в печали:

– Только смерть вокруг. Чего же надобно вам, сударь? Чего желаете в общении, мой друг?

– Я видел Ангела. Он толстый, с бородой. Он мне поведал: Бог убивает человека только, если он немой.

Она задумалась, ему сказав:

– Обыденностью надо нам сражаться, а те давно уже сражаются с ним там.

Орнамент по зигзагу шёл на башенке Кремля. Он впитывал историю людей день ото дня. Сейчас он видел, знал, что эти люди молодцы: они для будущего жизни продолжателей гонцы.

Он отряхнулся и преодолел свой ужас:

– Даже распятье милосерднее к живому, чем подобный способ смерти, поднатужась. Я аж как умирать забыл! Я аж забыл свою агонию! Мне страшно жить! Мне просто страшно видеть столь жестокую иронию.

Она вдруг улыбнулась и сказала мрачно и жестоко:

– Святые, тем не менее, сказали, что на всё для наших воля Бога.

– Мне страшно. Может познакомимся при напряжении таком? Культурно пообщаемся, чтобы не быть скотиной им туда на корм.

– Ну мы уже почти знакомы. Меня Полина звать. А вас как, сударь, предложите величать?

Он посмотрел на жёлтый Башни стройматериал, что в общности контраста золото ему напоминал.

– Меня зовут Кирилл. По имени я тот, кто Бога первым победил.

И уплотнилось вокруг них пространство. Оно изобразило им толстенного, богатого мужчину вполне беспристрастно.

– Смотри, – сказал Кирилл Полине, – его аж стало видно, словно на витрине.

– С какой же целью его там так убивают?

– Они считают там, что этим человека воскрешают. Когда его плоть заживо мертва, он типо может оживать при созидании сюда.

– Они совсем идиоты или как?

Кирилл смеялся:

– Ну вот они и посылают нам оттуда постоянно крах.

– Тогда пошли они обратно. И даже здесь культура сексуальности давно почти любому человеку просто смрадна.

– Одни у нас по жизни соприкосновения. То половыми органами, то с людьми, что погибают где-то аж до рвоты в омерзении.

Полина посмеялась:

– Тем не менее у вас, пока вы живы, кожа хорошо. Этот Кремлёвский купол, словно вам душа. Толстяк тот ваша жизни и все мы так закончим. Сегодня в обществе мы живы, а потом нас просто всех прикончат.

– не знаю я. «Я слишком глуп это понять», – сказал Кирилл, – я лучше дальше буду созерцать реальный мир.

– Мы все в реальности и здесь о субъективности вопрос, но здесь ты тоже прав: не стоит вешать нос.

Мужчина мимо них прошёл. Он толстым был и смуглым, посылая взглядом им укор. Он созерцал пространство, что гробами людям стало. Он знал, что Гильгамеша движется для всех начало.

Гильгамеш

В трансляторах на небесах лежали все живыми в вечной смерти люди, но не снимали о том фильмы в Голливуде. Толстяк за толстяком на небе и земле так оставался мертвецом. Материи всё продавали, ядов производство идёт оптом.

Какая технология! Контейнерное производство! И пусть даже меня так осуждает общество!

Для холода, агонии и просто для иронии. Купи себе посовершенней пытки инструмент твоей Судьбы иронии.

И мода нарастала, а Гильгамеш проявлен: люди во путах гравитации как души мертвецами стали.

И прозябал их разум: мыслить тяжело. Им нужно только секс и всё… До них это дошло.

И унижения кошмар всех поразил: устроили им неизбежность размножения скота, чтоб вид себя не истребил.

Ведь при садизме даже люди умирают, а тут им сделали как АД: рожай насильно, но тебя я для услады унижаю.

И унижая умирали тоже там, так как своими силами решили наслаждаться этим там.

И Гильгамеш пространством сжатый вокруг тел только спасти живое от такого ужаса хотел.

Искусственный рефлекс адские мучения… Здесь только агония в преодолении спасение. Феномен этот – Гильгамеш. Живое умирать не может. Нет выживание, нет жизни, да и жить оно уже не может.

И в парадоксе проявляется в проклятье вера. И крови жаждут в суициде от отчаяния в вере. А мозг отказывает и идут параличи. А люди воют в крахе, что не спасены. Они спасением решили в вечности при Гильгамеше и остаться: там жить, там в страхе половыми органами, чтобы не покинуть это и соприкасаться.

А это гравитационное кривое проявление: с транслятора в них радиация им создаёт смятение. Они здесь вожделеют и не знают страха. Они от этого шизеют в боли жажды мук агонии и Ада. Они во суициде даже не жалеют, что мертвы. Им человеком больше только не рождаться бы.

Проходят дни мучений. Очухиваются и далее живут без угнетений. Теряется у них от жизни от того и яркость: без боли и агонии любой испытывает слабость. Все люди просто мазохисты в этом суть. Но если уж потеря гнёта есть, его уж не вернуть.

И горы сожалений остаются: избитые в истериках и вьются. Они испытывали боль и без неё ломает их. От унижения такого простой люд поник. Однако в этом жизнь – раз изменения имеются, имеется спасение. И ничего особенного в том, что ломка после болевого проявления.

И радость Франкенштейна проникает в небо: счастливого им Гильгамеша и расцвета, и звезды опять на небе.

Без боли и смертей природа не спасёт вообще ни одного: нужно принять такие жертвы в бое все за одного. Они воскреснут снова и не пищей, а людьми. Они не будут и забыты: ими полны ваши крови дни.

Они были слепы и в вечной ночи изоляции искали только выход из такой манипуляции, но их звезда под клапаном, а в безысходности безумия трупы вновь и вновь в трансляторах под ноль. Конвейер прямо мяса сделан: останови поди подачи люда кровь. Раз и в углу с ума сошёл – всех убивать опять пошёл. Два и опять такой ещё. И всех туда в трансляторы. А что они хотят ещё? При осознании слепоты им вечность ночью проявилось и человек в агрессии и страхе просто, что его и нет, и убивает: даже женщина в любви искоренилась.

Он думает что мёртв, и, если не убил, он в вечности распада тьмой останется. Как мир.

Не надо тьмы бояться – она всюду нам. Бояться темноты. Когда тебя не видно, это изверга кошмар. Надо подкрасться мягко, к батарее привязав, и быстренько ему напомнить всё, что он узнал о Небесах.

А Небеса ему и явятся собой в реальности этой же самой тьмой, сказав живому существу: «Ууууу! Ууууу! Я заберу тебя с собой!» Когда ты видишь монстра – надо просто изучать. Надо поинтересоваться хоть, что ему надо, чтобы тебе встрять. Когда явилась пропасть – надо прямо к ней и прыгать, но не падая. Потом выслушивать придётся тоже всё о том, какие все в России гады мы.

Наш друг есть то, что есть для нас и зло. Раз были мы чисты, то надо принять по вежливости и своё говно.

Паразитизм на плоти капиталистической системы

Всё думала о том, почему у них невозможен коммунизм и зачем такое разнообразие образование при таком малом уровне производства.

Они себе путь бессмертия на плоти вновь рождённых в массах сделали. Это так и называется. Есть книги у них.

Они с Богом по договору выторговывают типо рабский род и делят: кого им. Кого Богу туда по принципу двустороннего бессмертия.

Устанавливаются точки религиозных путей Богом, а они тут держат специальными людьми пропаганду Иеговы1, чтобы при нарушении цикла спаривания люди были безумными и отупевшими.

Потом, если человек узнавал это хотя бы мысленно они ставили программу доведения до суицида, так как при отсутствии добровольного отказа жить их природа ещё тяжелее убивала. Они в этом случае покупали грудных младенцев и зарезали в жертву, считая тем, кого доводят до суицида в реинкарнации (думая обычно, что он мёртв, так как никто кроме меня до этого этапа не доживал). Физически они убить не могут – смерть тут всё равно естественная и генетическое укоренение ещё и остальных так убьёт.

Поэтому наши болезни – это наши костыли.

Это было с древности. Они так и делали. Но они теряли страх от людей и пошла их наука. Они постепенно изощрялись и изощрялись только ради того, чтобы им было приятно, так как их срок жизни не рос. Просто за эти жертвы им Бог давал здоровье здесь в таком паразитизме на чужой плоти, его потенциал действий, успех и приятные ощущения.

А потом они всё равно им уничтожались и богатые классы вымирали потихоньку причинностно. НО это шло по генетике, так как они тоже люди и единственный способ был преодолеть – принять вообще агонию этих грехов. То есть вообще себя уничтожить биологически до смерти. Они начали так жертвы приносить и все умирали. Снова и снова. Одного за другим.

Они всегда оставляли себе обильные денежные массы, но не для богатства в понимании людей, а, чтобы в издевательстве так есть людей и об этом в курсе.

Это ещё просто доказано тем, что даже когда у человека вот неисчерпаемое количество чего-то он в общении всё равно захочет одарить этим других, потому что он заскучает, как минимум. Это видно по детям и просто по любому человеку. Даже самый жадный предлагает хоть то, что ему не нужно.

Там нет – они за всё будут требовать травлю, унижение и просто словами суицид.

Их не надо стремиться убить – надо их агонию ждать и помогать им в итоге хотя бы инвалидами остаться живыми для того, чтобы сглаживалось это.

То есть они прямо выкупали детей и их убивали. Ужасы в реальной сказке.

У них есть знание о том, как они имеют власть: от степени полового импульса это. И они об этом даже писали научные статьи, но, если их отправить одних в лес, они не будут там смело ходить, как в кино. У них это начнёт отторгаться там и им будет не до места, где они находятся.

Они велели политикам оставлять нищих намеренно, чтобы они эту тяжбы сносили, а природа их и защищала. Они об этом были в курсе, но не учли, что эта тяжба не исчезает – она копится наростом.

Сделали они для этого Христианство, осквернив его и с Богом разработали способы общения. Однако они не знали планы Бога в страхе перед ним. Он бы их в конце секс-игрушками забрал и объяснил, что они просто по инстинкту мертвы.

Потом я разобралась, почему их Реальность не трогает: оно их за покорность Богу видит плотью в плоти и брезгует. Так появились души.

Ну а дальше понятно уже: природа их просто будет в муках изменять. Он может быть останутся живы, а может нет. Главное на них не зацикливаться. Придётся всё делать заново.

Они не доказали даже состоятельность своей системы общества. Это просто стадо жрущего себя вида получилось и Солнце в отчаянии их убивает даже сегодня, как свою ошибку и, кого может, воскрешает человеком.

Однако общество живёт и не видит свою историю, что сразу прописана обстоятельствами. Они всё считают победят природу в уродстве результата и так себя только мучительней помогают ей добить.

Проклятье вечной смерти можно лишь принять и пережить.

Именно так они начали людям делать мотивацию зарабатывать деньги: заработал, сигнал получился, человек рад, а если не заработал, то НИЧТО проявляется для мышления в беспокойстве и шлаки вытесняет. Человек аж до суицида доходит. Сейчас они хотят убить всех, чтобы остаться одни, так как бояться обратки и за этим им надо самоизоляцию. Они хотят людей под страхом сумасшествия доводить в этих условиях до суицида и всё на психиатрию как всегда списать. Технологию я уже ранее описывала в моей литературе. Но это можно и просто подстройкой мнения о человеке делать.

Премиум

0 
(0 оценок)

Божья любовь. Экстремальная литература

Установите приложение, чтобы читать эту книгу

На этой странице вы можете прочитать онлайн книгу «Божья любовь. Экстремальная литература», автора Анны Олеговны Князевой. Данная книга имеет возрастное ограничение 18+, относится к жанрам: «Прикладная литература», «Мифы, легенды, эпос».. Книга «Божья любовь. Экстремальная литература» была издана в 2020 году. Приятного чтения!