Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Шоколадный папа

Шоколадный папа
Книга в данный момент недоступна
Оценка читателей
3.4

Трагическая и трогательная история юной Андреа, героини романа Анны Йоргенсдоттер, – это история страдания и любви, ревности и надежды. Стремясь найти хрупкое равновесие в своей жизни, героиня, преодолевая себя, свою болезнь и отчаяние, старается стать понятной миру, который ее окружает, и человеку, которого больше всего любит. Но удается ли ей это?

Лучшие рецензии
Medulla
Medulla
Оценка:
73

Какая разница, что у нее за тело? Какое значение имеет тело, если то, что внутри, нелюбимо?

Анна Йоргенсдоттер ''Шоколадный папа''

У скандинавской литературы есть одна особенность, привлекающая меня именно к ней - это дети. Что бы вы ни читали или что бы вы ни смотрели, будьте уверены, обязательно будет тема детей: психологические проблемы, поведенческие проблемы, проблемы со сверстниками, с родителями, детские травмы, перешедшие во взрослую жизнь, - в детской литературе (Анника Тор, Астрид Линдгрен), во взрослой литературе (Майгулль Аксельссон, Питер Хёг, Стиг Ларссон и т.д.). Так вот именно за это я больше всего люблю скандинавскую литературу, нет атмосферу и странное письмо скандинавской литературы я тоже очень люблю, но так, как о детских проблемах пишут скандинавы, не пишет никто, во всяком случае, для меня это именно так. Анна Йоргенсдоттер написала 700 страниц о детской боли, перешедшей во взрослую жизнь, о нелюбви, о том, что ребенок, не дождавшийся любви от отца, ну кроме шоколадок в серебристой обертке - до тошноты, до мерзкой сладостной тошноты шоколадного папы, - искалечил жизнь молодой женщине, в которую ребенок так и не превратился. О матери, встроившей маленькую дочь в себя, чтобы дочь не бросила ее, сделавшей ребенка своей собственной несчастной плотью и кровью, об изменах и неспособностях любить. О жестокости школьников, издевающихся над нелюбимой и странной Андреа, ищущей, всегда ищущей того, кто полюбит то, что внутри, то, что внутри у Андреа - огромный мир, который она пыталась нарисовать в своих картинах и описать в своих стихах. Но люди ломаются так легко., по сути какой-то особой жестокости ведь и не нужно. Только не приходить, когда ты так нужен, только отсутствие нормальной семьи, только издевки одноклассников - всего лишь этого достаточно, чтобы маленький хрупкий ребенок остался навсегда в Андреа. Ребенок, обжирающийся шоколадом, а потом три пальца в рот, и снова - обожраться и три пальца в рот. И снова, и снова. Таблетки горстями - без сабрила жизнь не та, слова не идут с языка, легкости в общении нет, бабочки не рвутся из души. Я не знаю каким образом, но Йоргенсдоттер удалось на 700 страницах показать ребенка, задержавшегося во взрослой женщине, где-то первую треть книги я была уверена, что читаю рассказ от лица 10-12 летнего ребенка, только потом неожиданно понимаешь - это взрослая женщина, потерявшаяся в детстве, так и не выросшая, так и не дождавшаяся отца, так и не дождавшаяся теплых рук матери вокруг того, что внутри.

Мы вообще мало задумываемся о том, как наше поведение и наши поступки влияют на детей. В семьи Лувисы и Карла, в принципе, банальная ситуация с адюльтером, частыми отъездами и внезапными возвращениями. Шоколадный папа и мама, заливающяася слезами, всякий раз, как муж возвращается домой, маленький ребенок, наблюдающий эти картины слез, возвращений и какого-то внутреннего несчастья вообще всех в семье - от родителей Карла до Лувисы. Ребенок чаще всего моделирует поведение взрослых, отношение родителей остаются где-то на подсознании всегда, и жизнь Андреа так сильно спаялась с несчастьем Лувисы, что будучи взрослой Андреа моделирует отношения с мужчинами именно по типу несчастья. Она постоянно пытается уличить Каспера в измене, она изводит его, она изводит себя до кровавых душевных мозолей, она делает все, чтобы ее семейная жизнь с Каспером стала несчастной и в итоге просто закончилась. Бесконечные связи с мужчинами, когда по сути тело и жизнь тела вообще не важна, потому что внутри все выгорело и нелюбимо, какая разница с кем и когда, если тот, кого любила, ушел навсегда и вполне себе счастлив. И виновата в этом сама, виноват призрак загадочной Маддалены, той, кто разлучила ее с отцом. С шоколадным папой. Объесться шоколада и три пальца в рот. Анорексия как следствие издевательств одноклассников и нелюбви отца. Несчастная личная жизнь как следствие слез Лувисы и нелюбви отца. Как легко сломать ребенка. Ничего такого и делать-то не нужно.

Тяжелейший текст, где-то на грани потока сознания, причем, сознания не здорового, мягко скажем, сознания в котором настоящее переплетается с прошлым - сложно понять в какой момент Андреа в детстве, а в какой момент это ее настоящее, настолько сильна та рана, полученная в детстве, что она открывается каждую минуту бытия девочки Андреа, неважно сколько ей лет на данный момент. 700 страниц пульсирующей детской боли с попытками самоубийства, с психиатрическими лечебницами, с анорексией, с постоянным желанием, чтобы Карл вернулся, по-настоящем вернулся к Андреа, к своей дочери. Сам текст прерывистый, рваный, сложный для восприятия, но блистающий невероятной мудростью. Не могу рекомендовать эту книгу, слишком ее тяжело читать, слишком сильно втягивает в свой мир Андреа, в мир психически нестабильный, в мир, испорченный взрослыми. Но такие книги важно читать, чтобы не допускать ошибок уже собственных.

- Где Карл? - повторяет девочка.
-Карла нет, - вздыхает Лувиса.

P.S. Переведите еще Йоргенсдоттер! Она стоит того.

Читать полностью
old_bat
old_bat
Оценка:
61

«Детство, детство, детство — это смех и радость!», — пели мы в школе вместе с Большим детским хором Гостелерадио СССР. При этом нам всем нужно было радостно улыбаться. Мы и улыбались. И я верила. Верила, что на планете все же существуют такие места, где детям живется весело и радостно. Где тебе не крикнут вслед "жиртрест" и не будет комментариев про водолаза. Там нет проблем и невзгод, в этом счастливом мире всеобщей радости. Дети там добрые и ласковые, а мама с папой не ссорятся и не манипулируют детскими душами, стараясь переманить на свою сторону сына или дочь.

Все люди на большой планете
Должны всегда дружить,
Должны всегда смеяться дети
И в мирном мире жить!

Ночью так хорошо слышны все звуки. Вот, мама с папой шепчутся и, смеясь, раскачиваются на кровати. Вот они же вполголоса вечером ссорятся на кухне, а я с замиранием сердца жду битья посуды.

Спина Лувисы на кухне по утрам, у плиты и посудомоечной машины, у буфета и с тряпкой в руках. Все — спиной друг к другу. Как к ним подобраться?

Утром сердитая мама говорит о неблагодарности, а я ее слова воспринимаю на свой счет. Зато вечером приходит папа с кульком вкуснющих шоколадных конфет, и я понимаю, что меня все-таки родители любят. И недоразумения, возникающие периодически между взрослыми, меня совершенно не касаются. Это не мои ошибки заставили их ссориться. Но снова ночь, виток мнительности и очередная мысль: "Я плохая, только мне родители не хотят об этом говорить", — заставляет заесть горечь этого знания последней конфетой из кулька.

Я заедаю шоколадом неуверенность в себе. И тороплюсь расстаться с ним, чтобы чувствовать контроль над своим телом.

Мама. Сколько страхов и проблем в ее душе... Сколько обид и невысказанных во-время эмоций... Можно осуждать ее за сломанную детскую психику. Можно жалеть. Легче не станет ни ей, ни ребенку. Не подумайте, что мои родители были плохими. Они были очень добрыми и внимательными, заботливыми и ласковыми. Такими же были и родители Андреа. Так почему же все в моей ее жизни сложилось именно так, как сложилось?

Молодой человек поссорился со своей матерью, после чего выбежал в подъезд и начал звонить в квартиры своих соседей, а затем нападал на них с кухонным ножом. Одна женщина получила многочисленные ножевые ранения, она успела выйти во двор и позвать на помощь. Спасти ее не удалось, она скончалась до приезда скорой помощи. Двое мужчин с ножевыми ранениями доставлены в больницу.

Это уже из современной ленты новостей. Почему так происходит? Мы надеемся на счастье и безоблачные годы семейной жизни, а возникают ссоры и обиды. Мы с умилением смотрим на родившегося сына или дочь, но бываем не готовы к его капризам и истерическим припадкам. Кто виноват? Не наш ли багаж собственных детских обид и комплексов неполноценности? Давайте спросим об этом Арвида и Софию. Почему у Карла были проблемы? Почему такие же проблемы возникли у одной из его дочерей? Да еще и в таких условиях, когда Карла очень долго не было дома, а дочери своего папу видели несколько дней в году. Ведь уже доказано не одним поколением психологов, что в воспитательном процессе родители руководствуются лишь собственным мнением и тем, как их когда-то воспитывали. Жаль, что так мало мы узнали о детстве Карла. Не зря ведь всю книгу Андреа пытается пробить брешь в защитной броне Карла и найти ответы на свои вопросы.

Ребенок, которого мать рожает ради спасения самой себя, чтобы избежать одиночества, навсегда попадает в силки материнской зависимости, неспособный жить собственной жизнью.

Зависимость от родителей всегда ломает психику ребенку. И выпутаться из этих сетей очень сложно. Многие так и остаются всю жизнь привязанными к материнской юбке, проклиная за эту связь и ее, и себя.

Как психологически сломать человека? Думаете, это очень сложно? Отнюдь, нет. Всего-то и нужно будет противоречие слов и жестов, улыбок и таинственных молчаний в ответ на простой детский вопрос. А еще нужна жестокость сверстников. Она может касаться твоей внешности или твоей застенчивости. Но, эта детская жестокость оставит след на всю жизнь. И потом своими сомнениями можно будет мучить не только себя, но и свою половинку. Ревнуя ко всем подряд. Недоверчиво принимая ласку и слова восхищения. Ежедневно ожидая той минуты, когда тебя бросят. Потому что ты — не такая как все. Ты — уродина и никчемный человек. Тебя нельзя любить. Ты плохая. Без аргументированных объяснений и сравнений с другими.

Они выходят глотнуть свежего воздуха, и у него блестят глаза, он смеется и говорит то, что ей уже известно, но все равно не до конца ясно, — что она красива. Она говорит «спасибо», объясняет, как трудно принимать такие слова.
— Их не пропустишь мимо ушей, — говорит она нарочито небрежно, — если тебя всю жизнь называли уродиной.
— Тебя? Трудно поверить.
Слегка раскрыться перед посторонним, принимать комплименты. Обнажить немного черноты, одновременно улыбаясь. Это так интересно.

Как найти себя в этом сложном мире взаимоотношений и не заблудиться среди чужих рук и улыбок? Как полюбить себя — это уже вопрос высшего пилотажа. Проще уйти от любимого первой. Ведь меня все равно когда-нибудь он бросит. Проще довести себя до состояния скелета и радоваться отсутствию груди и выступающим костям таза.

— У меня не получилось, — говорит она, — любить себя. А заботиться о том, кого не любишь, — это же просто невозможно.

Так не любить себя — очень тяжело. Так научить ребенка не любить себя — это надо было суметь постараться. Лувиса, зачем предлагать дочери лишний кусок торта, зная, что она обязательно с ним расстанется через пару минут над унитазом?

Андреа повезло в том, что она была любима. Пусть и со своими тараканами в голове был Каспер, но его искреннее чувство к Андреа смогло подарить ей радость жизни. Без радости этот мир был бы серым, сложным и грустным. Радость есть, только каждому достается разная ее толика. Смогла ли полюбить себя Андреа хоть чуть-чуть, благодаря семейным отношениям с Каспером? Я не знаю. Права ли была она в этой своей правдивости? У меня тоже нет однозначного ответа.

Нужно лишь найти того, кто будет по-настоящему смеяться вместе с ней, кто будет по-настоящему любить ее, несмотря ни на что.

Мне хотелось бы верить, что она сможет принять себя такой, какая она есть. Со всеми своими проблемами и претензиями к себе. С обидами и душевной болью. Мне так хочется, чтобы Андреа все же сумела полюбить себя!

Тема, которую поднял в своей книге автор, очень сложная. Поэтому, я не могу эту книгу советовать. Если вы уверены, что только психи лежат в психбольницах — пройдите мимо этой книги. Если вы никогда не сгрызали до крови ногти и не знаете, какой бывает боль от содранных заусениц — пройдите мимо этой книги. Она тяжела своим непрерывным потоком боли, нелогичной и внешне бессмысленной. Поэтому, она не понравится многим. Тем, кто никогда не испытывал сомнений в своей внешности, но всегда был уверен в себе и своей привлекательности. Тем, кому не интересны постоянные рефлексии и самоуничижение. Тем, кто в школе был всегда окружен поклонниками и поклонницами из разных классов. Тем, кто спал спокойно ночами, не боясь очередного утра и ненавистной дороги в школу. Тем, кто не знает, какой же это кайф — съесть огромное количество еды, а потом с наслаждением изрыгать ее из себя, ощущая невесомость своего тела и возможность полного контроля над ним, одновременно ненавидя себя и проклиная свою слабость. Как хочется счастья! Счастья без оглядки на прошлое! Без постоянного расковыривания болячек на ссадинах раненой души!

Постарайся увидеть, как из трагедии рождается волшебство.
Читать полностью
malyaka
malyaka
Оценка:
16

Друзья, посмотрите внимательно на эту книгу! Вы видите тоже самое, что и я? Обложка вся усыпана шоколадными конфетами, правда? А какое аппетитное название на ней красуется, ммм!! Шоколадный папа!! Не знаю, как Вы, а я думала, что за столь вкусной обложкой скрывается не менее вкусный сюжет!!! Вот наивная - то!!! С самых первых страниц я поняла, что сладкого молочного шоколада мне не видать как собственных ушей. Осталось надеяться, что хотя бы горьковатый, но все же сладкий вкус черного шоколада я смогу почувствовать. Надежды мои не оправдались. На всем протяжении книги меня преследовал гадкий, горький вкус старого шоколада, который не знаю сколько лет пролежал в холодильнике и весь покрылся белым налетом. Согласитесь, не слишком привлекательное зрелище! Но зато полностью совпадает с настроением книги. Гадкая, противная книжка! После ее прочтения мне захотелось сделать две вещи: помыться и заварить себе сладкий чай с лимоном.

О чем эта книга? Не буду полностью ее пересказывать, затрону только начало.
Она повествует об анорексичной девушке двадцать одного года, которая после продолжительных прибываний в психиатрической больнице возвращается в нормальную жизнь и пытается сосуществовать с окружающим миром!! Как у нее это получается? Очень хреново получается! Она сидит на таблетках, находится в постоянном нервяке, экспериментирует со своей внешностью! Хотите оранжевые волосы? Пожалуйста! Желаете лысую героиню? И она тут как тут!! Личная жизнь тоже тяжело складывается: познакомилась в психушке со скрипачом, влюбилась, вышла замуж! Всю круто! Но только не у нее! Ведь героиню съедает жгучая, ядовитая ревность! А все почему? Да потому что папа ее - тот еще фрукт!! Изменял маме с некой Маддаленой, а чтобы загладить свою вину перед женой и дочками покупал им сладости, в том числе и шоколад. Вот и он! Вердикт таков: психологическая травма детства. И нашей бедной, несчастной героине ничего не остается делать, как сметать с прилавков универмагов шоколадные конфеты, пирожные и прочие сладости, поедать их за считанные секунды, а потом в романтической обстановке санузла обниматься с верным другом, который ее никогда не предаст - с туалетом. Автор книги не оставила героине никаких надежд на светлое будущее! Мрак! Пустота! Ха-ха-ха!! (демонический смех).
Уважаемая Анна Йоргенсдоттер, Вы такая жестокая!!! Я все понимаю, анорексичные неуравновешенные героини тоже имеют право на существование, но зачем же так издеваться над девушкой???

Друзья мои, если Вам хочется погрузиться в серый, грязный мир проблем и порадоваться, что они Вас не касаются, "Шоколадный папа" Вам в этом поможет! Мои ожидания сие "творение" не оправдало, оттого и столь низкая оценка.

Читать полностью
Оглавление
  • Часть первая
  • Больница (1993)
  • Они не видели никого красивее
  • Андреа не говорила, что ей страшно (Рождество 1993)
  • Труп под столом Карла (ранняя весна 1994)
  • В ожидании Маддалены – 1
  • Вальсирующая пара на серебристой обертке
  • Кот для аллергиков
  • Тухлая рыба (лето 1994)
  • В ожидании покоя
  • Пальцы ошибаются, по Фрейду; чертовы бабочки (осень 1994)
  • Магия
  • Любовный треугольник
  • Выписывать счастье на бумаге
  • Часть вторая
  • Каспер и Андреа (ранняя весна 1995)
  • Под чартерным солнцем
  • Паломничество на балкон (лето 1995)
  • Скороговорка о том, как больно
  • Вторжение Ирены
  • Черные ботинки – I (1979)
  • Черные ботинки – II (лето 1995)
  • Марка зубной пасты
  • Как Андреа заполняет пространство
  • Разорванное
  • Андреа сама завязывает шнурки
  • Змея должна быть опасной
  • Андреа против Ирены
  • Игры с Иреной
  • Папа, вернись домой и скажи, что я красивая (осень 1995)
  • Ужасные женщины толпятся в голове Андреа
  • Каспер и Андреа веселятся
  • Рапорт из гостиной
  • Береги слезы
  • Бирюзовая пластиковая обивка (зима 1995 / 96)
  • Андреа – умница
  • Поцелуй
  • Из голубой телефонной трубки
  • Все остальное черное
  • Ярко-красное
  • Путешествие в Италию (весна 1996)
  • В ожидании Маддалены – 2
  • Можно ли убить из пневматического пистолета?
  • Каспер даже сливки не забыл
  • Сцены из жизни так называемых супругов
  • Фартук превращается в мантию (лето 1996)
  • Тошнотворные объятия
  • Руки художника
  • Большие тяжелые звуки
  • Каспер живет в идиллии
  • Почему бы не жить в палатке на балконе?
  • Дом у озера
  • Бьеркгатан, 64
  • Письма Каспера
  • Без Каспера
  • Часть третья
  • Большая площадь (осень 1996)
  • Черные губы
  • Любимая сказка разноцветной Андреа
  • Рвение и бард
  • Красная роза меняет владельца
  • Танец Каспера
  • Юнатан
  • Страх почти перед всем
  • Утиный помет и воспоминания
  • Одинокая девушка, сцена и постель
  • Глаза Андреа
  • Песнь летучей мыши
  • Походкой грешницы
  • Рычаги черного локомотива
  • На златом крыльце сидели…
  • Андреа и море
  • К ночи воскреснув
  • Привидения
  • Другой мужчина
  • В ожидании Маддалены – 3
  • В темно-коричневой подвальной комнате
  • Столица
  • Тональный крем
  • И все же что-то вроде сказки
  • Вокруг сцены
  • Под дверью Юнатана
  • Огненно-красная листва и еще одно бьющееся сердце
  • Город детства
  • Примечания