Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Француженки едят с удовольствием. Уроки любви и кулинарии от современной Джулии Чайлд

Француженки едят с удовольствием. Уроки любви и кулинарии от современной Джулии Чайлд
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
155 уже добавило
Оценка читателей
3.83

Франция – удивительная страна! Анн Ма с детства была влюблена во Францию, ее культуру и кухню. И по счастливой случайности, повторяя судьбу своего кумира Джулии Чайлд, она оказалась в Париже вместе с мужем-дипломатом на целых три года. Но вскоре ее мужа отправили с дипломатической миссией в Багдад, и Анн пришлось провести год в одиночестве в самом романтичном городе мира. Спасение от грусти и одиночества она, как и Джулия, нашла в изучении французской кухни. Целый год она исследовала 10 самых известных французских блюд из 10 разных регионов от их возникновения до идеального рецепта приготовления. Общалась с лучшими поварами и понимала, какую огромную роль играет еда в жизни французов и француженок. Ведь еда во Франции – это традиции, образ жизни и ни с чем не сравнимое удовольствие.

Лучшая рецензия
McGonagall
McGonagall
Оценка:
5

Это — кулинарное путешествие американки по Франции. Десять глав — десять регионов — десять рецептов (трудно воспроизводимых). Три линии: события личной жизни автора, впечатления от кулинарных вояжей, вставки сведений по истории местности. Возможно, это травелог, ибо путешествия внешние и внутренние соседствуют.

Выйдя замуж за дипломата, Анн Ма стала «супругой на буксире». Каждые три-четыре года — переезд на новое место. Старую карьеру редактора пришлось оставить, а к новой карьере кулинарного журналиста – обозревателя Анн пришла только в 32 года. Отсюда длинные монологи-фрустрации и размышления о женщинах, пожертвовавших своей идентичностью (выражение автора; я, даже после прочтения нескольких словарных статей, его полностью не понимаю) ради карьеры супруга.

Где-то с половины книга начала меня раздражать. Я попыталась понять почему, и ответ, наверное, такой: журналистский стиль и вторичность. Будь то кулинарное искусство или история, я отдаю предпочтение книгам экспертов, таких как Рут Рейчл и Джон Дики . Анн Ма скорее дилетант. Но, даже если говорить о книгах, написанных журналистами, то «Человек, который ел всё подряд» Джеффри Стейнгартена (рецензия) мне кажется более интересной книгой и… как бы это выразиться… более концентрированной. Да, вот именно, книга Анн Ма более «водянистая».

Дальше...

Перипетии личной жизни автора меня не интересуют, исторические вставки «а-ля Википедия» тоже. Что остаётся? Наиболее интересными для меня оказались личные кулинарные впечатления автора и особенности менталитета американки в чужой культуре. Анн прекрасно сознаёт, что американцы в силу своего воспитания — люди самоуверенные и с завышенной самооценкой. Тем интереснее и забавнее её «открытия».

Что же до журналистского стиля, то попробую объяснить на примерах. Вот Анн ест лионский салат и размышляет о мадам Леа, которая изобрела его в 1940-е годы. «Приложила ли она руку к созданию уксусного соуса с дерзкой ноткой копчёной сельди? Варила ли она яйца именно так, чтобы желток оставался в состоянии крема — не жидким и не твёрдым?» [с. 135]. Или: «В свете люминесцентной лампы, с бумажной салфеткой на коленях, я погрузила вилку в воздушную фрикадельку…» [с. 139]. А так же «… если я действительно хочу разгадать тайну кассуле…» [с. 206], «… узнать всю правду о „беф-бургуньон“» [с. 300], «… тонкопалыми руками монахов-цистерцианцев…» [c. 326]. Эти специфические построения фраз… надеюсь, вы понимаете, о чём я?

Об издании. Издано привлекательно. Бумага белая, приятный дизайн, печать чёткая, опечаток я не заметила. Симпатичные маленькие рисуночки (чёрно-белая графика) украшают страницы. Коллаж на обложке очень симпатичный.
Есть и минусы. Упомянутые картиночки повторяются многократно. Доходит до курьёза. Например, небольшой ландшафт — домик на холме, пирамидальные деревья и рулоны прессованного сена на переднем плане — встречаются на стр. 82 (Труа), 296 и 325 (Бургундия). Так это Труа или Бургундия? Думаю, ни то, ни другое. Издательство купило картинки со стока и при этом сэкономило. Картинка сия нашлась на нескольких стоках.
Украшательства иногда доходят до пестроты. На одном развороте и такой шрифт, и другой, и такая линейка и другая; да вот, сами смотрите.

Есть несколько странных мест. Например, меня озадачило, что ларариум назван в книге ракой [с. 206]. Ну и мой пробирный камень — слово «нелицеприятный» — дважды употреблено в неверном значении.
Но это всё мелочи. Книгу приятно взять в руки, и купить мне её захотелось во многом из-за издания.

Читать полностью
Лучшая цитата
Анн Ма
Француженки едят с удовольствием. Уроки любви и кулинарии от современной Джулии Чайлд
Ann Mah
MASTERING THE ART OF FRENCH EATING
Lessons in Food and Love from a year in Paris
Copyright © 2013 by Ann Mah. This edition is published by arrangement with Gelfman Schneider/ICM Partners, International Creative Management, Inc., c/o Curtis Brown UK and The Van Lear Agency LLC
Перевод с английского ЗАО «Компания ЭГО Транслейтинг»
© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014
* * *
Франция была моей духовной родиной. Она стала частью меня, а я – частью ее навсегда.
«Моя жизнь во Франции», Джулия Чайлд и Алекс Пруд’ом
Радости застолья сопровождают человечество всегда, независимо от эпохи, возраста, страны или времени суток. Они сопутствуют другим удовольствиям, переживают их и остаются нам в утешение, когда другие радости более не доступны.
«Физиология вкуса», Жан Антельм Брийя-Саварен
Пролог
До переезда в Париж, случившегося с нами летом 2008 года, мой муж Кельвин и я частенько изучали атлас Франции. Обычно я стояла на кухне, занимаясь приготовлением ужина, а муж, облокотившись на барную стойку, наполнял мой бокал и перелистывал широкие страницы. Он зачитывал названия регионов вслух: Эльзас, Бретань, Шампань, Прованс, Нормандия – и мы мечтали о том, как когда-нибудь возьмем напрокат автомобиль и отправимся в путешествие по стране, делая остановки в тех регионах, которые нас особенно интересовали с гастрономической точки зрения. Разумеется, так как речь шла о Франции, то мы хотели побывать практически везде.
Мы говорили о поездке, хрустя тостами по утрам в воскресенье. Слушая песню Шарля Трене «Route Nationale 7»[1], мы мечтали о нашем route des vacances[2], о шоссе, по обочинам которого разбросаны кулинарные рецепты. Мы читали книги, написанные в горных деревеньках Прованса и в буржуазных апартаментах левого берега[3]. При всем при этом ни один из нас по-настоящему не верил в то, что поездка когда-нибудь состоится. Все это время мы мотались по миру по прихоти дипломатической карьеры Кельвина: жили в Нью-Йорке, потом в Пекине, потом в Вашингтоне, переезжая с места на место раз в три года. «Может, когда выйдем на пенсию, – утешали мы себя, – возьмем машину и объедем всю Францию…» И фантазии возобновлялись с новой силой. Но до пенсии было еще очень далеко.
В мои цитаты Удалить из цитат