Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
87 печ. страниц
2020 год
16+

Вирусы и мы
Научно-фантастическая повесть
Андрей Прудковский
Валерия Иванова

Иллюстратор Ксения Белова

Фотограф Валерия Иванова

Корректор Александра Макарова

© Андрей Прудковский, 2020

© Валерия Иванова, 2020

© Ксения Белова, иллюстрации, 2020

© Валерия Иванова, фотографии, 2020

ISBN 978-5-4498-7230-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Вступление


Мы живем на Земле, где правит микромир. Его представители живут в воде и на суше: в горах и океанах, в реках и озерах. Вирусы и бактерии обитают также в живых существах. Они летают вместе с птицами и пчёлами, бегают по земле вместе с грызунами и млекопитающими, плавают в воде с рыбами и китами, они живут в насекомых: в клещах и комарах… Большинство обитателей микромира не опасны для человека, но есть и такие, которые могут вызывать смертельные заболевания. Вирусы заражают растения, нанося урон сельскому хозяйству, хотя если бы не было вирусов, поражающих водоросли, то весь океан бы зарос ими, и жизнь на Земле была бы невозможна. Вирусы попадают к живым существам вместе с потоками воздуха (воздушно-капельным путём), через кожу или через кровь при укусах насекомых и животных.

Откуда вирусы появились, не знает никто, но одна из гипотез – из космоса. Попав на нашу Землю, они ее заселили, с одной стороны, став главной опасностью для ее обитателей, а с другой, – помогая выжить планете. Эпидемии и пандемии, вызванные вирусами и бактериями, уничтожают много живых существ, но не всех. Выживают наиболее устойчивые организмы, так идет селекция всех живых существ, включая и человека. Но если так устроен наш мир, значит, нам надо научиться в нём жить. Надо понять, как победить микромир или, что реальнее, сосуществовать вместе с ним.

Именно этим занимаются вирусологи. Каждый раз, входя в боксы, они рискуют своим здоровьем, а иногда и жизнью. Это обычные люди, и ничто человеческое им не чуждо. Просто они, как на фронте, борются за наши с вами жизни. Именно об их жизни и их работе написана данная книга.

Пролог

Взгляни, как злобно смотрит камень,

В нём щели странно глубоки,

Под мхом мерцает скрытый пламень;

Не думай, то не светляки!

Николай Гумилёв

– Миллионы лет летят они через невообразимые пространства, чтобы однажды встретиться с обетованной землёй, которая на века станет их новой родиной.

Девушка-экскурсовод так красиво говорила, что Анна заслушалась, а когда группа двинулась дальше, подошла к прокалённому космическими излучениями камню и ласково погладила его рукой. Он был шершавый и немного колючий. А ещё он пах огнём и иными мирами.

– Ты ощущаешь здесь дыхание вечности? – спросила она у мужа.

Тот зевнул и заметил, что экскурсия уже кончается и не пора ли поворачивать к дому. Последнее время Анна заметила, что муж уходит… Не то чтобы он уходил из дома куда-то, а как бы уходит в себя, причём далеко-далеко, где Анне его уже никогда не найти. И в тот момент, когда рука её коснулась космического пришельца, она вдруг поняла, что этот камень, этот космический странник, от неё так же далёк, как её собственный муж… Даже камень, похоже, ближе… Выходя из музея под руку с мужем, она ощутила, что ноздреватый камень прочно обосновался в её душе. Он принял её и уже никуда не уйдёт. И она, как ни странно, была благодарна камню за такую близость и верность.

Глава 1. Анна и Фаг


– Анюта! – тихий голос позвал Анну.

– Мама! – воскликнула Анна и проснулась.

Уже много лет никто не называл Анну Сергеевну, доктора биологических наук, Анютой. Так звала её только мама, которая ушла из жизни десять лет назад, оставив свою дочку в суровом мире разума и науки. Вот и сейчас все мысли Анны Сергеевны были об очередном докладе на Совете Института о проделанной за год работе, о написанных статьях и о реальных успехах по борьбе с гриппом. А успехи реальные были! Новая вакцина, созданная во многом благодаря лаборатории Анны Сергеевны, наконец запущена в производство и скоро появится на пунктах прививок. Очередная осенняя эпидемия гриппа будет сведена к минимуму.

– Анюта! – тихий голос опять прозвучал в голове Анны.

Она потрясла головой и наконец проснулась.

– Ну вот, – подумала она, – допрыгалась со своей работой. Уже и голоса пошли, недалеко до психбольницы. Пора уменьшить научную нагрузку, всё же шестой десяток. Больше отдыхать, гулять на природе…

– Анюта! Можно с тобой поговорить? – тихий голос опять явственно прозвучал, и Анна машинально спросила:

– Кто говорит?

– Я зову себя Фагом. Не удивляйся, я живу внутри тебя. Ты обо мне всё знаешь, но, наверное, никогда не думала, что я тоже разумен. До сих пор я не умел с тобою говорить, но вот недавно догадался, что Вы – наши Боги – общаетесь с помощью звуковых волн низкой частоты, и если говорить очень медленно, то можете нас услышать. Нужна только достаточная сила звука. Сейчас с тобою разговаривают более миллиона особей моего общего тела, состоящего из твоих фагоцитов. Поэтому я и назвал себя Фагом. Мы, Фаги, тоже общаемся внутри твоего тела с помощью звуков, только намного более тонких, для людей неслышимых. Так что, несмотря на большую разницу в размерах, у нас с Вами много общего. Главное, мы тоже ненавидим болезнетворные вирусы и готовы с ними бороться, не щадя своей жизни. Совместное обсуждение планов этой борьбы может быть полезным для нас обоих.

Голос Фага закончил свою речь, и Анна сонно улыбнулась живости своего подсознания. Впрочем, раз уж оно затеяло с ней такую забавную игру… Почему бы и не подыграть? Анна привычно потёрла шею, где полгода назад выросла щекочущая кожу огромная папиллома…

– Итак, мой друг Фаг, – начала она, – предлагаю тебе проявить свои способности и убрать с моей шеи это ненужное украшение!

– С удовольствием, любимая Анюта! Только надави сильнее на него пальцем!.. Сильнее! Сильнее!.. А, понял! У меня ведь нет глаз, и ориентируюсь только по твоим ощущениям. Я понял, что ты хочешь убрать, но предупреждаю: возвратить обратно мною убранное я не смогу!

– Не волнуйся, – засмеялась Анна, – эти папилломы мне абсолютно не нужны.

– То есть, – уточнил голос, – если я попутно уберу ещё одну такую же, ты жалеть не будешь?

– Не буду! – расхохоталась Анна. – А теперь, прости, мне пора на работу.

«Что ж, – подумала она, – каждый сходит с ума по-своему. Во всяком случае, моё сумасшествие кажется мне весьма забавным».

Анна вспомнила своего давно умершего друга, который перед смертью тоже сошёл с ума. Но у того действительно была серьёзная причина – алкоголизм. Жаль, хороший, добрый был человек, за такого и замуж можно было бы… Увы, пил! За неделю до смерти он зашёл к Анне вечером на чай, к её удивлению, совсем трезвый. Несчастным голосом он поведал, что на прошлой неделе во время «белой горячки» видел чертей…

– Знаешь, – признался он, – а черти совсем не такие, как нам рисуют: они не чёрные, а белые и похожи на маленьких весёлых зайчиков.

Аня вспоминала, как хорошо они тогда посидели, пили чай с тортом… Потом он ушёл, чтобы больше не вернуться, через неделю его не стало…

Анна сварила привычную утреннюю овсянку. Бутерброд с голландским сыром и кофе завершили её скромный завтрак. Надо было бы ещё сделать зарядку, но сегодня Анна проспала, да и чувствовала себя неважно – вчерашняя работа в боксе с новым вирусом гриппа не прошла бесследно. Надо бы взять перекус на обед, но готовить не хотелось. Она положила в сумку пару бутербродов с сыром и пачку творога.

Теперь к зеркалу: пара штрихов – ресницы, один – губы. «Наряд мой сегодня будет тёмный», – подумала Анна, напевая про себя арию тореадора из «Кармен», – предстоял тяжёлый разговор с подругой.

Около подъезда, под знаком инвалидной стоянки, Анну ждала её машина.

А что? Она заслуженно носит звание инвалида: тут и возраст, и больные ноги! Не в общественном же транспорте ездить?

А потом закрутилось привычное колесо институтской жизни. Совет, на котором было представление докторской диссертации её подруги Светланы, затем собрание лаборатории, разбор вопросов аспирантов, статьи, чужие – на рецензию, от соавторов – на проверку перед сдачей в печать…

Под конец, после традиционного лабораторного чая, она уединилась с подругой и попеняла ей на то, что вся её докторская основана на материалах её же собственной аспирантки Кати.

– Как, по-твоему, теперь твоя Катерина будет защищаться?

– Не парься, – отмахнулась Светка, – организую я ей защиту, ну на полгода позже, подберу какую-нибудь другую тему. Тебе-то самой не всё равно, ведь эта Катька, получив диплом, тут же от нас сбежит. Ты лучше о делах института подумай. Люди стареют, уходят на пенсию… Начальству нужны новые доктора наук! Так и Семён Борисович говорит… Высиживать новую докторскую у меня просто времени нет!

Одним словом, заболтала её подруга, и Анна Сергеевна решила не поднимать более вопрос об этой защите, хотя осадок от разговора остался.

Катя – хорошая девушка, у Анны она проходила практикум по детекции вирусов гриппа. «Ничего, – подумала Анна, – мы с Катей что-нибудь сообразим! Будет и у неё диссертация!»

До дома она, что называется, доползла. С трудом разделась и, не ужиная, заснула. Но и ночью ей не было покоя. Её явно лихорадило, а ещё не давал спать кашель. Утром, умываясь в ванной у зеркала и любуясь своим пожелтевшим лицом, Анна отчаянно закашлялась и выплюнула в раковину огромный кровавый сгусток.

«Ну вот, – подумала она, – это уже что-то!» Анна позвонила на работу, что не придёт. «Теперь пора вызывать врача…»

– Не надо врача! – вдруг прорезался знакомый внутренний голос. – Это моя работа! Ты ведь просила убрать те образования?

Анна привычно тронула папиллому на шее, и та, отвалившись, осталась у неё в руках.

– Понимаешь, – продолжал голос Фага, – я не знал, как проще это сделать, и решил задать макрофагам отпечаток этого ненужного образования. Но, как ты, наверное, знаешь, макрофаги умом не блещут, так что они съели не только твою, как ты называешь «папиллому», но и все остальные по всему твоему телу. Одну, вот огромную, нашли в твоём горле. Она как раз и выскочила с кровью при кашле… Так что не волнуйся, не надо врача, всё у тебя в порядке!

– Не могу поверить, – откликнулась Анна, – макрофаги сами бы с папилломами ни за что так быстро не справились! Ты мне что-то не договариваешь!

– Анюта, ты, конечно, права. Я подключил и другие системы твоего организма, но не могу об этом рассказать, так как просто не знаю их названий.

– До чего же мне сейчас худо! – пожаловалась Анна. – А ещё ты, оказывается, и мысли мои читаешь?!

Тем временем Фаг продолжал:

– Знаешь, эти образования оказались весьма мерзкими по вкусу, многие макрофаги погибли… В крови теперь полно отходов, но к вечеру всё почистим! Пока отдохни, погуляй, поспи! А насчёт мыслей… Что делать – читаю, но не беспокойся, я ведь часть тебя и ни единому человеку, кроме тебя самой, об этих мыслях рассказать не смогу!

«Вроде эти слова должны успокоить хозяйку, – подумал Фаг. – Даже когда мне удастся обосноваться в телах ближайшего окружения Анны и я смогу слышать их мысли, открываться хотя бы ещё одному человеческому существу, кроме Анны, было бы неразумно».

Анна последовала совету своего внутреннего голоса, тем более что работать она всё равно не могла. Немного погуляв по парку, она прилегла и, утомлённая бессонной ночью, неожиданно заснула, а проснулась уже под утро, когда сквозь холодный утренний туман и городской смог пробился первый луч солнца. Настроение было, не в пример вчерашнему, отличное, так что захотелось сразу под прохладный душ. Именно это Анна и сделала, с удивлением убедившись, что утренняя бодрость ей не снится! Радость нового дня просто пузырилась, как газировка в стакане. Пройдясь жесткой мочалкой по телу, к своему удивлению, Анна смахнула с кожи ещё с десяток мелких папиллом, украшавших ранее ее живот.

«Что ж, – подумала она, – против фактов деваться некуда, придётся признать, что этот мифический Фаг реально существует. Хотя рассказывать об этом никому не стоит – засмеют, а то и к психам отправят».

– С добрым утром, – отозвался Фаг, – конечно, не следует обо мне рассказывать! Даже если поверят, будет ещё хуже! Живо превратишься в подопытного кролика. Вряд ли ты этого хочешь? Да, кстати, – продолжал он, – я тут ещё кое-что у тебя подправил. Судя по твоему хорошему настроению, всё сделал правильно. У тебя везде были разбросаны по суставам какие-то кристаллы, я постарался их растворить. Не возражаешь?

Анна вдруг поняла, что постоянная боль в коленях, к которой она уже успела привыкнуть за последние годы, куда-то исчезла. Это было чудо. И немного страшно было поверить, что чудо случилось именно с ней.

– Я вижу, недавно ты работала с неким вирусом, – продолжал Фаг, – а вирус этот в то же время неплохо поработал внутри тебя. Основную часть этих вирусов я уничтожил, могу показать тебе их изображения.

– Вот они: кругленькие, со множеством шипов-прилипал, с помощью которых они осуществляют инъекцию своей ДНК в заражаемую клетку.

«Вот я и обзавелась личным электронным микроскопом, – подумала Анна. – Хотя толку от него немного: ни сфотографировать, ни вставить изображение в статью! – она остро пожалела, что не училась в детстве рисовать. – Вот нарисовать всё это я бы тогда смогла!»

Тем временем накатывал новый рабочий день. Привычный утренний ритуал мелькнул и даже не отложился в памяти, все думы были о планах очередного дня.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
257 000 книг 
и 50 000 аудиокниг