quiz_vacation

Рецензии и отзывы на Епифанские шлюзы

Читайте в приложениях:
319 уже добавило
Оценка читателей
4.33
Написать рецензию
  • feny
    feny
    Оценка:
    13

    Передо мной открылась еще одна сторона творчества Платонова. Это новое, еще не виденное, не читанное мною. Такого Платонова я еще не знала. И никогда не смогла бы догадаться, не зная изначально автора произведения. Какой же он разный. И это здорово. Прекрасно, когда писателю подвластна многогранность.

    Здесь он представляет историческую миниатюру о строительстве судоходного канала между Доном и Окою во времена Петра, о трагической судьбе английского инженера.
    Я не пыталась искать соответствия реальным фактам - мне это было неважно. Меня привлекло другое – прекрасная стилизация, точно передающая дух того времени.
    25 января 1927 года Платонов писал жене: «Я написал их в необычном стиле, отчасти славянской вязью – тягучим слогом. Это может многим не понравиться. Мне тоже не нравится – так как то вышло».
    Не знаю, возможно, автор здесь и лукавил. Ведь далее он настаивает на необходимости «точного сохранения моего языка».

    Меня же стиль «Епифанских шлюзов» восхитил. Но почему так коротко?! Читать бы еще и читать!

    Читать полностью
  • laonov
    laonov
    Оценка:
    12

    Если бы Достоевский прочитал конец этой повести, то ему, а точнее, Свидригайлову, ад представлялся бы не тёмной баней с пауками, а... страшно и сложно придумать этому приличный эвфемизм.
    Попробую намекнуть : у де Сада в 120 дней... нет, слишком в лоб. Оскару Уайльду снилось в тюрьме... нет, опять не то.
    Ладно, чёрт с ним, скажу напрямик : в тусклую и душную камеру заключения главного героя, вошёл здоровенный, словно паук, мохнатый и отсталый в развитии палач-гомосексуалист, заявивший с жуткой улыбкой, что "справится" и без топора.
    Честное слово, в этот момент герой повести рад был выбрать судьбу "Цинцинната" , из "Приглашения на казнь" Набокова : сделанные своими руками декорации мира, рушились на глазах, но в их темно и сладко приближающемся горизонте событий, мерцали не светлые лики подобных ему, казнимому, на руинах декораций мира и жизни, свершалось иное...
    Почему Платонов выбрал этот странный финал, эту жуткую казнь? Ещё у де Сада, да и в легенде о Содоме, когда его жители хотели надругаться над ангелом, чувствуется не столько поругание самих основ природы, сколько экзистенциализм бесплодной, тупиковой, абсурдной страсти и жизни, одинокой до суицида и бреда судьбы.
    Не хочется тут говорить о привычной связи для послереволюционного времени в сравнении Петровских тяжёлых времён ( а повесть относится к этому времени), и времён социалистических.
    Является ли социализм, царизм, или же иной чрезмерный "изм", насилующий вечно-юную душу, судьбу и живую природу, подобным символом экзистенциального порока и казни ?
    Итак, герой этой повести - написанной почти славянской вязью, напоминающей какую-то стилистически-грустную степную позёмку, которой удивятся многие, знакомые с "привычным" стилем Платонова, - англичанин Бертран, отправляющийся в российскую глушь, для постройки шлюзов, ради которых он угробит свою судьбу, сотни чужих судеб и слишком многое в природе. И ради чего ?
    Единственная связь его с цивилизацией и "жизнью" - нежные письма к жене Мери, оставшейся в Англии, что в некоторой мере наводит на размышления об автобиографичности этой повести, т.к. и жену Платонова звали Марией, а он в то время работал мелиоратором в тамбовской глухомани.
    А ведь герой хотел всего лишь повенчать любовь и быт, бытие, став для любимой, её сердца и жизни, Америго Веспуччи; сердца, для которого он - дороже жизни, а значит, он должен стать интереснее этой жизни.
    "Ежели б в тылу имелась достоверная любовь - восклицает герой, - тогда бы каждый пешком пошёл хоть на луну !"
    К сожалению, Мери не осталась ему верна... к сожалению, душа и муза, находящиеся в своей голубой и туманной дали, тоже нам изменяют, и не так уж важно - страшно даже подумать ! - с кем.
    Право слово, иногда кажется, что у тела и души ведётся переписка, похожая на грустную переписку героев повести.
    Душа-иностранка... Но и тело порой ощущает себя этим "иностранцем", которого судьба занесла ̶и̶с̶к̶а̶т̶ь̶ ̶п̶р̶и̶к̶л̶ю̶ч̶е̶н̶и̶й̶ ̶н̶а̶ ̶з̶а̶д̶н̶и̶ц̶у̶ ̶ в забытые богом и чёртом дремучие окраины мира. Что делает человек на этой земле ? Быть может, такой же абсурдный труд, как и герой повести, вочеловечивая природу, и расчеловечивая человека ?
    Где этот живой баланс между построением рая на земле и счастья, свободы в творческой душе ? Чертежи для рая и вечности, у нас всегда в кармане, но где, с кем, и из какого материала их сделать ?
    И в самой душе не все то шлюзы сделаны, не все окна прорублены в Старый и Новый свет :

    открыть окно - что жилы отворить...

    Ах, может статься, что любимая Мери - призрак любимой - будет ещё долго получать письма от "призрака" своего возлюбленного, которого так непоправимо и страшно уже давно нет на земле.

    Читать полностью
  • profi30
    profi30
    Оценка:
    9

    «Епифанские шлюзы» меня приятно удивили, хотя в этой повести еще нет фирменного стиля писателя.

    Историческая канва - водное сообщение между Черным и Каспийским морями (проект Волго-Донского канала). Это повесть намек на строительную гигантоманию, развернувшуюся в СССР в период индустриализации.

    Вывод: кардинальное несоответствие между европейским сознанием и российским. Не азиатским, а именно «российским», где сочетаются недальновидность высокого начальства, штурмовщина на местах, лень, русская вольница, имитация деятельности, формалистика, просто природная стихия и многое прочее, что очень тонко подметил Платонов в этой небольшой по объему повести.

    Удивляет странная концовка, когда главный герой погибает от «ласк» палача садиста гомосека. Почему такая концовка, для меня загадка?

    P.S. «… в городе Епифани, в Тульской провинции». Странная (географическая) описка, которую я нашел во всех доступных изданиях данной повести.

    Читать полностью
  • dimavernal
    dimavernal
    Оценка:
    5

    После абсолютно скучного и непонятного мне «Котлована» читать Платонова крайне не хотелось. Но я решил дать ему еще один шанс, так как за последнее время только роман Платонова не понравился мне настолько сильно. И, знаете, после «Епифанских шлюзов» я амнистировал этого автора. Нет, не могу сказать, что данная повесть мне понравилась, она прошла для меня довольно ровно. Думаю, на это повлияли историческая канва и малый объем.

    Главной же проблемой Платонова для меня, и я думаю для многих, является тягучий и сложный язык, которым он пишет. Я готов принять ломаную речь, которой говорят герои, так как действие повести происходит в 18 веке, и Платонов хотел сильнее передать дух того времени. Но мне не понятно, зачем писать все произведение таким языком.

    Читать полностью

Другие книги подборки «Список Дмитрия Быкова»