Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • serovad
    serovad
    Оценка:
    132

    Я, наверное, не устану восхищаться талантом Андрея Макаревича. Может, я предвзят к нему? Может, сказывается то, что являюсь поклонником его творчества? Может быть и так. Но только считаю, что он и в прозе талантлив - глубоко и прочно.

    Хотя, может быть, насчёт последней фразы я и переборщил. Не знаю, что бы получилось у Андрея Вадимовича, напиши он какой-нибудь роман страниц на триста-пятьсот с сюжетом, с композицией и всем тем прочим, что описано в учебнике по предмету "Введение в литературоведение". А вот малые жанры, вроде рассказов и заметок, ему (Макаревичу то есть) удаются славно. Читаю - не начитаюсь, словно божественный нектар пью. Банальное сравнение - ну, что делать, не дал Бог таланта, в отличие от того, которому сейчас дифирамб пою. Или пишу.

    Макар рассуждает про звук во множестве его проявлениях, а в большей степени про музыкальные звуки. В общем, говорит о том, с чем всю жизнь сталкивается. Ну и, соответственно, в чём разбирается. Его коротенькое произведение - местами учебник, местами рассуждалки, местами новелла, местами мемуары. А всё вместе концентрат мысли. И образов.

    Да, насчёт образов Макар тоже мастер. Редкому прозаику удаётся передать свои ощущения и тем паче воспоминания таким образом, что они находят конкретное воплощение в сознании читателя. Тут опять получилось.

    Итак, вначале был звук. Своеобразная трактовка всем известного "Вначале Было Слово" (Ев. от Ионанна, 1:1). А что? В конце концов, слово - тоже звук. Или набор звуков. В общем, у Макара звук первичен. Как материя у материалиста. Одним только вступлением он сочно обосновывает преимущество звука над изображением. Таким образом, что каждое предложение из первой страницы можно спокойно выставить в цитатник.

    Каждый из нас когда-то слышал, что восемьдесят процентов информации поступает человеку через глаза. Не знаю, кто автор этой сентенции. И каким образом производились подсчеты, И вообще, что имеется в виду под информацией. Если исключительно содержащаяся в тексте — тогда да, конечно. Восемьдесят процентов — через глаза. А оставшиеся двадцать — через уши, по радио. Но мне кажется, что понятие «информация» — гораздо более широкое. И шум дождя сообщает тебе о том, что идет дождь, ничуть не хуже, чем круги на лужах, видимые глазами.
    Если мы не хотим что-то видеть, мы закрываем глаза. Не руками, нет — у нас есть веки. А на ушах век нет, и руками затыкать их весьма неудобно. То есть природа разрешает нам иногда оставаться без зрения, и не разрешает без слуха. Значит, что с точки зрения природы важнее?

    А дальше много разговоров про то, как это было. Как развивался звук и рок-н-ролл у нас и в Англии, как становились Битлы и что творится с музыкой сегодня. Повествование такое спокойное, что Макаревич у меня при этом ассоциируется не с музыкантом "Машины времени", который способен выдать зубодробительное соло на гитаре и протянуть на одном дыхании "когда последни-и-и-и-и-и-и-и-и-ий враг упал", а с Макаревичем-бардом, который в одиночестве выходит на сцену, берёт акустическую гитару и начинает примерно так: "Пустым обещаньям и сказкам не верьте"... Вот у книги такая бардовско-макаровская аура.

    Я отвлёкся.

    Он очень легко передаёт ощущения на бумагу. Он очень глубоко и понятно объясняет, например, почему, например, народ так полюбил песни "Ландыши" и "Подмосковные вечера" (оказывается, почти за то же, за что весь мир заслушивается "Бэссаме мучо").

    Он говорит о музыке в целом.

    Музыка... помогает вспомнить самих себя — молодых и неотразимых. Качество самой музыки при этом не имеет, увы, значения.
    Для каждого из нас лучше то, с чем он вырос, под чью музыку впервые поцеловал девушку и проснулся наутро рядом с ней. Музыка — лишь часть общей картины счастья.

    Он много говорит о музыкальных инструментах - гитаре, барабанах, контрабасе и других.

    А самое ценное - он очень доступно и убедительно объясняет, как можно испортить хорошее стихотворение хорошей музыкой. И как пишутся песни. И что за прогресс-регресс испытывает звук сегодня. А звуки бывают разные. В том числе и синтезированные.

    ...не станет хороший композитор, слышащий музыку стиха, уродовать этот стих своей хорошей, но ненужной этому стиху мелодией — он попросит поэта написать ему ТЕКСТ. А текст — это отнюдь не стихи второго сорта: это составляющая часть песни, и цельным произведением уже будет песня — удивительный гибрид слова и мелодии, и будучи из этой песни вынутым и представленным в виде стихотворения, текст в отрыве от своей мелодии будет выглядеть несовершенным. Поэтому меня раздражают тексты песен (даже самых лучших!), изданные в виде стихов.
    Вечный спор на тему, что в песне главнее — музыка или слова, есть дискуссия о том, что важнее — ноги или крылья. Хвост, едрена мать.
    Я большой нелюбитель модных ныне оккультных словечек типа «аура», «энергетика», но в хороших инструментах остается что-то от хороших музыкантов, на них игравших, вы уж мне поверьте.

    От книжки немного веет безысходностью, как иногда из воспоминаний старых людей. В каком-то смысле Макар действительно старик. тут дело даже не в физическом возрасте. Просто много ума, много таланта и много жизненного опыта как бы автоматически всегда делают человека старше, чем он есть на самом деле. Вот и тут он с ностальгией человека в возрасте рассуждает о том звуке, который всё сильнее теряет и забывается.

    Но ещё не затерялся.

    Читать полностью
  • dream_of_super-he...
    dream_of_super-he...
    Оценка:
    48

    Хороший всё-таки дядька Андрей Макаревич.

    Я вот книжку решилась почитать только потому, что сам он мне как медиа-персонаж очень симпатичен, а других его творений я не читала. К сожалению. Ну или к счастью. Всё ещё впереди.

    Тут, собственно, помимо первой части "Вначале был Звук", в которой Андрей Вадимович излагает свой взгляд на музыку, мир и мироощущение, есть же и вторая часть - "Маленькие иSTORYи", тут как раз в небольших эссе и собралась вся прелесть этого издания (ну как для меня, естественно).

    В первой части, дело в том, что слишком много самого Макаревича: "Я вам сейчас объясню, как это надо понимать", "Вы, наверное подумали, что суть в этом, а суть на самом деле в том" и т.д. в этом же направлении. Меня это местами нервировала, при всём уважении на гуру не тянет он для широких масс.

    А истории душевные, и о друзьях, и об обидах, о воспоминаниях, наблюдениях, опыте. Живая, короче говоря, получилась вторая часть, буду ждать продолжения, он же вроде б для журнала эти статьи пишет, обещал, что to be continued, следовательно, буду ждать.
    Такой человек не обманет.

    Читать полностью
  • metaloleg
    metaloleg
    Оценка:
    13

    Хорошая знакомая позавчера попросила приехать и собрать ей мебель из ИКЕИ. Это, конечно, свято, если женщина просит мужчину собрать ей кровать и полки, отказаться будет высшим проявлением невежливости. Приехал, разобрал кровать с того места, на котором бедняжка окончательно запуталась в десятке составляющих, собрал как правильно, положил матрас, потом поднял на руки знакомую и положил на кровать. Чисто испытать на прочность, а не для того о чем вы подумали. Оставалось только посмеяться, потому знакомая почему-то решила, что на кровати можно спать без навязываемой еще в магазине фанерной доски, но иначе матрас проваливается даже под знакомой веса пушинки. Посмеялись, знакомая убедилась, что доску придется покупать. Совершенно рядовая история, можно в блоге написать, можно в социальной сети, а можно и просто друзьям общим расказать, будет над чем посмеяться, пока не забудем.

    И вот совершенно такие же истории случались у Андрея Макаревича, а он взял да написал из них полкниги из "Вначеле был звук", которые я целиком прочел по дороге к знакомой и обратно. О том как взяли в аренду в ноябре тропического жука для съемок клипа, а он возбми и улети в огромный павильон, где его два часа искали и нашли погибшим смертью храбрых. Про то, как ему вырезали мозоль в России и Израиле. Про разницу в памяти у разных поколений. Про русские стены и их отсутствие в Америке. Про бедных и богатых, добрых и злых, талантливых и не очень. Словом, рассказы за жизнь и про Жизнь. Хорошие рассказы, читаются легко, прежде всего потому, что абсолютно не связаны с его, Андрея, звездным статусом - подобное случается со всеми нами. Только не каждый их записывает.

    А вторые полкниги, скорее первые по порядку - это размышления про Звук. Про разные инструменты, что его извлекают, и про первые знакомства с этими инструментами. Про саунд The Beatles и первые музыкальные опусы. Про старые пластинки и новые mp3ишки. Про квинты, кварты и прочие сложные музтермины, которые мы, на самом деле, не задумываясь, каждый день передаем голосом. Размышления про гитару, почему она стала самым популярным инструментом столетия и символом рок-музыки. Даже никогда не задумывался об этом, а ведь все просто - диапазон звучания гитары максимально схож с диапазоном человеческого голоса, а посему человек поющий под перебор шести струн так органичен. Словом, простые околомузыкальные истины, но именно поэтому их трудно замечать, ведь все кажется таким банальным. В небанальной книге.

    Читать полностью
  • Lisena
    Lisena
    Оценка:
    11

    Ранее читала его книги "Сам овца", "Занимательная наркология" и с большим удовольствием прослушала начитку текста самим автором. Для музыканта, не связанного с печатным словом, написано неплохо. За счет музыкальных вставок во время чтения текста ощущается атмосфера московского дворика. Это сборник воспоминаний о детстве маленького Андрюши в коммунальной квартире, где происходили маленькие детские чудеса; о родителях; о взрослении; о жизни; о музыке. Всё интеллигентно, ненавязчиво, стильно и естественно.

    В жизни каждого человека есть вещи, которые он не в силах оценить объективно, т.к. даются они один раз, и сам факт сравнения невозможен.

  • pracsed
    pracsed
    Оценка:
    11

    То, что книга с таким названием должна быть о музыке, кажется очевидным. Однако это не совсем так. В ней много личного (историй из жизни, наблюдений, мыслей, эмоций, воспоминаний), т.е. читая эту книгу, больше узнаешь о Макаревиче, чем о музыке как таковой. Тем не менее разве не интересно было узнать, что во времена его детства все программы шли в прямой трансляции, и между ними делали перерывы, чтобы успеть перетащить камеру в другую студию. Или о том, что нижнюю часть тела Леонтьева закрывали кубом, т.к. его движения бедрами на сцене считались вопиюще неприличными.
    Очень любопытными мне показались его музыкальные наблюдения. Например, каждому настроению человека, его интонации, соотвествует определенный музыкальный интервал (призыв, пафос - «Вставай, пойдем!» - кварта; кокетливость, манерность - «Да, я такааая!» – малая секунда). У американцев, англичан, ирландцев песни базируются на мажорной секвенции, а у русских, цыган и евреев – на минорной; это заметно и в речи. Чем южнее страна, тем большее значение имеет ритм.
    Единственное, что мне не понравилось в этой книге, - настроение. Тотальная горечь, печаль, горькая ирония. Макаревич рассуждет о рекламе, телевидении, современных журналистах, кино, музыке. Грустно то, что он все это рисует черной краской – безысходность, ни одного луча света в этом темном царстве, все хорошее осталось в прошлом.

    Уродливые телепрограммы, кошмарные диджеи, разбавляющие болтовней бездарные песни. Хозяева этого зоопарка похлопывают меня по плечу и снисходительно объясняют, что все это не для меня. Понимаю. А можно что-нибудь для меня? Для меня и моих друзей. И для друзей моих друзей - нас не так уж мало и мы тоже живем здесь. Можно даже за деньги - бог с ним, я заплачу.

    Его истории из жизни проникнуты этой безнадежностью, исключение – только забавная зарисовка о жуке.
    Правильные, ценные мысли, умный, глубокий человек. Только как же это все безрадостно… Жаль.

    Читать полностью