Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
309 печ. страниц
2016 год
16+

Майк замер в восторге. Если минуту назад он считал Пайпер самой счастливой на свете и, жалея себя, завидовал ей, то теперь чувство радости подняло его настроение настолько, что он чуть не подпрыгнул от изумления и счастья. Уж теперь он точно знал, что этот новый прекрасный нож лучше всяких перьев с бантами! Как не хватало Майку этого сегодня!

– Пап, – Майк нерешительно протянул руку, взяв с ладони увесистый новенький нож. – Как ты… как ты узнал?

– Что тебе хотелось новый перочинный нож? – улыбнулся Дэвид, – а не думаешь ли ты, что твой отец тоже был мальчишкой, любящим игры и приключения? И он прекрасно понимает, чего тебе хочется. Тем более, что у твоего старого ножа всего одно лезвие, да и то оно уже ржавое и плохо режет. А здесь… – Дэвид взял нож у Майка. – Здесь помимо простых лезвий есть даже это.

Дэвид повернул нож и вытащил ногтем за тонкую щель лезвие-крюк. Оно заиграло бликами, как маленький серп.

Майк был сражен. Такого еще не видел ни он, ни его друзья.

– Ну что, похоже, к нам сегодня приехал не папа, а Санта, – улыбнулась Эшли. Она была рада за своих детей, что у них такой внимательный отец.

– Что ж, – Дэвид на мгновение присел, и его глаза сияли. – Я рад, что угодил.

– Да что ты, пап! – Пайпер подскочила к отцу. – Ты очень сильно угодил!

– Да! Это лучшее, что могло быть! – сказал Майк.

– Погодите, погодите – это еще не все… – Дэвид встал, засунув руку в карман брюк. Он улыбался, глядя на Эшли, и в его веселых глазах было что-то чарующее, отчего она покраснела, смутившись.

– Ах, – Пайпер обернулась на маму. Теперь был черед Эшли получить свой подарок.

– Неужели… – Эшли проговорила смущенно, – неужели и для меня что-то есть?

– Конечно есть! – Пайпер присела, не выпуская своего нового платья.

– Что там? – спросил Майк.

– Тихо, тихо – смотрите…

Наконец, Дэвид извлек из кармана маленькую синюю коробочку.

Эшли взглянула, и щеки ее порозовели, а руки начали нервно теребить край скатерти. Она улыбалась.

– Дело в том, что, может быть, кто-то и забыл, но пока я был в Эдинбурге, здесь без меня прошел день-годовщина нашей свадьбы. Меня не было рядом, но воспоминания о моей дорогой Эшли и об этом великом для меня дне побудили меня сделать это…

Дэвид присел рядом, протянув Эшли свой подарок.

– Пусть каждый день это будет напоминать тебе обо мне…

Дети обступили маму с обеих сторон, держа каждый свою драгоценность. Эшли смущенно взяла бархатную коробочку, но радостное желание как будто поторопило пальцы, и она немедленно открыла подарок.

Внутри из белой бархатной подушечки, как из снега, торчало золотое кольцо. На маленьком обруче, раскрыв лепестки, словно замер цветок. В самой середине был сапфир синего цвета – любимого цвета Эшли. Кольцо сияло новизной, завораживая взгляд…

Пайпер замерла в восторге, и в ее больших карих глазах, казалось, светились маленькие кольца. Майк тоже был очарован красотой такой небольшой, но очень ценной вещи.

– Примерь…, – сказал Дэвид, осторожно вытащив цветок из коробочки. Эшли не могла вымолвить ни слова – она не спускала глаз с изумительно красивого кольца.

Он взял руку Эшли и мягко надел кольцо на палец жены. И в этот момент такая тишина замерла на кухне, что все услышали, как кровь пульсирует по венам и как часто бьется сердце Эшли.

Это был поистине волнующий момент. Теперь маленькое кольцо заиграло на пальце Эшли, а она была вне себя от счастья.

Так приятные сюрпризы лишают дара речи и делают волшебным даже самый обычный день.

– Мне так приятно, Дэвид… – наконец Эшли смогла вымолвить жалкие слова, которыми нельзя было передать все те чувства, которые захлестнули ее.

– Кажется, сегодня очень прекрасный день, потому что все довольны! – Дэвид улыбнулся. Дарить подарки всегда приятно, даже приятней, чем их получать. Особенно когда ты видишь, что твои сюрпризы поистине удивляют и дарят радость.

– Наш папа самый лучший! – вскочила Пайпер и закружила на кухне, прижимая свое новое платье к груди.

– Да! Наш папа – лучший! – встал Майк. Он сжимал новый нож в кулаке, все время поглядывая на руку.

В радостной суматохе все забыли про чай, и только Дэвид скромно отхлебывал из своей чашки, смущенно улыбаясь и поглядывая то на детей, то на Эшли.

– Это правда, что это – лучшее утро за целый год, – сказала Эшли. Теперь она отошла от радостного шока, но ее щеки все еще горели. Все были приятно взволнованны.

– Да, я очень рад. Майк, присядь, Пайпер, ты тоже присядь. Мне нужно кое-что рассказать вам всем, – сказал Дэвид, пытаясь успокоить развеселившихся детей.

– Что, еще что-то? – удивилась Пайпер, присаживаясь.

– Да нет, просто мне нужно посоветоваться с вами. Всю дорогу в поезде я много думал…

– О чем? – спросила Эшли.

– Да вот… Видите ли, есть кое-какая возможность. Правда, возможность для меня и мамы…

Все заинтересованно посмотрели на отца.

– Дело в том, что наступает лето. Вы, наверно, уже готовитесь к нему.

– Да, – кивнул Майк. – Я буду бегать на речку каждый день, если будет погода!

– Да, да. Это все отлично…, – сказал папа.

– Что ты хочешь рассказать, Дэвид? – взглянула на него Эшли.

– Пока я был в Эдинбурге, мне удалось встретиться с Джоном… Сто лет его не видел. С тех самых пор, как мы переехали, наверно…

– Неужели? С самим Рэйлдоффом? Как поживает его жена Элизабет?

– О, да у них все прекрасно. Ты не поверишь – они ждут ребенка…

– Да? – Эшли просияла. – Я так рада за них, просто безумно счастлива!

– Оказывается, недавно они купили себе домик около Бредфорда. Теперь они перебираются туда из Манчестера. Джон был очень рад встрече, тоже спрашивал про тебя. Он приглашает нас с тобой посетить его новый дом…

– Правда? – спросила Эшли. – Но что значит посетить? До Бредфорда очень далеко отсюда, тысячи миль, и если мы уедем, то уедем надолго. Хотя мне бы очень хотелось побывать в тех местах… Говорят, там такой воздух: чудесное место, везде цветы, ухоженные сады около домиков, приятные люди…

– Да, да, – кивнул Дэвид. – Твоя подружка Элизабет все время стремилась найти себя местечко вроде этого. А теперь Джон готов на все ради будущего ребенка. Он нашел себе новое занятие и работает там же. Но сейчас он уходит в отпуск, потому что нужно обустроить дом и все лето провести около беременной Элизабет.

– Я так рада… – проговорила Эшли, и ее глаза засияли.

– Эшли, Джон ждет нашего слова в ответ на их приглашение. Он дал мне номер, по которому я могу связаться по телефону с его офисом. Мы договорились, что я дам ответ, как только приеду…

Майк сидел молча, и Пайпер тоже внимательно слушала родителей. Они не знали людей, о которых шла речь, но им было интересно послушать про них.

– Дэвид… – Эшли вдруг взглянула на своих детей.

– Вот об этом я и хотел поговорить. Если мы собираемся уезжать, то мы не сможем взять Пайпер и Майка с собой…

– Почему? – вдруг встрепенулась Пайпер.

– …Дело в том, что вы совершенно незнакомы с этими людьми, – ответил Дэвид. – И вам совершенно нечего делать в Бредфорде целое лето.

– А кто сказал целое лето? – спросила Пайпер.

– Ну… может получиться, что мы задержимся у них подольше… Миссис Рэйлдофф нужен покой, ей не нужны лишний шум и волнения. Да и если они позволят вам приехать, то вам будет тяжело найти развлечения для себя…

– А разве там нет девочек, с которыми можно было бы дружить? – спросила Пайпер, повернувшись к маме.

– Ну… наверно есть… – Эшли задумалась. – Но Пайпер, дорогая, мне кажется, что это будет не лучшая идея, если вы поедете с нами.

– Но… – Майк хотел возразить. Но ему нечего было сказать: ему было обидно, что его не хотят брать в дальнюю интересную поездку, но и ехать у него не было особого желания.

– Надо думать… – сказал Дэвид и встал из-за стола. Ему тоже хотелось поехать, но он вовсе не собирался бросать своих детей.

Пайпер сидела и думала, что вот так просто одно утро может изменить очень многое. Раньше у нее не было такого красивого платья, а сейчас уже есть. Майку тоже повезло с его ножом, ну а маме это утро принесло просто сказочный подарок. Точнее не утро, а папа. А теперь они уже решают вопрос о дальнем отъезде. Это тоже папина идея.

– Погодите… – вдруг что-то вспомнила Эшли. Она совсем закрутилась в утренней суматохе, и те, более ранние мысли, как будто отодвинулись назад. Но теперь она вспомнила все.

Теперь все глядели на маму. Дэвид стоял у входа, облокотившись на дверной косяк.

– Я совсем забыла о том, что… тоже хотела рассказать вам кое-что… – начала Эшли. – Сегодня мне приснился чудный сон…

Я гуляла по лесу, а потом выбежала на берег моря… Все это показалось мне уже знакомым и никак не выходило из моей головы. Я даже начала вспоминать, где могла увидеть подобное. Но ничего не приходило на ум, и я уже почти согласилась с мыслью, что это был просто чудесный сон, но потом я вспомнила, где видела это. Давнишние воспоминания… Они почему-то настигли меня во сне, и мне было так хорошо…

– Что это было? – спросил Дэвид.

– Это было место, в котором я была со своей мамой, когда я была еще крохой. Я бегала по полянам, вбирая в себя мягкие лучи солнца и свежесть деревьев, я бегала по песчаной кромке моря… Это место, где живет моя тетя…

– Твоя тетя Лили? – спросил Дэвид. Он был в хороших отношениях с миссис Смитсон, мамой Эшли, и помнил, что когда-то слышал о том, что у нее есть младшая сестра.

– Да, это она. Я гостила у тети в деревне около Абердина. Мне было около четырех… Мы тогда гуляли каждый день по тем великолепным местам… Там так красиво… Побывать бы там снова, чтобы вот так, как во сне – почувствовать всю красоту и нежность природы…

Эшли как будто глядела на эти деревья: ее улыбчивый взгляд был устремлен куда-то далеко, а Пайпер и Майк будто старались увидеть то, что видела их мама. Но они не могли узнать ничего из того, о чем говорила Эшли, и они лишь слушали ее, завороженные великолепием…

– Хм… очень интересно, – Дэвид переступил с ноги на ногу и почесал подбородок.

– И знаете, к чему я все это говорю вам? – спросила Эшли. Она встала из-за стола и начала прогуливаться по кухне. – Было бы очень здорово, если бы Майк и Пайпер побывали бы там, где когда-то давно была я…

Пайпер взволнованно глядела на маму. Майк был тоже заинтересован новым приключением.

Эшли остановилась.

Дэвид молчал, а затем он взглянул на жену:

– Сколько лет уже прошло… А что, если тети Лили уже давно нет? Или она переехала куда-то? Ты же не поддерживаешь с ней связь и тебе неоткуда узнать о ней.

Эшли закусила губу.

– Я, конечно, не знаю, – наконец сказала она, – но, может, моя мама знает куда больше нас о тете Лили. Хотя они все время были не в очень хороших отношениях. Они почти не общаются… Да и теперь, скорей всего, вообще не разговаривали и не видели друг друга, наверно, лет тридцать…

– Неужели… – Дэвид почесал затылок.

Майк слушал и представлял себе тетю Лили. Он никогда не слышал о ней раньше. Ему было странным понимать то, что его родная бабушка, миссис Смитсон, уже как тридцать лет не общается со своей сестрой. Он взглянул на Пайпер. Вот она сидит напротив него и внимательно слушает маму. А если бы он вот так не видел и не слышал Пайпер тридцать лет? Майк даже получше вгляделся в лицо сестры. Она взглянула на него на секунду, но тут же отвернулась, слушая маму.

Он, наверно, не смог бы так, как миссис Смитсон. Нужно было прожить всю его жизнь, да еще целых семнадцать лет без Пайпер.

Такого он не мог себе представить.

– Видишь ли, – сказала Эшли. – Это жизнь. Две сестры – моя мама и тетя Лили – не сошлись характерами. Мама старше тети на шесть лет – это чувствительная разница. Мама рассказывала, что они все время не ладили. Тем более у тети очень странный характер, совсем не такой, как у моей мамы…

– Так получается, что остается только один способ узнать что-то о тете Лили – это спросить об этом твою маму, – заключил Дэвид.

– Я думаю, это вряд ли получится… – вздохнула Эшли.

– Но попробовать стоит, – сказал Дэвид и весело подмигнул Пайпер.

Чай был давно допит, и все уютно устроились на своих местах, и никто не хотел уходить из кухни. Сейчас решался очень важный вопрос: как все проведут это лето. Если тетя Лили согласится увидеть своих внуков, то тогда они приедут к ней: они пересекут такое большое расстояние, чтобы добраться от Перта до Абердина. А потом найдут ее деревню. Тогда мама и папа уедут в Бредфорд навестить своих друзей.

– Я тогда пойду и позвоню маме. Пусть она зайдет к нам сегодня, и мы все обсудим с ней, – сказала Эшли и вышла из кухни.

Дэвид подошел и стал у стола:

– Ну, дети, смотрите, какой важный вопрос решается сейчас. Вы сами хотите уехать далеко отсюда, чтобы провести лето на природе? Или маме не стоит беспокоить миссис Смитсон, и мы все останемся дома, без всяких приключений?

Пайпер задумалась. Но Майку, казалось, было не до раздумий:

– Ты что, пап? Что тут думать? Да это же просто… просто прекрасно – провести целое лето где-то далеко от дома! Побывать в далеких местах! Все!

Майк вскочил, сжимая свой новый нож в кулаке:

– Решено – едем!

– Да успокойся ты! – выпалила Пайпер. Она не спешила с выводами.

– Успокойся, успокойся! Все! Я хочу поехать! Да и ты подумай сама: что мы будем сидеть в пыльном городе, если у нас есть шанс уехать и увидеться со своей бабушкой, которую, между прочим, мы никогда не видели? Тогда и мама с папой смогут посетить своих друзей!

Пайпер задумалась.

– Решайте вы, – Дэвид развел руками. – Если вы захотите поехать и все получится, то мы все разъедемся. Ну а если нет – тогда все останемся в Перте.

– Я согласен, – сказал Майк, почти подпрыгнув. Он был в предвкушении и, казалось, готов был ехать хоть сейчас.

– Я согласен, я согласен – передразнила Майка Пайпер. – А ты не думал, что если наша бабушка Лили не пыталась найти своих родственников вот уже почти тридцать лет, значит, ей это вовсе не нужно? С чего ты взял, что она будет рада нам?

Майк замолчал. Ему уже не терпелось уехать в дальнее путешествие, и он не хотел, чтобы такое замечательное, многообещающее утро закончилось безрезультатно.

– Пайпер отчасти права, – сказал Дэвид. – Но все же? Разве не хочется попробовать? – папа взглянул на дочь.

– Да? Что, если еще все получится? – спросил Майк Пайпер.

Она молчала, но по ее виду было видно, что она тоже не откажется от поездки в Абердин.

– Вот и славно. Эшли, ты дозвонилась? – Дэвид вышел из кухни, но тут же почти столкнулся со своей женой – она уже спускалась вниз на кухню.

– Я позвонила маме: она была очень сильно удивлена. Она дважды спросила меня, почему я интересуюсь посреди утра ее младшей сестрой, с которой они не общаются. Я быстро рассказала ей про тебя и Рэйлдоффов, в общем, она заволновалась и обещала быть у нас где-то через час.

– Хм… – улыбнулся Дэвид, – прямо через час…

Он знал характер миссис Смитсон, и то, что она на все готова ради своих внуков. Сейчас она примчится сюда и будет расспрашивать его о их планах.

– Ура! – воскликнула Пайпер. – Бабушка приедет!

– Она же была у нас три дня назад, – сказал Майк. – Ты уже соскучилась?

– Вечно ты болтаешь что-то, – закатила глаза Пайпер.

– Ну что, – подытожил Дэвид. – Теперь все будем ждать миссис Смитсон, а пока отдохнем немного. Что-то мы все засиделись на кухне.

Он вышел, взяв свои чемоданы, и стал подниматься с ними наверх.

– Да, дети, – сказала Эшли, выходя из кухни, – я скоро спущусь и приготовлю что-нибудь, чтобы встретить бабушку, а вы пока займитесь чем-нибудь. Только не исчезайте никуда: вы вот-вот будете нужны.

Она вышла, шагая вверх по лестнице.

Майк остался один в кухне с Пайпер.

– Неужели ты и вправду не хочешь поехать в Абердин, Пайпер? – спросил Майк.