«Поверженные буквалисты. Из истории художественного перевода в СССР в 1920–1960-е годы» читать онлайн книгу📙 автора Андрея Геннадьевича Азова на MyBook.ru
image
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Андрей Азов
  4. «Поверженные буквалисты. Из истории художественного перевода в СССР в 1920–1960-е годы»
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Недоступна

Премиум

3.5 
(6 оценок)

Поверженные буквалисты. Из истории художественного перевода в СССР в 1920–1960-е годы

275 печатных страниц

2013 год

12+

Эта книга недоступна.

 Узнать, почему
О книге

В книге рассматриваются события из истории раннего советского переводоведения. Обсуждается, как с 1920-х по 1950-1960-е годы в теоретических и критических работах, посвященных переводу, менялось отношение к иноязычному тексту и к задачам, которые ставились перед переводчиком. Разбираются переводческие концепции, допускавшие (и даже провозглашавшие) перевод, сохраняющий необычность и стилистическое своеобразие иноязычного произведения, а также концепции, признававшие лишь перевод, приспосабливающий иноязычное произведение к литературным вкусам и мировоззрению читателя. Показывается, как с помощью критических статей, вооружившись наработанными теоретическими построениями, переводчики вели между собой нешуточную борьбу.

В качестве развернутой иллюстрации к описываемому приводится история конфликта между И.А. Кашкиным, предложившим теорию реалистического перевода, и носителями иных переводческих взглядов – Е.Л. Данном и Г.А. Шенгели. Впервые публикуются архивные документы, относящиеся к полемике Кашкина, Ланна и Шенгели 1950-х годов.

Для переводоведов, историков литературной критики и всех интересующихся историей отечественного перевода.

читайте онлайн полную версию книги «Поверженные буквалисты. Из истории художественного перевода в СССР в 1920–1960-е годы» автора Андрей Азов на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Поверженные буквалисты. Из истории художественного перевода в СССР в 1920–1960-е годы» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 2013

Год издания: 

2013

ISBN (EAN): 

9785759810650

Объем: 

495190

Правообладатель
191 книга

Поделиться

Astatra

Оценил книгу

Данная книга мало популярна среди редакторов и преподавателей кафедр перевода по сравнению с "Слово живое и мёртвое" Норы Галь и "Высокое искусство" Чуковского, скорее всего, потому что не несет практически никакого прикладного характера. Хотя в образовательных целях, думаю, специалистам весьма не повредит.

Однако, как сказал сам автор - выводить теории не значит научить переводить. Поэтому если вы ищете книгу "советов", то это не она. Здесь очень мало примеров "хорошего" и "плохого" переводов, какие бы ни были критерии. В основном наглядному анализу подвергается поэзия, а именно "Дон Жуан" Байрона в переводах Гнедич и Шенгели, но совсем немного.

Здесь так же представлены краткие биографии и такие же краткие принципы перевода таких гуру как Ланн, Шенгели и Кашкин. Что ещё? Много цитат и полемики, которые, признаться, на большого любителя. Просто потому, что у каждого из них своя правда, и как бы они не спорили, переводы у них всех были что надо (но это уже моё личное, т.к. меня обычно интересует результат, а не измышлизмы).

Желающим окунуться в дуэль на бумаге или же, например,
злорадно потереть руки, узнав что "Кашкин - неадекватных психопат" - милости просим)

Поделиться

brebis_blanche

Оценил книгу

Если вы считаете, что Маршак гениально перевел сонеты Шекспира, а Нора Галь своей отсебятиной только украсила "Маленького принца", то эту рецензию можете дальше не читать. В крайнем случае, вы знаете, где находится кнопка "расфрендить".

В истории художественного перевода перемежаются периоды "очуживания" и "одомашнивания" текста (они же — форенизация и доместикация). Если во времена Серебряного века считалось модным переводить литературу, опираясь на иностранный оригинал, привнося в тексты чужеземные слова и конструкции, далее все развернулось на 180 градусов. Точный перевод оказался "грехом буквализма", а стремиться надо к тому, "как бы написал Бальзак, если бы выражался по-русски",или же к "реалистичному переводу". Обалдеть, тысячи диссертаций по переводоведению (включая мою) написаны на тему "понял ли переводчик, что хотел сказать автор", а всё это время карманные миелофоны выдавали в советских литинститутах. Естественно, принцип облагораживания и вольного пересказа для советского читателя натянули на политику партии и написанные Сталиным научные труды, и пошла жара, с заявленьицами вроде "мне нет дела до оригинала". Кашкин царь и бог, а Шенгели и Ланну отказать от дома. Особенно доставляет читать перепалки обеих сторон в литературных журналах.

... Да-да, все смеялись над "котлетой в тесте" у Риты Райт-Ковалевой в "Над пропастью во ржи", а это реалистичный перевод был, поди ж ты.

Вердикт: изо всех сил рекомендую переводчикам и сочувствующим.

Поделиться

sq

Оценил книгу

С трудом, но прочитал я эту книгу.
Она переполнена бесконечными цитатами, в которых я понял не более трети. Так уж написано. И так изъяснялись во времена соцреализма. От натурализмов, формализмов, импрессионизмов просто рябит в глазах. Я и в те времена понимал не более трети политической пропаганды, а сейчас и вовсе отвык от такого стиля.
Хочется крикнуть, как в известной офисной игре, 'bullshit! bullshit!'
Для тех, кто не работал никогда в офисе, поясню.

В bullshit-bingo играют на совещаниях. Как они говорят, "на митингах".
Перед началом совещания участникам раздаются квадратные карточки размером 5х5 клеток. В каждой клетке написано слово или фраза, которые ничего не значат, но всегда употребляются на подобных мероприятиях, такие как
-- концепция
-- экшн план
-- текстЫ (с ударением на Ы)
-- костЫ, резать костЫ
-- биг дэйта, биг дэйта анализ (или не дай бог "аналисиз")
-- синергия
-- скилЫ
-- фичи
-- фандинг, краудфандинг
-- фоллоу-ап
-- гибкая методология
-- практики
-- тренинги
-- ретроспектива
и тому подобная лабуда.

Участники внимательно слушают докладчика и вычёркивают слова, которые он употребил. Прбеждает тот, кто первым вычеркнет целую строку или столбец. Победитель вскакивает с места и кричит: 'BULLSHIT! BULLSHIT!'

К счастью, всё не так уж плохо, как на "митинге". Слова А.Азова пониманию поддаются, и в конце каждой главы он предусмотрительно добавил раздел "Выводы", где совсем уж человеческим языком суммирует рассмотренное. Поэтому кое-что я понял.

И то, что я понял, привело меня в полное негодование.

------
Далее будет один сплошной спойлер, но по-другому про эту книгу я рассказать не смогу.
------

Дело в том, что во все времена во всех странах существовало, два типа перевода. Лучше всех об этом сказал М.Л. Гаспаров

перевод, насилующий язык подлинника ради родного языка переводчика, и перевод, насилующий родной язык переводчика ради языка подлинника

И эти две методики всегда конкурируют с переменным успехом.

Ивану Александровичу Кашкину удалось сделать немыслимое! Он смог на долгие годы, практически до сегодняшнего дня, напрочь заткнуть рот переводчикам, которые исповедовали следование оригиналу, т.е. насиловали язык перевода (русский в нашем случае).
И сделал это он самыми отвратительными методами. Он планомерно переводил литературную дискуссию в политическую! Он без зазрения совести лепил тяжёлые политические обвинения, например,

в искажении образа Суворова и тем самым в оскорблении советского читателя.

А это были не наши вегетарианские времена. И дело пахло там уже не только чернилами. Совсем не чернилами!
И этот Кашкин всё прекрасно понимал.

К счастью, "дело о космополитах" до переводчиков дошло не в полной мере. Сталин умер, и досталось только врачам.

Но вы наверняка знаете, зачем кастрируют евнуха.
Правильно, на всякий случай.
Вот и литературные начальники на всякий случай перекрыли дорогу всем переводчикам, которые были не в фарватере "реалистического перевода". Целая ветвь возможностей оказалась засушенной. Любой перевод, сделанный после 1950 года, вполне может оказаться пересказом, сделанным в традициях соцреализма и "реалистического перевода".
И это касается не только советского времени. И сегодня у нас переводчики находятся в сложном положении. Снова им надо работать так, чтобы не обиделась власть или не оскорбились чувства каких-нибудь верующих. Поэтому можно сказать, что "реалистический перевод" снова живее всех живых. А значит, надеяться, что перевод соответствует подлиннику, опять не приходится...

Книга тяжёлая во всех смыслах.
Трудно её читать, потому что политическая фраза всегда была и остаётся бредом.
Ещё труднее оттого, что всё время подташнивает, и хочется умыть руки.

Но переводчикам и просто писателям её надо знать обязательно. А читателям очень желательно. Надо напрячься и прочитать.

Ну и, ясное дело, после этой книги хочется вернуться к чтению оригиналов, как это было в советское время. Тогда ничего интересного вообще достать было нельзя, и я ходил в букинистический магазин на улице Качалова (сегодня она Малая Никитская). Туда сдавали книги сотрудники разных посольств, а прочитать всё, что они несли, было трудно, и там были разные книги.
Очередей там не было. Помню, как два-три посетителя ходили из угла в угол, старательно избегая смотреть друг на друга. Все чувствовали себя немножко шпионами и чуть-чуть преступниками, потому что не за соцреализмом мы туда ходили, не за партийностью и не за народностью (может быть, кто-то ещё помнит определение социалистического реализма?).

Короче говоря, да здравствуют оригиналы! Человек столько раз человек, сколько он знает языков.
Завтра приступлю к изучению китайского.

Поделиться

Еще 2 отзыва