Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • TheLastUnicorn
    TheLastUnicorn
    Оценка:
    272
    Горы имеют власть звать нас в свои края
    Там навсегда остались лежать наши с вами друзья
    Тянутся к высоте люди большой души
    Не забывайте тех, кто не пришел с вершин...
    А. Букреев

    Трагедия на Эвересте в мае 1996 года произошла, когда мне было всего лишь шесть лет. Нет ничего удивительного в том, что я о ней не знала вплоть до нынешнего момента. Будучи человеком очень далеким от альпинизма или даже простого горного туризма, я бы так никогда и не узнала о тех беспрецедентных событиях, которые произошли с коммерческими экспедициями на Эвересте в 1996 году, если бы не фильм "Эверест", который как раз сейчас штурмует экраны кинотеатров по всему миру, вновь освещая события почти двадцатилетней давности. Когда я собралась в кино на этот фильм, ничего, как говорится, не предвещало беды. Когда же я покидала кинотеатр, я не только потратила минут двадцать на то, чтобы успокоиться, но и загорелась неистовым желанием узнать как можно больше об этой трагедии. Уже по дороге домой я была поглощена чтением всего, что имело отношение к данной экспедиции. Мне было интересно все: люди, события, обстоятельства. У меня было множество вопросов, которые фильм не освещал, и я преисполнилась решимости найти на них ответы. Во время штурма Википедии, я узнала, что несколько участников того покорения Эвереста написали впоследствии книги. Чаще всего мелькало имя Джона Кракауэра и его книги "В разряженном воздухе", а также своеобразный "ответ" на книгу Кракауэра и попытка расследования трагедии - книга Букреева в соавторстве с Де Уолтом - "Восхождение". Я решила прочитать обе книги, но первой взялась за "Восхождение" и на то было несколько причин. Во-первых, узнав, что Анатолий Букреев был выдающимся альпинистом, покорившим 11 самых высоких гор в мире из 14 существующих, опыт которого просто неоспорим, я хотела в первую очередь услышать то, что он хотел рассказать об этой экспедиции, в которой являлся одним из гидов компании "Горное безумие" американца Скотта Фишера. Я посчитала, что он даст более исчерпывающую информацию о событиях на Эвересте, а также сможет оценить все с профессиональной точки зрения, тогда как Джон Кракауэр был альпинистом-любителем, не поднимавшимся выше 5000 метров, отправленный в эту экспедицию, как корреспондент журнала Outside. Во-вторых, во мне взыграла какая-то, видимо, национальная гордость - потому что Анатолий Букреев был русским и проживал в Казахстане, не стану скрывать, что это тоже было одной из важных причин, по которой я предпочла сначала прочесть эту книгу. В-третьих, из разных источников, я поняла, что книга Букреева гораздо более документальна, чем книга Кракауэра, которой последний предал более художественный, коммерческий, вид, я посчитала, что художественность в этой ситуации ни к чему и отдала предпочтение документальности. И я не разочаровалась в своем выборе...

    Книга началась с рассказа о том, как Букреев попал в "Горное безумие", зазываемый туда Скоттом Фишером. После развала Советского Союза, поддержка альпинизма в странах бывшего СССР (как и поддержка многого другого) постепенно сошла на нет и предложение Фишера было для Анатолия весьма заманчивым - чтобы продолжать восхождения, которые были для Букреева всей жизнью, нужны деньги, а в руинах бывшего государства таких денег выделять больше не желали, оттого и понятно, почему Букреев согласился на работу, хоть ему и претило вести в горы тех, кто заменяет долгую подготовку кругленькой суммой, уплаченной специальным компаниям. Букреев с Де Уолтом подробно рассказывают о подготовке к экспедиции и трудностях, связанных с ней. Уже на стадии подготовки вылазили проблемы с закупом оснащения, в частности, с кислородом. Это одна из тех проблем, которые впоследствии привели к трагедии - кислорода было закуплено недостаточно. Вернее, его было закуплено ровно столько, чтобы поднять клиентов на вершину и спустить их вниз, но не было никакого резерва на случай непредвиденных обстоятельств, что в итоге и сыграло свою роль. Следует заметить, что не только "Горное безумие" закупило кислорода в обрез, "Консультанты по приключениям" Роба Холла также очень оптимистично закупились кислородом. Роб Холл, в отличие от Фишера, уже не в первый раз отводил коммерческую экспедицию на Эверест и, после неудачи 1995 года, когда никто из его клиентов не покорил вершины, рвался вернуть себе былую славу в 1996 году. Фишер же только организовал "Горное безумие", ему нужна была реклама и широкая огласка, так что не удивительно, что и он был весьма решительно настроен в своих попытках довести до вершины свою группу людей. В тот год было на горе и множество других экспедиций, которые практически не фигурируют в повествовании "Восхождения" - Букреев старается говорить о том, что было ему известно из первых уст, а именно - о "Горном безумии". Эта книга - хроника событий, а не героев, и люди в ней довольно схематичны, но иногда и не нужны пространные описания характеров, когда поступки и поведение говорят сами за себя.

    По мере прочтения понимаешь, что очень многое нуждалось в доработке, хотя тогда, на месте, все было, вроде бы, в порядке. Скотт Фишер был не в самой лучшей форме - в период акклиматизации (когда ему самому тоже нужна была акклиматизация), он несколько раз спускал в базовый лагерь слабеющих клиентов, которые не могли продолжать восхождения, отчего сильно сбил свой график акклиматизации, подорвал здоровье и, по-хорошему, вообще не должен был участвовать в восхождении. Тут играет забавный фактор - никто не обращает внимания на самого главного альпиниста в команде - он по умолчанию неуязвим. Если бы его симптомы появились у рядового клиента, того вернули бы в базовый лагерь, но в случае с Фишером, никто даже и подумать не мог, что восхождение для него опасно, что нужно оставить его внизу.

    Серьезным промахом была организация связи между группой - у гидов не было раций, чтобы связаться с Фишером и скоординировать план, доложить о проблемах или запросить помощи. В случае, когда ведешь на вершину людей, с разным уровнем готовности и разным физическим состоянием, наличие связи внутри группы может стать решающим фактором. Как и случилось в мае 1996 года. После прочтения данной книги понимаешь, что буря, начавшаяся во время спуска экспедиции с вершины 10-го мая 1996 года, просто добавила неприятностей туда, где их уже было великое множество. Да, возможно, если бы не буря, то многие (или все) погибшие тогда люди выжили бы, но, вполне возможно, что некоторые все равно бы погибли. Взять того же Дага Хансена из экспедиции Роба Холла. Я не знаю (да и никто уже не узнает), тащил ли его упрямо на вершину Роб Холл из-за чувства вины за то, что Хансен не смог подняться в 1995 году или потому, что осознавал, что в группе Скотта Фишера вершины достигло большее количество клиентов, чем у него, что могло оказаться негативной рекламой для его дальнейшей деятельности. Но факт остается фактом - Хансена на вершине не должно было быть. Насчет него я думаю, что, даже если бы бури не последовало, он все равно бы погиб по пути назад. Холл нарушил свое правило, что спускаться нужно начинать не позже 14.00, Хансен взошел на вершину последним, чуть позже 16.00, когда все остальные уже спускались (кроме Холла, который дожидался Хансена и начал спуск вместе с ним). Частично, думаю, сыграл свою роль опыт Фишера и Холла, только на этот раз опыт сыграл роль негативную - неоднократно поднимавшийся на вершину Эвереста Холл, вполне вероятно, поверил в свою неуязвимость и потерял необходимую бдительность, Фишер же столько раз испытывал судьбу своими восхождениями, что, похоже, решил, что и на этот раз все обойдется. К сожалению, этих двоих в тот день опыт не спас.

    Буря застала всех в разное время, на разных отрезках пути и не все вышли из нее живыми. Читая, я очень много думала над происходившим и над тем, что могли или не могли предпринять для их спасения другие участники экспедиции. Нет ничего удивительного в том, что ни шерпы, ни платные участники экспедиции не выражали особого желания выйти на помощь попавшим в беду - подъем и спуск настолько истощают, что вряд ли они смогли бы помочь, скорее всего, пришлось бы спасать еще и их. Но тот факт, что Анатолий Букреев в одиночку выходил в бурю 4 или 5 раз, чтобы помочь людям, застигнутым бурей, я считаю поступком по-настоящему героическим. Таким образом, в тот день на горе было место не только малодушию, изможденности, смерти и боли, но и героизму, а также - чуду. Бек Уэзерс, техасец и платный участник группы "Консультанты по приключениям", не дошедший до вершины из-за снежной слепоты, провел больше суток на морозе, его несколько раз считали мертвым, когда спасали других участников экспедиции, он, фактически, действительно чуть не умер, но поднялся и сам вернулся в лагерь. Кроме как чудом, я это никак назвать не могу. Впоследствии он потерял правую руку, нос и все пальцы левой руки. Но он выжил тогда, когда, казалось бы, это было никому не под силу - в бурю пролежать в снегу, при диком морозе, всю ночь без движения и вернуться самостоятельно в лагерь... У меня просто в голове не укладывается, сколько же жизни в этом человеке.

    Также, "Восхождение" - это книга-память. Анатолия Букреева не стало через полтора года после событий мая 1996 года. Покоряя свой 12-й восьмитысячник он попал под лавину и погиб, так что книга представляет собой и дань его светлой памяти. В конце представлены разные истории о нем и его профессиональной деятельности, помимо участия в той трагической экспедиции. Он погиб, занимаясь делом, которое любил больше всего, без которого не представлял себя и своей жизни. Думаю, это не самая худшая смерть. Но все же жаль, что такие люди, как Букреев, уходят так рано.

    История экспедиции 1996 года не отпускает меня. Я постоянно думаю о Букрееве, Холле, Фишере, о Хансене и Харрисе, Уэзерсе, Кракауэре, о Ясуко Намбе и других. Мне начали постоянно сниться сны о зловещей неприступной холодности Эвереста и восхождениях на него. При этом, я ни разу в жизни не была в горах. Почему эта история настолько сильно зацепила меня, тайна даже для меня самой, но каждый раз, когда я читаю короткий стих Букреева - первые фразы "Восхождения" - меня неизменно охватывает какое-то странное чувство. Похоже, я уже никогда не забуду тех, кто не пришел тогда с вершины...

    Читать полностью
  • VikaKodak
    VikaKodak
    Оценка:
    215

    А вы знали о том, что путь в горы усеян трупами? В буквальном смысле слова? Это я говорю не о сухой статистике, типа, «при попытках покорения Эвереста погибло 175 человек». Это я говорю о телах, которые по сей день лежат на склонах самой высокой горы. Они навечно остались здесь – безмолвные тревожные маячки для тех альпинистов, которые вновь и вновь выходят на штурм Эвереста. Кто-то упокоился в глубочайших расщелинах и на неприступных склонах, а кто-то лежит на виду, совсем рядом с тропами, проложенными шерпами. Что, у вас в голове не укладывается? Значит, вы ничего не слышали об истории Фрэнсис Дистефано – первой американки, совершившей бескислородное восхождение на Эверест. Во время спуска женщина обессилела настолько, что не смогла двигаться дальше. Двое суток мимо еще живой Фрэнсис проходили альпинисты из разных стран. Кто-то дал ей глоток теплого чая, кто-то дал подышать кислородом. Ни один не повернул назад, чтобы помочь ей спуститься. Схожая участь постигла Ясуко Намбу, участника коммерческой экспедиции «Консультанты по приключениям», одну из героинь "Восхождения". Японка погибла в считанных метрах от лагеря. Никто из альпинистов и шерпов, находившихся в безопасности, не счел нужным прийти к ней на помощь. Единственный, кто попытался, уже спас троих и вернуться за четвертой у него просто не хватило сил.

    И все же не спешите судить. Известно ли вам, что на высоте более 8000 метров организм начинает медленно умирать? Начинают умирать клетки мозга? Известно ли вам, что альпинисты чаще всего погибают не от падения с высоты, а оттого, что лишенный достаточного количества кислорода мозг начинает подавать сигналы, которые не соответствуют действительности? Что-то вроде "жарко-то как стало, приятель! А не прилечь ли нам отдохнуть?" Что даже подготовленный и прошедший акклиматизацию человек в условиях разреженного воздуха должен экономить каждое движение? Что каждая дополнительная нагрузка в разы сокращает его шансы на успешный спуск? Нельзя читать «Восхождение», не принимая во внимание все это.

    Книга Анатолия Букреева рассказывает о трагедии 1996 года, когда при штурме Эвереста погибли пятнадцать человек. Это взгляд человека, непосредственно принимавшего участие в экспедиции, человека, получившего почетную награду, которая вручается альпинистам, спасшим в горах людей с риском для собственной жизни. А еще это попытка… самооправдания. Свою версию событий, случившихся на Эвересте в тот злополучный день, поспешили изложить сразу несколько участников восхождения - Джон Кракауэр («В разреженном воздухе»), Бек Уизерс («Оставленный умирать»), Лин Гаммельгаард («Взбираясь ввысь») и, увы, не каждая из них была лестной для русского альпиниста. В адрес Букреева прозвучали обидные и несправедливые обвинения в том, что он бросил свою группу на произвол судьбы. Но, безусловно, все тычки, которые достались Анатолию Букрееву, были всего лишь рикошетом. Те, в кого непременно полетели бы стрелы, были уже недосягаемы для любых нападок. Организаторы экспедиций - Скотт Фишер и Робб Холл в тот день остались на склонах Эвереста навсегда.

    В своей книге Анатолий пытается проанализировать все факты, которые могли привести к такому печальному итогу. «Восхождение» - это, по сути, подробнейший дневник экспедиции, скрупулезное почасовое восстановление хода событий. Я не берусь судить о художественной ценности книги. Но ее информационная составляющая – безукоризненна. В процессе чтения я уже переворошила целую гору материалов об альпинизме, в целом, и о трагедии 1996 года, в частности. На очереди – книга Кракауэра и фильм «Эверест».

    Читать полностью
  • strannik102
    strannik102
    Оценка:
    204

    Книга посвящается одному из её соавторов и, одновременно, одному из главных героев, казахскому альпинисту ещё советской альпинистской школы Анатолию Букрееву. По сути она стала памятником ему...

    Вместе с тем это книга-расследование. Расследование трагических событий на горе Эверест (Джомолунгма, Сагарматха), произошедших в мае 1996 года. Гора тогда "забрала" пять человек. Это книга-реконструкция тех событий, начиная с процесса подготовки этой коммерческой экспедиции под руководством талантливого американского альпиниста Скотта Фишера. Эта книга — попытка разобраться в том, что же именно произошло на этой величавой горе, как случилось так, что погибли два опытных высокогорных альпиниста — организаторы двух экспедиций, и погибли ещё три клиента одной из экспедиций — для этого в книге буквально поминутно восстанавливается ход событий на горе. Эта книга — ответ американскому альпинисту-журналисту Джону Кракауэру, который главным виновником гибели людей совершенно безосновательно посчитал Анатолия Букреева...

    Сам я книгу Кракауэра «В разрежённый воздух (В небытие)» (англ. Into Thin Air, 1996) не читал, и думаю, что читать не буду. Не то, чтобы я предубеждён в отношении этого автора, но просто во время чтения книги де Уолта — Букреева у меня сложилось устойчивое убеждение, что события происходили именно так, как они описаны в их книге-реконструкции. Дополнительным гарантом этому послужило и то, что именно американское правительство наградило Анатолия Букреева за героическое поведение во время тех событий и за спасение жизней нескольких человек. А читать пусть и более художественно написанную книгу, но человеком непорядочным и предубеждённым, мне не хочется совершенно.

    Вообще тема альпинизма в литературе мне интересна давно, и потому я с удовольствием читаю соответствующие книги, начиная от "Золотой ледоруб" Ф.М. Свешникова, "Траверс" Василия Сенаторова , "Эверест-82", и заканчивая книгой Райнхорда Месснера "Хрустальный горизонт". Эта книга пополнила мою личную копилку прочитанных альпинистских книг, и вместе с тем она дала мне ответы на те вопросы, которые у меня были ещё с 1996 года, когда я по ТВ услышал о той самой трагической истории на вершине Эвереста. Сама книга, возможно, слегка суховата и деловита, людям, не интересующимся этой темой, читать её, вероятно, будет малоинтересно, но я ожидаемую порцию удовольствия и удовлетворения получил.

    Читать полностью
  • Celine
    Celine
    Оценка:
    103

    Эта книга задумана и написана как ответ журналисту Джону Кракауэру, который в своей книге "В разреженном воздухе" высказал свое негативное мнение о действиях гида экспедиции "Горное безумие" Анатолия Букреева. (Моя рецензия на книгу Кракауэра тут). После трагических событий 1995 г. некоторые представители желтой прессы подхватили и раздули огромную шумиху по поводу действий Анатолия Букреева. В дополнение необходимо сказать, что знающие люди должным образом оценили героизм Букреева, он получил награды за уникальную спасательную операцию, которую он осуществлял в одиночку, в то время как все остальные или "забили" (шерпы, например) или были слишком измождены для того, чтобы выйти в ночную бурю.
    Букреев не смог спасти всех, он не супермен, но тем не менее трое человек обязаны ему жизнью.
    Я не думаю, что Кракауэр испытывал "личную неприязнь" к Букрееву, скорее всего, он просто "попал под руку", так как Кракауэр так или иначе пытался выгородить "свою" экспедицию во всем путем перевода негативного внимания на другую группу (пресловутая "лояльность" к клиенту, а как же): начиная от названия компаний - своя называется "Консультанты по приключениям", "чужая" "Горное безумие", и это название якобы отражает стиль действий руководителя группы. И у "нашей" группы четкий и размеренный подход, а у "чужой" черти че и рожа в саже. Так что, "кто девушку кормит, тот ее и танцует", и некоторая предвзятость Кракауэра явно прослеживается. Правда, в итоге грустная статистика явно не в пользу группы Кракауэра, где погибло 4 человека из 5.
    Литературно книга Букреева и Де Уолта несколько проигрывает книге Кракауэра, нет такой четкости и системности, литературной живости и образности, а вот фактологическая точность событий в "Восхождении" выше. Хотя, и в той, и в другой книге мне попадались моменты, где мне казалось, что и там и там, авторы немного не договаривают, или выставляют события в свете выгодной для их точки зрения. Но без подобных моментов, как ни крути, не обходится ни одна документальная книга, это неизбежно.
    Букреев один из величайших альпинистов всех времен, его достижения как альпиниста впечатляют, этого не отрицает даже сам Кракауэр. Истинная любовь к горам, феноменальная выносливость (всего спустя пару дней после трагической экспедиции на Эверест он совершает сольное! безкислородное!! скоростное!!! восхождение на соседнюю с Эверестом Лхозце, тоже "восьмитысячник"). Но вот все таки у меня сложилось мнение, что работа гида в платных коммерческих экспедициях это не совсем его стезя, он больше классический спортсмен-альпинист, здесь я где-то соглашусь в Кракауэром и с руководителем "ГП" Скоттом Фишером.
    Книга представляет собой несомненный интерес, кто заинтересовался вопросами альпинизма, выживания в экстремальных ситуациях, преодоления себя. Эта книга, в которой все время спрашиваешь себя: "А ты бы смог? Смогла? А захотела бы? А зачем тебе это?"
    Горы, особенно такие как Эверест требуют к себе беспрекословного уважения, не выносят бахвальства и самоуверенности. Как говорил погибший в данных событиях Роб Холл "подняться на Эверест - это только половина, главное суметь с него спуститься живым". Увы, у самого Холла этого не получилось, как и у многих других, у кого цель "подняться на Эверест" становится последней осуществленной в жизни. Требуется немалое мужество, для того чтобы победить и взобраться на "крышу мира", но требуется не меньшее мужество, чтобы вовремя отступить и признать свое поражение (пусть даже временное) перед великой горой. Зато наградой за такое "поражение" может служить жизнь. Позволю себе большую цитату одного из участников той экспедиции:

    К половине двенадцатого я по-прежнему шел почти в конце этой очереди. Шел и шел… Я умею переносить трудности, знаю, как справляться с усталостью. У меня в этом большой опыт, ведь я марафонец. Я всегда считал себя очень выносливым. Я привык пересиливать себя, держаться до последнего. Но здесь подобные качества не всегда помогают, на высоте такое поведение даже опасно. Шаг за шагом я поднимался к вершине. Потом, поскольку я был самым последним на подъеме, я закрепился на веревке и опустился на колени, чтобы передохнуть — это было перед самой Южной вершиной. Мне страшно хотелось пить. Вода в моей фляжке замерзла, и я решил зачерпнуть снега прямо рукой. Конечно, не лучший выход, но мне уже было все равно. Я снял перчатку и увидел, что все пальцы у меня обморожены. Потом снял другую — то же самое. На самом деле я даже не удивился, поскольку давно подозревал что-то в этом роде. По-видимому, желание взойти на Эверест настолько переполняло меня, что на все остальное я просто не обращал внимания. Но теперь, когда я остановился и перевел дух, ко мне стало возвращаться ощущение опасности. Я неожиданно почувствовал, насколько я устал. Я посмотрел вниз. Ниже, с Балкона, открывались такие фантастические виды, каких я и представить себе не мог. А отсюда уже ничего не было видно — только какая-то пелена. Не могу сказать, чтобы погода начала портиться; нет, ничего подобного не было. Но погода менялась. Я спросил Лхакпу, нашего шерпу, сколько нам осталось до вершины. Было ясно, что мы уже близко. „Часа два“, — ответил он. Я спросил, где мы, и он сказал, что примерно на высоте 8 700 метров. Я не мог представить, где же мы на самом деле — мой мозг уже не в состоянии был переваривать такие числа. Я привык все измерять в футах и перевести метры в футы был уже не способен. Но два часа! После этих слов во мне что-то оборвалось. Пройти еще два часа? Пожалуй, я смогу, я знаю, на что способен. Но сумею ли потом спуститься… Я подумал, что спуска уже не выдержу. Или все же как-нибудь выкручусь? Я привык к жестким условиям в спорте, я занимался очень серьезно. Но теперь… Я никогда этого не забуду — во мне как будто бы спорили два разных человека. Говорят, что на высоте альпинисты теряют способность логически мыслить, и все же оба моих внутренних голоса были вполне разумными. Один из них говорил: „Ну, давай же! Подумаешь, каких-то пару часов осталось. Иди наверх и достигнешь цели!“ Другой голос предупреждал: „Лоу, если ты туда пойдешь, то назад уже не вернешься. А если каким-то чудом и выкарабкаешься, то останешься без всех пальцев“. Я до сих пор удивляюсь, что послушался тогда своего второго голоса. Я сказал Лхакпе: „Скажи Робу, что я пошел вниз“. Спускаться я стал не сразу, а постоял еще минут пять.
    Возможно, слова Стюарта на меня и повлияли, но только на подсознательном уровне. Решение я принял сам. Мне стало ясно, что я не смогу дойти до вершины и вернуться полноценным человеком, не калекой.
    В конечном счете можно сказать так: я отказался от восхождения потому что не был уверен в том, что выживу и уж тем более сумею сберечь пальцы на руках и ногах. Помимо этого, в отличие от большинства моих товарищей, мне не нужно было восхождения любой ценой. Конечно, я хотел покорить вершину. Боже мой, как я об этом мечтал! Но… Я живу в Детройте. Я бы вернулся в Детройт и сказал: „Я покорил Эверест“. Мне бы ответили: „Эверест, да? Здорово. Кстати, ты слышал, как вчера наши сыграли с «Питтсбург Пингвинз»?“ Там никому нет дела до этих гор, они даже не знают, где они находятся. „Это что, самая высокая гора?“ И кто-нибудь бы обязательно сказал: „Слушай, а разве ты там еще не был?“ Словом, восхождение на Эверест не было для меня вопросом жизни и смерти. Успех здесь не стал бы для меня главным событием в жизни. И уж конечно, мне совершенно не грозило попасть на первые полосы газет. Известность, слава, популярность — все это было очень важно для некоторых участников. Не скрою, меня такие вещи тоже волновали, но… Желание добиться успеха не затмило моего сознания, и о своей безопасности я все же не забыл».

    Книга интересна не только как альтернативный взгляд на одни и те же события, она показывает изнутри "кухню" подготовки экспедиции, бытовые подробности жизни членов экспедиции и гидов, дает оценку опасностей возникающих из-за повышающейся "коммерциализации" высокогорных восхождений (платите "бабки" - а мы вам все обеспечим), что понуждает некоторых легковерных "искателей приключений" в конечном итоге расстаться с жизнью. Но немало среди покорителей гор и искренне влюбленных в романтику гор героев как Анатолий Букреев. Увы, рожденный для гор в горах и остался... Спустя полтора года после событий на Эвересте Анатолий Букреев погиб во время восхождения на Аннапурну. R.I.P.

    Читать полностью
  • satanakoga
    satanakoga
    Оценка:
    81

    Да, я жалкий горный обыватель, который не поднимался выше 2061 метров. Естественно, безо всякого снаряжения, подготовки и формы, по туристической тропе, хотя и по колено в снегу. Но экстатический восторг от пребывания на этой несерьёзной вершине мне запомнится навсегда. Впрочем, самые мощные переживания доставила всё-таки чуть более скромная вершина на 1562 м, но там была своя атмосфера с метелью и крутизной подъёма. Ну да ладно. Поэтому я совсем немного, совсем чуточку, слабо и неотчётливо могу себе представить переживания альпинистов. То неадекватное чувство, что толкает лезть вверх. И я уверена, что оно в разы, в десятки и сотни раз мощнее, когда человек идёт на восьмитысячник. При этом человек не становится менее дундуком, если его что-то там такое обуревает к горам, а дома его ждут дети, родители, муж или жена. Спорт, смертельная прихоть, свобода самоубийства - выбирайте, что вам ближе.
    Как и многие, нашла книгу после недавней экранизации. Захотелось узнать, что было на самом деле, голой истории захотелось, так сказать, без голливудщины, без трагической музыки, движущихся картинок и щемящих моментов.
    Голую историю можно прочесть в википедии, пересказывать не буду. Две коммерческие экспедиции потеряли в совокупности нескольких человек, включая обоих руководителей (опытнейших альпинистов-высотников), гида и двоих клиентов. Автор книги - второй гид одной из экспедиций Анатолий Букреев, "Тигр Гималаев", выдающийся альпинист и действительно отважный человек, известный своими бескислородными восхождениями на восьмитысячники.
    О Букрееве:

    В одиночку покоряет восьмитысячники Лхоцзе, Шиша Пангма, Броуд-пик, Гашербрум II... и становится одним из сильнейших альпинистов планеты.
    Следует отметить, что Букреев принципиально не пользовался кислородом при высотных восхождениях. Он использовал его только в 1989 году при траверсе четырёх пиков Канченджанги, когда советское руководство требовало гарантию успеха экспедиции и обязало применение кислородных баллонов. Успел покорить 11 восьмитысячников из 14 существующих, а всего имеет 18 восхождений на пики выше 8000 метров – рекорд для СНГ. Ему принадлежал официальный мировой рекорд восхождений на восьмитысячники за 12 месяцев. С 17 мая 1995 по 17 мая 1996 им были пройдены пять вершин: Эверест-Дхаулагири-Манаслу-снова Эверест и Лхоцзе. А свои последние 6 пиков он прошёл вообще за 10 месяцев.

    Букреев в одиночку в тяжёлых погодных условиях спас троих клиентов и пытался спасти своего друга и руководителя экспедиции Скотта Фишера. Конечно, он не писатель, и потому книга не может похвастаться литературными сравнениями и особой художественностью. И я этому только рада. Всяческое украшательство подобных историй кажется мне кощунственным. И это постоянное "Книга Кракауэра интереснее, от нее не оторваться, а Букреев пишет сухо и неинтересно" просто выводило из себя. Да с какой стати вас должна трагедия развлекать? Это что - соревнование, кто красочнее и литературнее опишет чужую агонию, что ли? Тьфу.

    Это не триллер, не детектив и не стилизация. И даже не книга-расследование. Это изложение фактов от лица одного из непосредственных участников событий, от лица одного из главных участников. Без эмоций, без поэтических сравнений, без патетических восклицаний "Что мы сделали, чтобы так рассердить эту гору?" В книге подробно освещается процесс подготовки восхождения, оснащения экспедиции, уровни акклиматизации, технические нюансы подъёма. Букреев методично и чётко анализирует день восхождения, спуск и все последующие события, пошагово рассказывает о своих передвижениях и мотивах.
    Может быть, это кому-то и покажется скучным и невыразительным, но я читала просто с глазами на лбу. Один, при нулевой видимости, в буран, на высоте 7900 метров он спасает троих человек. Уникальная спасательная операция. Отвага, безрассудство, самоотверженность? Я не знаю, но меня переполняет глубокое уважение к этому человеку.

    Букреев не писатель, да. "Восхождение" написано как ответ Кракауэру. Некоторые моменты я читала ещё раз в кракауэрской версии, чтобы сравнить. И, надо сказать, по итогам чтения мне захотелось только набить Кракауэру морду, а к его книге больше не приближаться и другим отсоветовать. Потому что стыдобище же.
    Кракауэр в данной экспедиции особо не отличился: сумел взойти на вершину и спуститься живым. Это всё. В принципе, для клиента это изрядное достижение, но даёт ли это право судить действия других, обвинять других в недостаточном рвении, жонглировать возможными смертями, словно мячиками?
    В своём "В разреженном воздухе" Кракауэр бойко и литературно описывает происходящее, опускаясь до несусветных фантазий и просто нечистоплотных домыслов. Я сверяла некоторые моменты по его книге и, надо сказать, поражена его наглостью. Это не то что недостойно, а даже непрофессионально. Он постоянно даёт эмоциональную оценку происходящего, всё время у него это бледнело по сравнению с этим, а этот припустил вниз, а вот если бы вот тот меньше пил чай, то люди бы не погибли, а вон тот, наверное, надел лапти и потому замёрз быстрее других и т.д. Это серьёзный журналист пишет, честно?
    Примеры из "В разреженном воздухе"

    далее

    Около 9:30 утра Энг Дордж и Ахакпа Чхири вышли из четвертого лагеря и начали подниматься к Южной вершине с термосом горячего чая и двумя дополнительными канистрами кислорода, намереваясь выручить Холла из беды. Это была чрезвычайно трудная задача. Поразительное и отважное спасение Букреевым Сэнди Питтман и Шарлотты Фокс предыдущей ночью бледнело в сравнении с тем, что теперь намеревались сделать эти два шерпа: Питтман и Фокс были в двадцати минутах ходьбы от палаток по относительно ровной местности; Холл же находился на 900 вертикальных метров выше четвертого лагеря, а это при наилучших обстоятельствах означало восемь или девять часов изнурительного подъема.
    Восприимчивость Букреева к холоду была, вне всяких сомнений, обострена тем, что он не пользовался кислородной поддержкой; без кислорода он просто не мог стоять на гребне вершины в ожидании медлительных клиентов, ему грозило обморожение и переохлаждение. Как бы там ни было, он быстро спустился вниз впереди своей группы

    Ну то есть Кракауэр совершенно безапелляционно делает такие выводы по отношению к человеку, который принципиально совершал все свои высотные восхождения без кислорода, потому что считал это неспортивным и, соответственно, славился своей выносливостью?

    Букреев спустился вниз на Южную седловину на час раньше всех остальных из команды Фишера. Действительно, в 17:00, когда его товарищи по команде пробивались вниз сквозь облака на высоте 8500 метров, Букреев находился уже в своей палатке, отдыхая и попивая чай. Позже опытные проводники будут спрашивать, почему он принял решение спуститься так далеко впереди своих клиентов — это чрезвычайно необычный поступок для проводника. Один из клиентов этой группы испытывает Букрееву глубокое презрение, утверждая, что в самый ответственный момент проводник просто «сбежал».

    Попивая? Сбежал? Удивительно, что Букреева потом всё же наградили, странно даже, что не Кракауэра за его необычайные разоблачения.

    Я обратил внимание, что Букреев, так же как и Лопсанг, не пользовался кислородом. Несмотря на то что русский ранее дважды поднимался на Эверест без кислорода, а Лопсанг трижды, для меня было неожиданностью, что Фишер позволил им сопровождать клиентов к вершине без кислорода, что, как мне казалось, было не в интересах клиентов.
    Оказалось, что он ушел из четвертого лагеря и с рюкзаком, и с кислородным баллоном; позже Букреев рассказал мне, что хоть он и не собирался использовать кислород, но хотел иметь с собой баллон на случай, если «не хватит сил» и ближе к вершине ему понадобится кислород. Однако, дойдя до Балкона, он оставил там свой рюкзак, а канистру с кислородом, маску и регулятор дал нести Бейдлману. Из-за того, что Букреев не пользовался кислородной поддержкой, он, очевидно, решил избавиться от груза, оставив при себе самое необходимое, чтобы максимально облегчить подъем в ужасающе разреженном воздухе.

    Не дал нести Бейдлману, потому что устал, а отдал Бейдлману свой кислород, потому что у Бейдлмана тот закончился и нужно было срочно помочь. Тому есть официальные доказательства.

    Корнем зла было то, что мнение Букреева о его обязанностях существенно отличалось от мнения Фишера. Будучи русским, он пришел из жесткой, горделивой и суровой культуры альпинизма, в которой не полагаются на изнеженных слабаков. В Восточной Европе проводников обучали действовать в большей мере как шерпов: переносить грузы, закреплять веревки на горе, прокладывать маршрут, и в меньшей мере — как опекунов клиентов.
    Но отказ или неспособность Букреева выполнять обусловленные договором функции проводника в соответствии с западными традициями, выводили Фишера из себя. Также это вынудило Скотта и Бейдлмана взять на свои плечи несоразмерную долю обязанностей по опекунству над группой, и в первую неделю мая эти усилия, без сомнений, сказались на здоровье Фишера.

    Прямым текстом возлагает ответственность за болезнь руководителя группы на Букреева и видит в нём ни больше ни меньше, а сам корень зла.
    В общем, я бы этого Кракауэра подстерегла после его книжонки где-нибудь в тёмном переулке, и всего делов.

    Что касается самих экспедиций, то если бы я была склонна к художественным сравнениям, то сказала бы, что "над ними тяготел злой рок". А если без литературщины, то обстоятельства складывались чрезвычайно неудачно, было множество несостыковок, неудач и проколов, которые по совокупности и стали причиной трагедии. Погода, невезение, некачественная организация процесса, человеческой фактор, погода, погода, погода.

    Со скорбью вспоминает Букреев тех, кого не сумел спасти. Своего друга Скотта Фишера и клиентку второй группы - Ясуко Намбу. Отправляясь в горы, помните, что в случае фатального исхода, возможно, вниз не смогут доставить даже ваше тело. Хотите быть напоминанием последующим группам? Ледяным изваянием?

    Прочла, посмотрела, перебродила темой, сказала, что да ни за что, никогда в жизни!, потом полезла посмотреть про лайт-экспедиции к подножью Эвереста, потом обнаружила, что внимательно читаю про Приэльбрусье, хм...

    Читать полностью
  • Оценка:
    я рада, что прочла книгу до просмотра фильма. фантастика. какие люди бывают разные. прочла не отрываясь...