Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина (сборник)

Читайте в приложениях:
29 уже добавило
Оценка читателей
4.25
Написать рецензию
  • Delfa777
    Delfa777
    Оценка:
    84

    Марс коварен. Так легко и просто взять и отправиться на его зов. Странным кажется отказаться от встречи, а нормальным - пуститься в полное опасностей путешествие по космической пустоте. Навстречу неизведанному. Марс улавливает в свои сети обещанием исполнить мечту. Как тут устоять? Тем более, когда страшно не покидать дом, а остаться в нем одному.

    Инженер Лось отправился в невообразимую даль. Рисковал, чтобы узнать новое, увидеть таинственный мир Красной планеты. Люблю я это чувство, когда хочется выйти из дома и отправиться за горизонт. Вот и Мстислава Сергеевича снедало желание увидеть то, что еще никто до него не видел. Ну и, конечно, одиночество и тоска по потерянной любви тоже гнали его из дома.

    Неугомонный помощник Лося, авантюрист Гусев повидал на своем веку немало сражений. Он не может просто так взять и сразу успокоиться. В его крови бурлит азарт. Требуя новых сражений, приключений, опасностей. Ничто не говорило о том, что на Марсе, если и когда они долетят, к ним отнесутся враждебно. Однако он не забыл взять с собою револьвер и гранаты. Как говорится, все свое ношу с собой.

    Новый мир встретил советских инопланетян достаточно дружелюбно. Не забывая при это про испытания и недомолвки. Прекрасна оказалась Соацера с висячими садами и непривычными красками. Этот город настолько прекрасен, что похож на сон. Но самое прекрасное в этом угасающем мире - Аэлита, Свет звезды видимый в последний раз. Но это с точки зрения инженера Лося. Гусев бы с ним в этом вопросе ни за что не согласился.

    Романтик Мстислав Сергеевич видит счастье в любви к женщине. Познавшие любовь живут вечно, считает он. Трудно с такими идеалами в старом, доживающем свой срок мире, где многие смирились с близким концом и готовятся встретить его спокойно без чувств и эмоций.

    Пламенный революционер Гусев стремится к установлению власти трудящихся во всей вселенной. Он и на Марсе быстро нашел себе занятие по душе. Опытным глазом сразу распознал угнетенный рабочий класс, вышел на лидеров ячеек сопротивления и с ходу бросился в гущу событий. За тем и прилетел сюда.

    Оба получают от Марса то, что что желают больше всего. Гусев - революцию, Лось - новую любовь, взамен потерянной на Земле. И тут коварство Красной планеты проявляется со всей силой. Оба потеряют полученное и боль от утраты вспыхнет для Лося с удвоенной силой.

    Почти жюльверновские приключения, с примесью романтики и грусти. Привлекательный и интересный мир, приятный стиль повествования. Повод устроить праздник в честь запуска ракеты 18 августа. Через четыре года можно будет отметить столетие первого полета на Марс!

    Читать полностью
  • serovad
    serovad
    Оценка:
    79

    Некоторые человеческие черты инженера Гарина не могут не вызвать восхищения. Он умен, настойчив, уверен в себе, не боится трудностей, безумно энергичен, стоек.

    Эх, такую бы энергию, да на пользу Родине!

    Лучше всего о нем сказал Хлынов, персонаж романа:

    — Очень, очень способный человек. — Необыкновенный человек. Но — вне науки. Честолюбец. Совершенно изолированная личность. Авантюрист. Циник. Задатки гения. Непомерный темперамент. Человек с чудовищной фантазией. Но его удивительный ум всегда возбуждён низкими желаниями. Он достигнет многого и кончит чем-нибудь вроде беспробудного пьянства либо попытается «ужаснуть человечество»…

    И в то же время, чем все закончилось? Победив, Гарин стал... обычным диктатором, этаким гибридом президента и императора, злого гения и гения науки. К этому ли он стремился?

    Итак, перед нами очередная трактовка сочетания зла и гениальности в одном человеке с идеологическим уклоном (ну, куда ж без него!). Ура, товарищи, социализм обязательно зашагает по планете, и все прогрессивное человечество встанет под красные знамё... Тьфу! Это самое слабое место в книге. Но когда я прочитал с нереализованными планами Алексея Толстого по развитию дальнейших действий инженера Гарина и других персонажей, я чуть с ума не сошел. К всеевропейской и едва ли не мировой революции должны были прийти герои книги. Бр-р-р, по-моему это крайне несовместимые вещи - научная фантастика и политическая идеология. В общем, хорошо, что остальные замыслы так и остались нереализованными. иначе читать продолжение "Гиперболоида..." в наше время было бы по меньшей мере смешно.

    Роман во многом консервативен, как консервативна идеология тридцатых. Многие действия в книге происходят в Париже, но из всех описаний город получается скучноватым, а каждая вторая женщина в нем видится продажной. В США всем и вся правит доллар, так кругом миллиардеры, олигархи, бесчеловечная эксплуатация рабочего класса и амбиции планетарного хозяйствования (впрочем, последнее как раз и сбылось).

    Совершенно при этом не видится Советская Россия. Вот парадокс - главный персонаж является русским, от его авантюрных проделок дрожит и прогибается весь капиталистический мир, идет погоня за его гиперболоидом, но нигде ни слова не сказано. как на все происходящее реагирует правительство Советской России. Или оно не реагирует? Ему пофигу, или это позиция стороннуго наблюдателя - мол, мы посмотрим. чем чужая драка закончится, а потом решим, вступаться в нее или не стоит.

    Повествование волнообразное. Качаемся туда-сюда. То рассказ медленный, какой-то вылый, то быстрый, едва ли не быстрее самого действия.

    Некоторые персонажи прописаны слабо. Например Шельга, сотрудник уголовного розыска, который вдруг становится большевистским вождем. Ой ли, по Сеньке ли шапка?

    Непростая книга, прямо надо сказать. По моему, Алексей Толстой немного не за свой жанр принялся.

    Читать полностью
  • red_star
    red_star
    Оценка:
    77
    – В двадцатых годах были одни космические корабли, – говорил он, тыча вилкой вверх, – в тридцатых – другие, в пятидесятых – вообще третьи, и так далее.
    – Какие еще в двадцатых годах космические корабли? – вяло спросил я.
    Митёк на секунду задумался.
    – У Алексея Толстого были такие большие металлические яйца, в которых через крохотные промежутки времени происходили взрывы, дававшие энергию для движения, – сказал он. – Это основной принцип. Ну а вариантов может быть много.
    В. Пелевин, «Омон Ра», 1992

    Человек любит тайны. Еще недавно Земля была такой обширной, неизведанной, нехоженой. Каких-то 150 лет назад еще почти ничего не было известно о внутренних районах Африки, Китай был закупорен для иностранцев, а Латинская Америка, хоть и пестрела новыми республиками, также оставляла простор для деятельности. Авантюристам и писателям было где развернуться. Конан Дойль запихал свой "Затерянный мир" на Амазонку, Хаггард свои "Копи..." в Южную Африку.

    Но прогресс неумолимо сжимал мир, опоясывая его трансокеанскими пароходными линиями и стальными рельсами железных дорог, и ко второму десятилетию XX века Алексею Николаевичу Толстому пришлось прятать свои тайны от читателя уже на Марсе.

    Получилось это у него великолепно. Классический до оскомины сюжет – путешествие джентльмена со слугой – неуловимо изменен революционными событиями в России, и вот перед нами Гусев, со всеми чертами какого-нибудь Планше, Паспарту или Сэммиума Скромби, однако в грош не ставящий своего капитана космического корабля, действующий самостоятельно и в духе XX века. Продолжающий и на Марсе учреждать республики и ниспровергать власть, желая присоединить к РСФСР целую планету («Это не то, что губернию, какую-нибудь, оттяпать у Польши»). Такой вот красный конквистадор в суконном шлеме.

    Каюсь, читал в детстве приключения Джона Картера на Марсе. Марс Толстого интереснее, тоньше, эмоциональнее. Весь этот смутный мистицизм, какой-то даже оккультизм так живо дает представление о двадцатых, с их послевоенным синдромом, изменившимися рамками возможного, что любо-дорого посмотреть. Ну и подзаголовок «Аэлиты» - «Закат Марса» - говорит сам за себя. Здравствуй, Шпенглер ! Вот он, старый, дряхлый мир, вступивший в эпоху упадка, который будет сметен молодой русской кровью, людьми, смотрящими на других с непонятным превосходством. Так и просится строка из «Скифов» Блока. В который раз убеждаюсь, что книги – удивительные памятники (порой и кладбища) идей.

    Кстати, Толстой одной брошенной мимоходом фразой о древних гигантских городах на Нигере открыл для меня культуру йоруба с ее потрясающими бронзовыми головами. Алексей Николаевич явно был знаком с работами Лео Фробениуса.

    ИДМ выпустило «Аэлиту» с иллюстрациями Игоря Олейникова. Как прекрасен Марс его глазами! И как он мастерски работает с пространством! Судя по интервью, найденному в сети, Олейников давно хотел проиллюстрировать эту книгу и делал рисунки в стол. Здорово, что книга все же вышла!

    Читать полностью
  • blackeyed
    blackeyed
    Оценка:
    68

    Пока все смотрели фильм "Марсианин", я читал повесть А.Н.Толстого "Аэлита". Про Марс, если вы не в курсе. И знаете, лучше бы я сходил в кино на эти переспецэффекченные блокбастеры, чем читал это. Да, 100 лет назад задумка наверняка казалась живой и изобретательной, но если бы подобное произведение было написано в наши дни (с исправлениями насчёт революции и Советского Марса, конечно), его бы сочли огромнейшей банальностью. Всё это мы уже читали (например, у Бредбери) и видели (например, в "Аватаре"). Нельзя не признать некое новаторство Толстого в этой теме, однако современному читателю адски сложно воспринимать повесть, как нечто новое.

    Ладно бы ещё всё дело было в заезженности темы полёта на Марс. Так ведь и написана эта история попросту плохо. Я даже не могу отыскать каких-либо достоинств. Недостатков так много, что из меня фонтаном выплёскивается критика, и не обессудьте, если она будет непоследовательной.

    Ну, во-первых, зачем они вообще туда полетели? На такой вопрос Гусева Лось отвечает: "Летим, чтобы лететь". Можно, конечно, подогнать под эту фразу философскую подоплёку, дескать мы и живём то, не зная для чего, - чтобы просто жить, но видится мне, что автор и сам толком не может объяснить зачем нужен этот полёт. Видимо, чтобы писатель написал книжку. Завоевательская мотивация Гусева ещё как-то просматривается: сделать Марс советским, вывести оттуда полезные ископаемые, и т.д., а вот объяснять мотивацию Лося тем, что тот, мол, совсем одинок на Земле и потерял смысл жизни после смерти своей любимой... Ну и что теперь - каждому одинокому мужчине строить ракету и улетать на Марс?? Да где ж вы найдёте столько ракет и столько Марсов???

    Во-вторых, меня просто раздражает конкистадорский пафос Гусева. Повесть написана в 1922 году, через 5 лет после Октября. И агит-призывы к всемирной, космической революции тут на каждой второй странице. Что в итоге получилось - земляне даже на Марсе устроили революцию, не пробыв там и года! При том, не плевать ли им на то, как устроена местная жизнь? Однако Гусев с готовностью "бросается на амбразуры" в порыве солидарности с дружественным марсианским рабочим классом. Вряд ли, очень-очень вряд ли Толстой написал сатиру; он перенёс землянский опыт переворота на марсианскую почву. И это читается комично и чересчур идеологично.

    Затем: если на Марсе высокоцивилизованное общество, которое как минимум не младше нашего "земельного", почему оно практически ничем не отличается от нашего? Вообще создаётся впечатление, что доблестная парочка космонавтов полетела не на другуй планету, не на terra incognita, а - за границу в отпуск! Не вижу никакой разницы между землянами и людьми - они выглядят одинаково, живут они по тем же законам (в значении "законы жизни"); более того, прилёт "пришельцев" как будто не производит на марсиан никакого впечатления, как будто ничего и не произошло. А реакция землян на увиденные окружающие красоты и посторойки выражается в одной (!) фразе Гусева, дескать: "Во дают, мать его!". Всё! В моём понимании полёт на Марс - это переворот сознания, радуга эмоций. Но моё понимание, очевидно, не совпадает с пониманием Толстого.

    Толстому в целом, похоже, было начхать на художественную правдоподобность - он писал либо агитку, либо детскую наивную сказочку, либо то и другое вместе. Но даже дети, не будь глупыми, тоже найдут в тексте массу "косяков". Я просто свалю все претензии в кучу, а то уже надоело структурировать свои претензии. Итак:
    - лексика и топонимия марсиан как будто украдены у индейцев или ацтеков: Сын Неба, Магацитль, Лизиазира (чем не "Теночтитлан" или "Кетцалькоатль"?)
    - корабль-яйцо землян почему-то простоял никому не нужный в марсианской пустыне до тех пор, пока марсиане вдруг не спохватились, что на нём можно улететь в космос. Если было давно решено убить землян, почему корабль не уничтожили сразу же? Впечатление, что Толстой сам забыл про корабль и впопыхах решил его уничтожить, чтобы читатель не упрекнул его в недальновидности. Однако это явный сюжетный ляп.
    - я не специалист в космонавтике, но то, как Лось и Гусев вернулись на Землю - просто смех. Как я понимаю, в космической пространстве, чтобы добраться до какой-либо планеты, необходимо придерживаться строгих координат, попросту говоря "лететь по приборам". Они же выглянули в иллюминатор, увидели Землю (так же, как мореходы, смотря в подзорную трубу, видят сушу и кричат: "Земля!"), и направились к ней. Что ж, боюсь Вас разочаровать, Алексей Николаевич, но планеты не разбросаны на небе, как яблоки на столе! Заблудиться в космосе - раз плюнуть! Замечу, что до этого они каким-то образом набрели на Сатурн, а потом, мол, исходя из его положения, проложили маршрут к Земле - это тоже нонсенс, ведь планеты не выстроены в линию (следующая остановка - Юпитер; следующая остановка - Марс; следующая остановка - Земля, конечная).

    Всё же вынесу отдельным абзацем тему любви. Которая провозглашена, но мною на найдена. По-моему, между Лосем и Аэлитой нет никакой любви. Это, простите, только страсть и влечение. Девственница-марсианочка-комсомолка куковала на своей скучной планете и бросилась на шею первому встречному мужику. А мужик этот - одинокий вдовец - разумеется, увлёкся таинственной "нежной" незнакомкой. За одно это слово - "нежная" - я сразу же невзлюбил Толстого. Не понимаю этих штампов и художественных лекал - почему марсианка обязательно должна быть молодой и нежной? Разве это не ипостась землянок? Почему марсианка не может быть морщинистой, полметровой горгоной о трёх руках? Конечно же, если моя цель - воспеть космическую вселенскую любовь - моя марсианка обязана быть нежной. Но в такую любовь я, увольте, не верю. Будь она описана иначе, скажем, в формате 400-страничного романа, а не 140-страничной повести, может быть, меня бы и удалось убедить.
    Но это уже совсем другая история. Эта история меня не убедила совсем.

    Читать полностью
  • Silviabianca
    Silviabianca
    Оценка:
    63

    Даже не верится, что писатель, перу которого принадлежат "Петр Первый" и "Хождение по мукам", написал это произведение. Хотя, быть может, в этом и есть признак настоящего таланта - в разноплановости написанного.
    В тот период, когда я "глотала" всю фантастику, какая попадалась под руку, встретилась мне эта книга. Почему-то осталось ощущение, что я не ждала многого от нее, может, кстати, и потому, что в домашней библиотеке она соседствовала с толстенным томом "Петра Первого", на который я взирала с благоговением и поэтому с опасной бралась за "Аэлиту".
    Но потом была очень рада, что все-таки взялась. Сейчас уже глядя на это произведение во взрослом возрасте я понимаю, что такое впечатление оно оказало именно в силу прочтения в отрочестве, но тогда... С одной стороны увлекательность фантастики, пусть чуточку наивной и какой-то угловатой, и удивительная пронзительность отношений. Наверное, эта книга навсегда останется в памяти как самое романтичное фантастическое произведение.
    А еще эти потрясающие последние строки, которые до сих пор стоят перед глазами и слышатся в воздухе, как герою:

    Словно тихая молния, пронзил его сердце далекий голос, повторявший печально на неземном языке:
    – Где ты, где ты, где ты, Сын Неба?
    Голос замолк. Лось глядел перед собой побелевшими, расширенными глазами… Голос Аэлиты, любви, вечности, голос тоски, летит по всей вселенной, зовя, призывая, клича, – где ты, где ты, любовь…

    Читать полностью