«Остановленный мир» читать онлайн книгу📙 автора Алексея Макушинского на MyBook.ru

Премиум

4.56 
(9 оценок)

Остановленный мир

773 печатные страницы

2018 год

18+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Аренда книги
174 руб.

Доступ к этой книге на 14 дней

Чтобы читать онлайн 

или возьмите книгу 
в аренду

Оцените книгу
О книге
Любовь, дзен-буддизм, искусство фотографии… Четвертый роман Алексея Макушинского, продолжающий его предыдущие книги, показывает автора с неожиданной стороны. Мир останавливается – в медитации, в фотокадре – и затем опять приходит в движение. Герои не прекращают свои духовные поиски. Но приходят л...

читайте онлайн полную версию книги «Остановленный мир» автора Алексей Макушинский на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Остановленный мир» где угодно даже без интернета. 

Издатель
17 144 книги

Поделиться

TatyanaKrasnova941

Оценил книгу

«Остановленный мир» вначале привлек тем, что это «дзенский» роман: в 80-е, на тогдашнем рынке мировоззрений, близких моих друзей интересовало это направление, а меня — нет, а вот теперь захотелось вернуться в точку бифуркации, увидеть, как входят в эту реку. Однако — «все со всем связано» — оказалось, что, помимо дзенской составляющей, которая сама по себе интересна, это больше, чем «дзенский роман» — это универсальная история духовных поисков, настолько повторяемы все этапы.

Вне зависимости от выбора деноминации человек привносит в свой Путь некий набор из ожиданий, идеализма и собственных несовершенств — и получает на выходе узнаваемые итоги.

«И нет никакого дзена: каков человек, таков и дзен».
«Всегда все испорчено, все отравлено человеческими страстями, неправдой и низостью».

А еще это книга о творчестве. Один из героев — писатель (здесь три персонажа, и все — главные, такой троичный ГГ: любящая пара и их друг, подобно другому романному сочетанию: Пушкин, Онегин, Татьяна), который «два раза в жизни подходил довольно близко к дзену и оба раза отходил от него, потому что писательство оказывалось важнее». Для меня это был вздох облегчения, когда он всё же выбрал писательство. Творчество само религия и аскеза.

Фотохудожник Тина вне поиска и, как ни парадоксально, счастливее остальных, поскольку творчество для нее и полнота жизни, и просветление, и истина.

«Ей хотелось, вопреки всем страданиям мира и всем упрекам собственной совести, всем больным старикам и голодающим детям, вопреки всему этому хотелось ей жить, заниматься фотографией, устраивать выставки, издавать альбомы и книги, путешествовать, любить Виктора и быть любимой им…»

Третий персонаж, Виктор, лишенный панацеи творчества, незащищенный ничем, страдающий и ищущий — он ищет свое лицо, такой коан-загадка ему задан: найти «свое подлинное лицо, изначальное лицо, каким оно было до рождения родителей». А остальные персонажи, собственно, чем занимаются — и сидя в музее кино на удивительных стульях, «высокие белые спинки которых сделаны как огромные лица, театральные маски», и в других декорациях? А мы с вами?

Читатель, кстати, тоже ищет Виктора — с самого начала книги, вместе с двумя его друзьями, ибо он пропал, взял и исчез из своего благополучного мира с блестящей банковской карьерой. Тайна Эдвина Друда. Вообще-то у него всегда была (такая понятная) мечта «выйти из своей жизни и дверь закрыть за собой». И я до самого конца опасалась, что вдруг его найдут — уж очень упорно любовь и дружба гнались за ним по пятам.

Куда деваться человеку, который вместо просветления обнаружил, что «просто поверил какому-то небольшому набору истин, или не-истин, будто-бы-истин, якобы-истин»? А вместо того, чтобы освободиться от своего я, увидел, что «ничего и нет, может быть, кроме этого я, с его воспоминаниями, его прошлым и с его (он думал) тоскою, его отчаянием, его печалью, его несогласием. Все прочее — иллюзия, а вот это его несчастное, маленькое, мятущееся я — это-то как раз правда». Или это и есть просветление?

А под конец о том, о чем надо было сказать вначале — об авторском стиле. Великолепный авторский синтаксис. Книга о Пути и не могла быть написана иначе, чем этими бесконечными фразами, которые разбегаются на множество тропинок, превращаются в американские горки, стремительно несутся, делают петли, притормаживают, возвращаются, пересекают сами себя, вбирают в себя и прямую речь, и внутреннюю, и диалоги. Это такая мощная неостановимая динамика, которая сметает любые иллюзии остановки.

И еще: жаль, что в книге, где персонажи постоянно щелкают фотоаппаратами, а читатель то и дело видит происходящее через их объективы, нет фотографий — как, например, в Предместья мысли. Философическая прогулка . А было бы здорово и органично. Может, в переиздании добавят?

Поделиться

PaganoSunshine

Оценил книгу

Читаю часто ночами. И мир, если и не сразу останавливается, то начинает замедляться: это неторопливое, до мельчайших деталей продуманное повествование, эта способность рассказывать о прежитом или о якобы пережитом так, что становишься участником событий.  И вот читаю... отложу книгу, и думаю, думаю о прочитанном, мысленно разговариваю с героями, задаю вопросы, ищу объяснений... и опять читаю... Но "перевариваю" текст медленно, порциями! Невозможно остаться равнодушным! Порой ритм повествования успокаивает меня... как журчащий ручей. И абсолютно на волне моих личных эмоций: всё разделяю, со всем согласна. А читать непросто: на мой вкус маловато точек: предложения нескончаемые, приходится, бывает, возвращаться и перечитывать заново, а то и по несколько раз. Так много нового для меня, познавательного! Какая же должна быть у автора эрудиция, страшно просто. Хорошо, что он делится знаниями с нами, читателями! А умная, незлая, но временами кусачая ирония... случается, начинаю смеяться среди ночи! И каждый раз разбирает любопытство: что ж будет дальше с ними со всеми, или - как же они могли, или - почему же они не смогли... И как бы я поступила на их месте! Если автор всё это придумал, то я не знаю жизни: не верю! Нельзя ТАК И ТАКОЕ придумать! Мыслей  и переживаний столько... Может, напишу ещё в одной рецензии. Короче, не могу начитаться, как, если пить хочешь, никак не можешь напиться...

Поделиться

MariaPavlovetsky

Оценил книгу

Новый роман Алексея Макушинского «Остановленный мир» сразу окрестили «буддистским», но мне показалось, что роман прежде всего - о любви и самоопределении. Книга от первого лица, но о других героях, жизни которых переплетаются в причудливый узор встреч, романов, пониманий и ссор. Собственно, эта взаимосвязь всего и всех, уже в первой главе постулируемая, и является главным буддистским мотивом романа, кмк. В книге много описаний дзенских практик, но для меня (и, мне показалось, для многих героев тоже) эти сидения, эти молчания и послушания - всего лишь путь, а не цель. Способ уловить смысл, поговорить начистоту с самим собой. Автор откровенен с нами в этом романе, великолепен в оценках героев, как главных, так и эпизодических (редкое умение, присущее действительно большим мастерам: дать героев двумя-тремя штрихами, описательной фразой, подметить характерную деталь, а не «развивать характер» на ста страницах). Особо понравилась мне структура книги: это множество маленьких глав, которые можно читать практически в любом порядке, возвращаясь назад, забегая вперёд. Мы переносимся из Петербурга во Франкфурт, из Майнца в Лиссабон, в сопровождении ироничного автора и часто - роскошной героини Тины, профессионального фотографа, женщины глубокого ума и большого таланта. Попутно читатель узнает не только о дзен-буддизме, но и знаменитых фотографах и художниках, философах и писателях...
Мне посчастливилось услышать несколько глав в авторском чтении, и я надеюсь, выйдет аудиокнига. Интонации автора неповторимы. К книге хочется возвращаться, и это, безусловно, очень буддистский вывод.

Поделиться

Еще 2 отзыва

Автор книги

Подборки с этой книгой