Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
178 печ. страниц
2020 год
16+

Алексей Букалов
С понтификами по белу свету: записки участника папского пресс-пула

Предисловие

Дипломатия Ватикана глазами очевидца

Книга известного журналиста и писателя, руководителя представительства ТАСС в Италии и Ватикане Алексея Букалова о его поездках с Папами римскими, и в частности с Франциском, будет, безусловно, востребована читателем. Этот интерес к яркой личности нового понтифика связан не только с харизматичностью его стиля и публичных выступлений. Франциск стал известен прежде всего своим энергичным стремлением придать новый импульс католическому христианству, ослабленному как внутренними проблемами, так и последствиями неуправляемой глобализации и широкого распространения идей неолиберализма.

Католическая церковь, десятилетиями, по мнению экспертов, уповавшая на успехи западного общества потребления, по сути, «пропустила» возникновение глубокого внутрицерковного кризиса. Его последствия отрицательно сказались и на функционировании государства Ватикан, включая финансовые аспекты и внешнюю политику.

Избрание в начале 2013 года нового Папы Римского стало результатом острой дискуссии на конклаве о кризисном состоянии дел и общим выводом о необходимости срочных мер по выправлению ситуации. Аргентинский кардинал Хорхе Марио Бергольо получил мандат на проведение глубоких реформ для решения церковно-организационных проблем западного христианства, для модернизации самого государства Ватикан, архаичная система управления которым вошла в противоречие с реалиями быстро меняющегося мира.

Для большинства наблюдателей избрание епископом Рима кардинала Бергольо представляется закономерным. Выбор пал на одного из самых популярных католических иерархов, выделявшегося решительным настроем на преобразования, последовательностью действий, личной скромностью и легендарным обаянием.

В книге А. М. Букалова представлен уникальный фактический материал в целом о Ватикане, его лидерах, о первых годах деятельности Франциска. Он дает представление о неординарной личности нового Папы, его взглядах на современный мир и место западного христианства, о действенности его проповеднического служения.

В настоящее время Франциском начаты системные изменения органов управления государством. В руководство церковных советов и конгрегаций шире привлекается клир Азии, Африки и Латинской Америки, проведена реорганизация и санация банковской системы, налаживается экономический и финансовый контроль деятельности госаппарата и его оптимизация.

Особый интерес вызывает смена акцентов во внешней политике Святого престола.

Автор книги – единственный российский журналист, уже многие годы входящий в папский информационный пул. Возможность непосредственно сопровождать трех понтификов в поездках по миру и личное знакомство с ними позволили собрать и изложить в увлекательной форме интересный материал прежде всего о дипломатической деятельности Святого престола. Книга А. М. Букалова дает хорошее представление о важном для России партнере по межгосударственным отношениям и убедительно подтверждает совместный вывод Президента России В. В. Путина и Папы Франциска о большом потенциале российско-ватиканского политического диалога для укрепления в международных делах принципов социальной справедливости, мира и стабильности.

Александр АВДЕЕВ,
Посол Российской Федерации при Святом престоле

Пролог на небесах

Весьма лестное предложение

В третьем салоне папского самолета, отведенном для журналистов, мне вспоминалась под мерный гул моторов история, которая предшествовала этим поездкам. Эта история моего участия в папском пресс-пуле началась в Риме в канун Пасхальной недели 2002 года с неожиданного телефонного звонка: в трубке раздался хрипловатый, с характерным испанским акцентом, голос пресс-секретаря Папы Римского Хоакино Наварро-Валльса, бывшего врача и журналиста. Доктор Наварро, обычно не очень балующий нашу пишущую братию своим вниманием, настойчиво предлагал явиться в Апостольский дворец на загадочную «конфиденциальную встречу» с неким высокопоставленным прелатом Римской курии.

Прибыв в назначенное время к Бронзовым вратам под колоннадой Бернини, я получил из рук швейцарского гвардейца пропуск в папскую резиденцию. Служка почтительно проводил меня через большой внутренний ватиканский двор Святого Дамаса, провел по крутой и широкой лестнице на второй этаж главного дворца и оставил у дверей с папским гербом и мраморной табличкой «Управление литургических церемоний Верховного Понтифика». Там уже собралась стайка коллег из Ассоциации иностранной прессы, которые гадали о причине столь таинственного вызова. Увидев меня, они радостно загоготали: «Все понятно, сегодня нам наконец сообщат о визите папы в Россию!» И ошиблись.

Ровно в десять под звон колоколов собора Святого Петра к нам вышел высокий худощавый священник в очках и пригласил в свой кабинет. Это был главный папский церемониймейстер монсеньор Пьеро Марини, епископ Мартиранский, всегда стоявший по правую руку Иоанна Павла II во время торжественных служб и потому всем хорошо знакомый благодаря телевидению и фотографиям в газетах. Просторный и светлый кабинет с окнами на площадь Святого Петра был «выкроен», как нам объяснили, из бывшей опочивальни папы Юлия II, на стенах сохранились остатки старинных красочных фресок школы Рафаэля.

Рассевшись за большим круглым столом, мы обнаружили, что нас ровно двенадцать человек, «наверное, по числу апостолов», – в шутку предположил немецкий журналист Эрих Куш. Впрочем, и это заблуждение скоро рассеялось. «Я пригласил вас, господа, – по-гоголевски начал речь епископ, – чтобы передать личную просьбу святого отца. Каждый год Страстная неделя переживается верующими как важнейший этап в жизни христианской церкви, а крестный ход с участием понтифика у подножия древнего Колизея – его кульминация. В этом году, в развитие экуменических идей «молитвы мира» в священном городе Ассизи (она прошла 24 января 2002 года с участием иерархов всех церквей и религий, присутствовала и делегация Московского патриархата), Папа Войтыла решил предложить журналистам из разных стран написать тексты размышлений для каждой «остановки» крестного хода (согласно римскому толкованию Евангелия, их было на крестном пути четырнадцать).

Тут и выяснилось, что двое из приглашенных находятся за границей и потому не смогли явиться на это совещание. Воцарилось растерянное молчание. Наконец я решил, что нужно как-то реагировать: «Ваше Преосвященство, разве для того чтобы стать автором подобного текста, необязательно быть католиком?». Епископ с готовностью возразил: «Отнюдь нет, имеются прецеденты: два года назад, например, размышления на Страстную пятницу написал православный». «Кто же именно?» – поинтересовался я. «Святейший Патриарх Константинопольский Варфоломей», – последовал ответ.

Тут же раздали «памятку автора» и брошюры «Крестный ход» за три прошлых года. Епископ пояснил, что тексты должны быть представлены в двухнедельный срок, написанные верлибром на итальянском языке, и предложил провести жеребьевку. Он лишь предупредил, что хотел бы поручить женщинам подготовить те эпизоды, где речь в Евангелии идет о женском участии (их три), остальные – по выбору. Я, конечно, вытащил из вазы бумажку с надписью «Иуда». Речь шла о второй остановке, т. е. о предательстве Иуды. И тут я вспомнил об одном замечательном стихотворении на эту тему (написанное Пушкиным «Подражание итальянскому», пересказ поэмы Франческо Джанни).

Текст пришлось, конечно, сократить и предложить в качестве эпиграфа. Что и было сделано путем механического соединения двух первых и двух последних строк стихотворения, обратно переведенных на итальянский язык. Остался лишь небольшой, но выразительный и связный эпизод на тему «Диавол–Иуда». Так произведение Джанни благодаря Пушкину вернулось на родину:

 
Как с древа сорвался предатель-ученик,
Диавол прилетел, к лицу его приник…
Лобзанием своим насквозь прожег уста,
В предательскую ночь лобзавшие Христа.
 

Надеюсь, что ни Франческо Джанни, ни Александр Сергеевич Пушкин на меня не были бы в обиде за вынужденное препарирование их текста: смысл, кажется, остался. Впрочем, у итальянцев на этот счет существует поговорка: traduttore-traditore (переводчик-предатель)!

Когда вечером в Страстную пятницу на площади у Колизея над 300-тысячной толпой паломников со свечами и факелами раздались из репродукторов пушкинские строки, я мысленно поблагодарил Ватикан и лично епископа Марини «за вклад в пропаганду творчества» нашего великого поэта.

Крестный ход предварил и завершил молитвой сам Иоанн Павел II, восседавший на троне на высоком склоне Палатинского холма. Пройти по “Via Dolorosa” вокруг древнего амфитеатра, на свою Голгофу, он на сей раз физически не смог.

Многим гостям и участникам пасхальной церемонии раздали изящно изданную брошюру1 “Via Crucis” («Крестный ход») с нашими текстами и с изумительными иллюстрациями (репродукции старинных цветных медальонов на евангельские темы из собрания ватиканских музеев). Книжка открывается таким предисловием: «Четырнадцать журналистов – мужчины и женщины, аккредитованные при Святом престоле, представляющие разные страны, известные издания международной прессы и телевидение, не только внимательно следящие за ежедневной хроникой событий, но и чувствующие их духовное содержание, составили эту книгу, связав историю Иисуса из Назарета с жизнью современного мира».

С большой радостью я послал брошюру с цитатой из Пушкина в Петербург, в библиографический кабинет Пушкинского Дома. Ватиканских публикаций на тот момент, по- моему, в богатейшей коллекции на набережной Макарова, дом 4 еще не было.

Издание, впрочем, оказалось безгонорарным (ватиканские администраторы любят намекать, что «бедны, как церковные крысы», оставим это утверждение на их совести). Тогда же мне была предложена честь участвовать в папском пресс-пуле. Опять большое спасибо Пушкину.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
255 000 книг 
и 49 000 аудиокниг