Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
317 печ. страниц
2020 год
12+



Вопроса не последовало. Веки внезапно отяжелели, девочка моргнула, а когда вновь открыла глаза… На участке остались только она и Дима. Девушка рассеянно осмотрелась, борясь с желанием широко зевнуть. Совсем сморило…. Ноги налились свинцом и едва держали отяжелевшее тело. Сейчас бы вздремнуть… Мысли замедлились, Лиза с осоловевшим выражением лица глянула на Морякова.

– Так что ты хотел спросить? – из приличия подбодрила его она.

– Да ничего, – расстроенно произнёс он. – Я, наверное, пойду. А ты выспись хорошенько.

Лизавета кивнула, развернулась и побрела к дому. Верхнюю губу защекотала капля пота, на улице ощутимо посветлело. «Заболтались мы», – лениво подумала девушка и зашла в дом. Близоруко сощурилась, пытаясь найти контрастную стрелку на механических наручных часах. Рано. Родители ещё не проснулись. А если и проснулись, то Лизавете без разницы. Преодолев кое-как лестницу, девушка неожиданно встретила Сашку.

– Я всю ночь тебя ждала, – с укором начала та. – Беспокоилась. Я же просила не прижиматься к стенам, Вас тогда из окна не видно, – надулась девочка.

– Ага, – она обошла сестру, всё же зевнув, и подойдя к своей комнате. – Меня не будить.

– Подожди, – сориентировалась обескураженная Саня. – И это всё? О чём говорили, зачем приходил?

– Не о чём. Не за чем, – дверь за Лизаветой закрылась. Саша удивлённо замерла, обернулась: родителей поблизости нет, так для чего таиться? Не хочет рассказывать? Наверное, окончательно поругались. С такими грустными думами девочка тоже вернулась к себе, досыпать.

***

Девочка, вся напряжённая, словно пружина, кралась, сняв обувь для верности и пригнувшись к земле, как дикий кот. Её неподвижный взгляд устремлён вперёд, от нетерпения она что-то растирала между большим и указательным пальцем подрагивающей руки. Цель хищницы – Саша, сидящая на пороге дома, подогнувшая под себя ноги и подставившая загорелое лицо солнцу. На коленях лежала книжка «Юный ботаник». Лето скоро закончится, и они уедут обратно в Кирилльск, но пока тепло, и родители отправились по делам, оставив их с сестрой дома. Лизавета часто сетовала на скорое окончание каникул, но Санька настаивала на том, что есть и хорошая сторона в школьных буднях, например, сейчас блондинка обитала исключительно в своей комнате, а уже через месяц младшие Заболоцкие будут видеться каждую перемену. В опровержение Сашкиных обвинений Лиза, по-прежнему пребывая в тени кровли, нависла над девочкой и… С весёлым визгом обхватила её за бока. Та вскрикнула в унисон, мгновенно оправилась и возмущённо задрала голову.

– Что ты вытворяешь? – сурово повторила она мамину излюбленную реплику.

– Прекращай навевать тоску! Учебники заставляют меня задумываться о нашем лицее раньше, чем это совершенно необходимо, – она плюхнулась рядом.

Александра фыркнула, но демонстративно захлопнула книгу и прислонила её к стене. Блондинка, не ожидавшая столь быстрого окончания перепалки, поёрзала на месте, размышляя, на что направить неистраченную энергию.

– Снова нос обгорит, – нашлась средняя Заболоцкая.

– И что? Может, хоть веснушки появятся, – ответила Саша, но всё же вползла обратно в тень.

– Веснушки так не появляются, сколько раз тебе говорить… – заныла блондинка. Александра показала ей язык и хихикнула.

– А тебе точно загар не пойдёт на пользу! – Елизавета испуганно юркнула за дверь, будто вампир, и побежала в общую гардеробную за головным убором и солнцезащитными очками. Скоро она вернулась и, бесцеремонно переступив через младшую сестру, направилась на улицу. Странно, что Саша не увязалась за ней, как обычно. Лизавета быстро зашла за угол дома, недовольно морщась: в тени достаточно морозно. Но даже через прищуренные веки смогла мгновенно уловить что-то… шевеление. Казалось, стало ещё холоднее в считанные секунды. Сначала девочка крепко зажмурилась, но сразу же распахнула глаза и увидела уже достаточно точно: там, а точнее тут, в паре метров от неё стоял человек-незнакомец. Воздух сразу же перестал поступать в организм, блондинка отступила назад, и ей померещились ещё две фигуры у ограды, а потом ещё одна – за воротами… Лиза не собиралась мучить себя ещё больше, выискивая глазами других нежелательных гостей, поэтому безо всякого стеснения бросилась обратно в дом, дожидаться родителей. Саша, которой даже не пришлось уворачиваться от поучительного сестринского подзатыльника, изумлённо посмотрела той вслед: интересно, когда у самой Сани наступит переходный возраст, она начнёт себя так же вести? В таком случае, маме и папе точно придётся нелегко.

Через какое-то время, достаточно осмелев, чтобы хотя бы мысленно вернуться к недавним событиям, девочка задумалась: а что, если всё не так страшно и плохо, как она по началу представляла? Уже в комнате Лиза вспомнила, что не закрыла входную дверь, но спуститься не решилась и ограничилась щеколдой на пути в свою спальню. Похоже, внизу было тихо и спокойно, а до приезда родителей осталось совсем немного. В общем, как-нибудь продержимся. Стоп, почему во множественном числе? Точно! Она совсем забыла про Саню! Лиза долго мялась, перетерпеть ли ей муки совести в безопасности или совершить ровно противоположный поступок, настолько страшный, что девочка не могла назвать его даже в мыслях. Однако, успокоив себя тем, что времени прошло достаточно, и что бы тем людям ни было нужно, они уже это сделали и ушли, Лизавета быстро и бесшумно покинула комнату и начала спускаться вниз по лестнице. Чем ниже она спускалась, тем лучше осознавала, что на первом этаже далеко не так тихо: из приёмной доносились неразборчиво шепчущие голоса, непонятный разговор. Девочка опять похолодела. Но кроме озноба она почувствовала ещё что-то – любопытство и нежелание отступать, даже боевой настрой. Так что она прошла до самого конца лестницы, прокралась до угла, выглянула из-за двери…

– Доброе утро, – поздоровался Николай с дочкой и снова отвернулся к жене. Лизавета оторопела. Повернулась к Олесе, к Саше. Оглянулась – никаких незнакомцев. Подняла голову – на лестнице и пролётах пусто. Не прячутся же они за родственниками? Значит, их здесь нет.

-Почему утро? – выдавила Лиза. На часах было почти два. Её пробивал невидимый озноб.

-Почему утро? – усмехнувшись, повторила мама. – Потому что кто-то весь день проспал.

– Даже видно, что сонная, почти ничего не соображает, – кивнул на гримасу удивления, появившуюся на лице дочери, отец. – Сашенька просила тебя не будить, сказала, устала ты, а от чего, спрашивается? – мужчина потрепал Саню по голове. – Эх, береги сестру, Лизавета, хорошая она у тебя… – Младшая девочка улыбнулась папе, а затем, уже с более заговорщицким выражением, – Лизе, мол, родителям я ничего про твои странности не скажу, это твоё дело, мне ничего за это не надо, и так далее. А блондинка даже не злилась на неё за подобострастие – скорее, на себя. Сейчас жгучий, кажется, первый за её жизнь стыд разливался по телу девочки, грозя окрасить щёки малиновым. Позор, какой позор. А ведь в классе все считали её самой смелой, самой храброй, самой задиристой. Она могла сказать что-то недозволенное учителю и выйти из класса, но с достоинством, с высокомерным смешком и высоко поднятой головой. Могла честно и без стеснения признаться, что прогуляла урок или не сделала домашнее задание просто так, без причины. Даже могла бросить вызов какому-нибудь нахалу-здоровяку из другого, может, более взрослого класса, а потом подраться, не щадя себя, не боясь синяков и царапин, и не важно, был ли действительный повод к борьбе, например, толстяк-переросток обижал более мелких и худых, или девочке просто нужна была разрядка. А теперь самая драчливая и бесстрашная ученица всей Первой школы позорно струсила, да как! Аж отказалась от любимой драки, забилась в комнату на пару часов, забыла про младшую сестру, хотя бы до туалета добежать успела, и на том спасибо. А ведь те люди, судя по очертаниям, были вряд ли выше или крупнее Лизы, может, сами ещё дети, подшутить решили. А если они из её блока… Наверное, именно тогда девочка решила стать абсолютно самостоятельной и научиться ничего не бояться. Нет, это, конечно, громко сказано, но попробовать то можно? Тем более ребёнком Елизавета была оптимистом. Спустя несколько дней Лиза всё ещё не забыла о том случае, мало того, злость на себя усилилась настолько, что перестала помещаться в эти рамки и хлынула прямиком на незнакомцев. Нет, что за противные инфекции, а? Лютые вирусы! Разумеется, охранникам у ворот тоже мало не показалось – несколько чужих подростков на участке! Всё было бы не так плохо, если бы Лизавета не горела желанием их найти. Она сама не знала, зачем. Просто ей было нужно, и всё. Но это то же самое, что искать книгу в огромной библиотеке, абсолютно забыв название и автора и лишь смутно помня содержание. Одним словом – очень сложно, особенно если всё, что ты предпринял – два раза выглянул в окно, вышел на улицу и громко их обругал. Однако кое-что девочка не учла: книга ведь сама тебя не найдёт, а кто-то другой – уже другое дело.

Холодало. Поразительно, как быстро. Лиза издалека наблюдала за Сашей, что сидела на террасе, как обычно, и готовилась к школе, поглощала программу за следующий год. Помнится, блондинка однажды спросила у сестры, откуда у той нездоровая страсть к получению знаний, переходящая в манию, и девочка призналась, что хочет, чтобы родители могли ею гордиться. Ведь если Лизавета была одарена, то Саньку не перепало из копилки со способностями ровным счётом ничего. Она, конечно, любила выращивать цветы, но не считала это талантом, и, кажется, мама расстраивалась – очень ей хотелось, чтобы младшая дочь была лучше старшей во всём.

– Опять мечтаешь? – лениво окликнула Сашу сестра мальчишески ломающимся голосом, приблизившись. – А родителям сказала, что учиться будешь, – с интонацией ябедничества сказала она. Александра помахала под носом у средней Заболоцкой учебниками. – Да, а в небо что смотрела? Интагралы увидела?

– ИнтЕгралы, вообще-то, – поправила Саша, за что получила лёгкий подзатыльник и сразу же дала сдачи. Блондинка довольно заулыбалась, похоже, ей нравилось драться, поэтому она подхватила одну из тетрадей потолще и встала в боевую позицию. Саня решила подыграть, как вдруг донёсся шум из гостиной: «Не мешай сестре учиться!» Лиза обиженно скривилась, глянула на Саню и скрылась в доме, бормоча выражения, не принадлежащие художественной лексике. Подобное развитие событий отнюдь не ново, но Елизавета сомневалась, что с её-то вспыльчивым характером когда-нибудь привыкнет. Поэтому получите, дорогие родственники, пустующий стул на сегодняшнем обеде и нетронутую остывающую порцию. А если не раскаетесь, то и на ужине. А кухарка Зинаида обязательно покормит любимицу (оттого, что та ела больше и исправнее остальных) отдельно, так что голодовка обойдётся без жертв. Девочка, раздражённо топая, отбивая смутно знакомый такт на каменных ступенях, гулко ей вторивших, поднялась в свою комнату и спряталась за дверью, хлопнув ею, но в меру. Холодный воздух, беспрестанно поступающий из открытого окна, остудил хозяйку спальни. Та с недоумением застыла посередине помещения, уперев руки в бока. Возможно, она погорячилась и следовало остаться рядом с Сашей? Последняя ведь не виновата. Хотя в таком случае вся уже истраченная злость выплеснулась бы на неё, так что Лиза поступила правильно. Спускаться или не спускаться? «Сначала оценю обстановку», – решила она, подошла к проёму и выглянула наружу. В первые несколько минут ничего интересного не происходило, в отсутствие сестры Саша отложила энциклопедии и откинулась на парапет, размышляя о чём-то. «Наверное, опять думает, как помирить меня и Олесю», – насмешливо хмыкнула Елизавета. Она потомилась ещё немного, втайне от себя надеясь, что Александра сама пойдёт проведать её, но девочка явно не собиралась исполнять скрытых мечтаний блондинки. Та вздохнула, оттолкнулась было от подоконника с целью вернуться на террасу, когда… Над книгами сестры кто-то завис, создавая густую чёрную тень. Лиза встрепенулась и чуть отклонила вектор взгляда – около Саньки обнаружился совершенно неожиданный гость, непонятно, как пробравшийся в особняк, – какой-то рыжий мальчишка, почти ровесник ей. Рядом обнаружились ещё пара ребят: очень субтильный, маленький и, если честно, страшненький мальчик с густыми кудрявыми волосами, важными-важными глазами и огромными оттопыренными ушами, делающими своего хозяина ещё менее пропорциональным, а также темнокожая девочка с двумя светло-русыми косичками, наверное, выгоревшими на солнце, которая была худее блондинки (хотя, как такое возможно?), почти прозрачная. Заболоцкая средняя попала в трудную ситуацию: проблемы со зрением вынуждали склониться как можно ниже, а нежелание стать замеченной, наоборот, спрятаться и прикрыть ставни. Выбрала девочка нечто среднее: притворила правую створку, откуда изредка высовывалась, изучая странных визитёров. Все трое выглядели немного взволнованными, если не напуганными. Саня, кажется… Приветливо улыбнулась?!

– Здравствуйте! – в конце концов, они были чуть постарше – скорее всего, именно подобным рассуждением руководствовалась Сашка. – Вы Лизины друзья?

– Да, – мальчик повыше облизнул губы и немного осмелел, – хотя, как сказать, друзья… наверное, просто хорошие знакомые, – Елизавета задохнулась от негодования: лгун! Она его знать не знает! Но вовремя прикусила язык. Тем временем парень продолжал: – Ты нас, кажется, раньше не видела… Позовёшь сестричку? – осведомился рыжий, совсем освоившись. А блондинка, не дожидаясь ответа, уже выскочила из комнаты и неслась по лестнице вниз, рискуя при неудачном раскладе сломать себе что-нибудь важное. А Саша действительно уже зашла в прихожую и сразу же натолкнулась на искомого человека. Заболоцкая средняя подлетела к Саньке.

– Где? – и выглянула из-за девочки.

– Кто? – несколько растерялась Санька, но потом сориентировалась. – А, твои друзья, они тебя уже ждут! – Лиза нахмурилась, пожала плечами и направилась прямиком к выходу. В тот момент, когда она уже схватилась за ручку, кто-то по ту сторону резко толкнул дверь и тем самым поставил хорошенькую шишку на белом лбу. Саня ойкнула и замерла, а Лизавета, потирая лоб, была готова вновь продемонстрировать весьма богатый для её возраста запас нецензурных слов, когда увидела гостей. Тоже замерла на какое-то время, так как теперь имела возможность тщательнее рассмотреть подростков, после чего покровительственно загородила сестру собой. Последняя нахмурилась: – В чём дело?

– Они не мои друзья! – возмутилась та, повернувшись. – Ты кого привела?

– Во-первых, я их не приводила, – вдруг очень по-взрослому заметила Сашка, – а во-вторых, не враги же они тебе? – Лиза замотала головой, соглашаясь, однако ни капли не смутилась своей враждебностью – лишней предосторожности не существует. – Отлично! Как раз друзей заведёшь! – искренне обрадовалась Александра, но поймав злобный взгляд сестры, стушевалась, перехватила учебники поудобнее и скрылась за лестничным пролётом. Гости тем временем топтались на пороге, а девочка не спешила их приглашать. Напротив, она вперила тяжёлый взгляд во всех троих. Те снова разом стушевались.

– А я вас знаю! – объявила Лизавета. Ребята обрадованно расправили плечи:

– Правда?

– Конечно! Вы – те хулиганы, что пытались меня напугать. Кстати, где четвёртый? – блондинка встала на цыпочки, заглядывая за спины новых приятелей.

– Витя струхнул не меньше тебя, – хихикнула девочка-мулатка.

– Я не струхнула! – едва не взвыла Елизавета. Вредная девчонка злорадно заулыбалась, но сразу же получила мальчишеским локтем в живот. Лиза порозовела от негодования.

– Хватит! – нервно рявкнул вдруг лопоухий, до недавнего аморфно стоявший в сторонке. Знакомиться будем или нет? – Ребята притихли, изумлённые, а мальчишка протянул маленькую ладонь Лизавете.

-Питер, – с невероятно важным видом произнёс он и в ответ на удивление блондинки пояснил, – Петя я. Но первое звучит лучше.

***

Уже две недели в доме царил долгожданный нейтралитет. У родителей кончались выходные, так что Олеся с Николаем стали чаще выбираться в город на ярмарки (якобы чтобы больше «отдохнуть» перед работой), а Лиза в основном сидела в комнате или пропадала в лесу. И Александра, не любившая одиночества, бродила целыми днями по Большой дороге, то и дело натыкаясь на людей. Однако сегодня девочка уже который час шла через чащу, никуда не сворачивая, пока не наткнулась на другую Большую дорогу, поменьше. Заболоцкая сверилась с наручными часами на заводе (подарок на последний день рождения), и вдруг действительно заприметила вдали знакомый силуэт.

– Дима! – замахала руками Саша и бросилась другу навстречу. Последний широко заулыбался и тоже ускорил шаг. Парень на секунду крепко прижал её к себе и сразу выпустил. И без паузы увлёк девочку разговор. После довольно долгой разлуки оба говорили много, быстро и бессмысленно, к тому же большая часть их беседы состояла из шуток и каламбуров, понятных только им, поэтому намерение узнать, что же приключилось между сестрой и ребятами, вылетело из Сашкиной головы. Беседа была столь долгой, что привести здесь сделалось возможным только самые значительные отрывки их диалога:

Мальчик быстро и воровато пробежался взглядом по лесу сзади девочки.

– Проверяешь на наличие слежки? – хихикнула та.

– Честное слово, если ещё раз её увижу, то за себя не ручаюсь! – чересчур категорично заявил мальчик.

– Именно это ей и нужно, – хмыкнула Александра, – и всё-таки, грех жаловаться, тебе всё сошло с рук. К тому же у вас прогресс…

– Регресс! – разозлился Димка. – Я, конечно, всё понимаю, но вернуть расположение твоей сестры невозможно! И не смотри на меня так осуждающе! Ты слишком много на себя берёшь! Разве мы не можем дружить просто так? – Если начало его монолога было ещё более или менее шуточным, то к концу рыжий старательно себя накрутил и по-настоящему рассердился.

– Знаю, она трудный человек, – вздохнула Александра. – Но мне так хотелось, чтобы вы помирились… мне гораздо удобнее не делить себя на ваши враждующие лагеря.

– Да, ты прямо как горячие пирожки – нарасхват! – хохотнул мальчишка. – Но Лиза твоя, конечно… – и он уже приготовился поносить отсутствующую всеми нехорошими словами.

– Кстати, Лиза! – обрадовалась Заболоцкая. – Ругала тебя недавно. Ой, как ругала! И ругает постоянно, – увидев вытягивающееся от шока и несправедливости лицо Мити, девушка хихикнула. – Говорит, такой навязчивый, не прогонишь.

– Да я же… я же… – задохнулся от возмущения парень, – я же по-доброму! Разве не так ведут себя люди, если хотят остаться друзьями? – он взлохматил волосы.

– Наверное, после того, что случилось между вами неделю назад, вы уже точно не останетесь друзьями. Той ночью ведь что-то случилось? – девочка украдкой посмотрела на Морякова. Он совершенно скис.

– Ничего криминального не произошло, – буркнул он. – Просто в ней переизбыток вредности.

– Что же вы без нас языками чешете? – сильная девичья рука хлопнула по плечу Саньку, а справа показалась кареглазое круглое веснушчатое мальчишеское лицо в обрамлении выгоревших на солнце волос. После неуклюжих объятий и других выражений чувств Заболоцкая выбралась из общей кучи и снова огляделась.

– Что, до последнего прятались в лесу для внезапного появления? – ухмыльнулась Саша.

– Конечно, а как иначе? Кстати, ты, – Женя ловко продолжила подслушанный диалог, – совершенно права. Я бы Димке ещё добавила, из женской солидарности.

Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 47 000 книг

Зарегистрироваться