Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Волкодав Сталина. Правдивая история Павла Судоплатова

Читайте в приложениях:
98 уже добавило
Оценка читателей
4.4
  • По популярности
  • По новизне
  • При советской власти об организующей и руководящей общей роли Лубянки, и главного героя нашей книги в частности, говорить и писать было не принято, хотя 90 % партизанских отрядов было сформировано с участием чекистов.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Вот что рассказывал об этой истории арестованный в мае 1945 года заместитель начальника Абвера-2 (диверсии и саботаж) полковник Эрвин Штольце:
    «В процессе активизации украинской националистической деятельности, которую мы проводили через свою агентуру, уже в начале 1940 года нам стало известно о трениях в руководстве националистического подполья, в частности между нашими агентами Мельником и Бандерой, и что эти трения ведут к расколу националистического движения… Несмотря на то, что во время моей встречи с Мельником и Бандерой оба они обещали принять все меры к примирению, я лично пришел к выводу, что это примирение не состоится из-за больших противоположностей между ними. Бандера по характеру энергичный, карьерист, фанатик и бандит. Мельник – спокойный, интеллигентный чиновник»[116].
    После оккупации Польши в Берлине было принято решение об использование всех возможностей ОУН против Советского Союза. Тем более что западно-украинские земли с многочисленным подпольным аппаратом организации оказались на территории Советского Союза. Фактически требовалось лишь активизировать деятельность местных националистов, заставив собирать информацию, интересующую Берлин.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Вскоре взрывное устройство было готово. Коробка шоколадных конфет «Ридна Украйна» выглядела очень симпатично и по весу не вызывала никаких подозрений. В вертикальном положении она была абсолютно безопасна, ей можно было заколачивать гвозди. Однако в горизонтальном положении внутри коробки самопроизвольно приходил в действие часовой механизм, рассчитанный на полчаса, и по истечении этого времени происходил мощный взрыв. «Андрею» надлежало держать коробку в вертикальном положении в большом внутреннем кармане своего пиджака. Предполагалось, что он передаст этот «подарок» Коновальцу и покинет помещение до того, как сработает мина.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Нам известна история преступлений Коновальца. Но это не акт мести. Наша цель – обезглавить движение украинского фашизма накануне войны и заставить этих мерзавцев уничтожать друг друга в борьбе за власть. – Затем он обратился с вопросом к Судоплатову: – А каковы вкусы, слабости и привязанности Коновальца?
    – Коновалец очень любит шоколадные конфеты, – ответил Павел Анатольевич. – Где бы я с ним не появлялся, он первым делом искал кондитерскую и покупал шикарную коробку конфет.
    – Обдумайте это, – сказал Иосиф Сталин.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • О Науме Исааковиче Эйтингоне можно сказать словами из песни Владимира Высоцкого: «У меня было сорок фамилий, у меня было семь паспортов, меня семьдесят женщин любили, у меня было двести врагов. Но я не жалею…». Он родился в маленьком белорусском городе и за свою долгую жизнь побывал почти во всех странах Европы, многих странах Азии и обеих Америк. Он подготовил и лично провел уникальные разведывательные и диверсионные операции против врагов Советского Союза, чаще всего – удачно, был отмечен многими наградами и генеральским званием. Китай, Турция, США, Испания, Мексика – вот только некоторые этапы его боевой биографии. С 1939 по 1953 год он работал в «связке» с главным героем нашей книги. Порой трудно понять, кто именно из них был автором идеи той или иной операции. До начала девяностых годов прошлого века его имя знали немногие.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Иосиф Ромуальдович Григулевич прожил две непохожие друг на друга жизни. Первая – разведчика-нелегала, а вторая – известного специалиста по истории католической церкви и стран Латинской Америки, автора 58 монографий и члена-корреспондента Академии наук СССР. Никто из коллег-ученых, да и многочисленных читателей его монографий, не знал, чем он занимался до 1954 года.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • А к человеку, с которым они пришли проститься, Родина отнеслась еще суровей. В тридцатые – пятидесятые годы прошлого века он сыграл одну из ключевых ролей в предотвращении братоубийственной войны на территории Украины, развязанной западно-украинскими националистами. В годы Великой Отечественной войны создал свыше двух тысяч разведывательно-диверсионных групп, некоторые из которых трансформировалось в многотысячные партизанские бригады. После ее окончания участвовал в советском «атомном проекте» и руководил созданной на территории Западной Европы и Ближнего Востока разведывательно-диверсионной сетью.
    Руководство СССР оценило его боевые заслуги перед Родиной специфично. Точно так же, как в 1937 году, когда в результате репрессий погибли лучшие люди страны. В августе 1953 года его арестовали и по сфабрикованному уголовному делу приговорили к пятнадцати годам тюремного заключения. Он полностью отбыл весь срок наказания. После освобождения в СССР о нем запрещено было вспоминать. О боевых подвигах его подчиненных в годы Великой Отечественной войны в Советском Союзе было написано свыше пяти тысяч книг, но ни в одной из них вы не встретите имя их командира. В лучшем случае упоминается безымянный генерал.
    Ситуация кардинально изменилась в середине девяностых годов прошлого века. В газетах начали появляться статьи об этом человеке, а затем, сначала на Западе, а потом и в нашей стране, была издана книга его воспоминаний «Разведка и Кремль»[2], сразу ставшая бестселлером. Многочисленные западные и отечественные читатели хотели услышать от одного из непосредственных участников подробности множества тайных операций Лубянки, начиная от убийства Льва Троцкого и
    В мои цитаты Удалить из цитат
Другие книги серии «Гроссмейстеры тайной войны»