Читать книгу «Боевой разворот. И-16 для «попаданца»» онлайн полностью📖 — Александра Самохвалова — MyBook.

– Товарищи! Коварный враг вероломно напал! Дадим же ему… так пусть же… В общем, да будет земля ему… Во… Камнем могильным пусть станет для него священная наша земля!

Да, не речист наш замполит. Небольшого роста, коренастый, лицо все в шрамах и оспинах. Батальонный комиссар Краев. Алексей Михайлович. Зато, говорят, летчик отличный. От бога, что называется. Был. Пока не гробанулся. В 39-м, кажется. Собрали по частям. Обгорелого. На боевых истребителях летать запрещено. Отправили на курсы. С 40-го – замполит. Нашего полка. Нашего 128-го истребительного авиационного полка. По штату 77 И-153. Точнее, И-153 БС[25]. Еще каким-то левым образом получилось 8 заштатных (плюс потом мою «птичку» из КБ пригнали, в приданое Петровичу, что ли) И-15 бис, из них исправных три, а с моей «птичкой» четыре, и наоборот, успели собрать и облетать пятерку «мигов». Для перевооружения. Точнее, МиГ-3[26]. Буквально месяц назад. На одном из них я, то есть Костик, успел уже отметиться. Дал лишку газа при рулежке. Решил, по собственной дурной инициативе, подлет исполнить. Исполнил… Поломка правой консоли крыла, повреждение обшивки центроплана и погнут винт, ну и еще кой-чего по мелочи. Теперь запчастей ждут. Не дождутся, пожалуй. Остальные «миги» исправны. Пока. Да летать на них, почитай, некому. Освоить не успели. Еще неисправны 6 «чаек» и 5 И-15 бис. Было больше, но с тех пор как Батя выцарапал себе в зампотехи военинженера 1 ранга Шульмейстера, что интересно, Василь Иваныча, не прошло и трех месяцев, однако все, что можно было поставить на крыло, тот поставил. Жучара.

Летчиков без двух полный штат, на «мигах» пока не летали, вот комполка и создал штрафное звено. Теперь, похоже, пара. Осталась. Однако, смотрю, к «птичкам» нашим поспешаем втроем. Впереди Фролов, за ним мы с Костиком, а сзади догоняет… замполит! Вот, оказывается, насчет чего они с Батей цапались… То-то он последнее время на У-2 летать зачастил. Что ж, старый конь…

На моем, оказывается, не замеченный мною «во сне» номер 03 проглядывает сквозь слой недавно нанесенной краски. Будет вам, фрицы, «Скорая помощь». Сажусь в кабину. Техник, все тот же салага, бормочет насчет боеприпасов – комплект, топлива – полные баки. И еще две бомбочки под крылом. Фугасных. ФАБ-100. Мельче не было, говорит. Покопавшись в памяти, приказал донные взрыватели установить. С замедлением. Если имеются. Оказалось, есть такое. И сбегать переустановить успевает, вторая-то еще только-только на взлетку двинулась. Эскадрилья. Полный циммес! У Фролова с замполитом, гляжу, РСы. На симуляторах были неплохи, посмотрим, как в реале. Пока же – обычная процедура. Техосмотра. Пусть дешевые пижоны пренебрегают. Я – не из тех. For sure.

Технарь притащил какие-то документы, на предмет состояния техники, карандаш. Расписался по-шустрому, где положено. Под чутким руководством Костика. Виртуал, конечно, все ближе к реалу становился, по мере развития. Но не до такой степени, чтоб и такие вот мелочи.

Ага! Зеленая ракета, и первая эскадрилья пошла на взлет. Звеньями. Потом, минут через пару, вторая. Народ поспешает, как может, но перерывы все-таки получаются приличные. Аэродром не так чтобы очень… просторный, да и вообще. Полевой. В общем, пятая взлетела минут через пятнадцать после рванувшего первым командирского звена. Вот и наша очередь.

Взлетаем сразу звеном: Фролов по центру, замполит слева, я опять справа. Впрочем, для начала да с такими асами и третьим быть не в лом. Даже недавнему выпускающему тест-пилоту фирмы EurAsiaSoft. OOO-GmbH то есть, российско-германской, значитца, фирмы. Что представляется особенно пикантным. В создавшейся то есть ситуевине.

Разбег дольше обычного получился, бомбочки-то в перегруз, но поляны хватило. С запасом даже. Естественно, у «мига»-то взлетная – не сравнить[27].

Идем низэнько-низэнько… Метрах в пятидесяти над железной дорогой. Не заблудишься. Внизу мелькнула пестрым Жабинка. Прошли возвращающиеся наши. Первая эскадрилья. Тысячах на полутора. Нам их хорошо видно, им нас – нет. На фоне земли. Потом минут пять зеленым, затем опять пестро квадратиками – Брест. Над Брестом дымы, но немного. Крепость слева, там реально и дымит, и горит. И взрывается. До немецкого аэродрома отсюда всего ничего. Наши явно успели поработать. Уже. Взрывы, огонь и дым издалека видны. Все это наблюдаю лишь мельком, периферийным зрением. Пилотировать на полусотне метров для меня не сложно, держать при этом строй чуть веселее, а вот еще и контролировать воздушное пространство в задней полусфере слегка напряженно уже. Тем более что цена ошибки не перезагрузка, а окончательный и полный пипец. Причем, возможно, не только персонально для меня. По ходу замечаю все группы возвращающихся наших. Считать не успеваю, но возвращается явно меньше, чем вылетало.

Опа! Что я вижу! Какое очаровательное рандеву! На пылающий аэродром садится «мессер». Bf-109[28] то есть. Оглядываюсь на всякий случай, потом снова вперед. О, это ведомый, а немного впереди и ведущий. Метрах на ста, с выпущенным шасси. А еще дальше, совсем уже у земли, еще пара. Тоже садятся! Посадочная скорость у них, насколько помню, 130 км/ч. Даже для «чато», и даже с подвешенными РСами еще очень даже вполне!

М-да… Мастерство не пропьешь, это уж точно. И по госпиталям не отлежишь. Чуть приподнимаются курносики, и мой ведущий с левым ведомым, слегка доворачивая свои «ястребки», из хиленьких ПВ-1 калибра всего-то лишь 7,62 мм почти небрежно смахивают с неба первую пару и сразу за ней – вторую. Даже не попытавшуюся хоть что-то предпринять. По этому печальному – для них – поводу. Впрочем, садящийся истребитель совершенно беззащитен, а на такой дистанции – метров пятьдесят, не больше – хлипкая авиационная броня и от 7,62 мм не спасает. Особенно при атаке сзади-сбоку. К тому же из «мессера» там вообще ни черта не видно. Обзор назад у него… Отсутствует, можно сказать. Видимо, с пустыми баками возвращались, иначе не стали бы так беспечно… И чтоб по радио предупредить – не до них было. Наверное. Так-то немцы свое дело завсегда туго знали. Вот, помнится… Впрочем, к делу не относится.

Мои работают РСами по стоянкам. Аэродром большой. Там дуже богато всего-всего – и «мессеров» худых, и «лапотников», и «восемьдесят восьмых»[29], и прочей всякой летающей сволочи, с виду целой и пока не горящей, вполне хватает еще. Зениток тоже немало всяких, но терпимо. Наши проредить успели, надо думать. И как они, РСы, в реале, интересно? Нет, не море огня, но эффект очевиден. Пожалуй, где-то с пяток «мессеров» списали. Вчистую. Если не больше. Я же, все время оглядываясь по сторонам и назад, набираю кругами высоту. До тысячи где-то. Присматриваю себе по ходу симпатичный такой блиндажик, чуток в сторонке ото всего. Всем похожий на заглубленный такой вот весь из себя КП. Скорее всего, что-то навроде Geschwaderstab[30][31]. После чего валюсь в пике. Сугубо вертикальное. Из полубочки, разумеется. «Штуки» тоже не из баловства каждый раз кувыркаются. Движок. Карбюраторный. Глохнет от отрицательных перегрузок. Перед глазами словно инструкция по летной эксплуатации: «Самолет И-15 бис хорошо и устойчиво пикирует под всеми углами наклона продольной оси вплоть до отвесного пикирования». К моему И-152 это точно подходит. И насчет хорошо, и в смысле устойчиво. Но скорость контролировать надо. Больше 450 в час нам ну никак низзя. Прыть, однако, довольно вяло набираем, биплан таки, но ФАБам это хоть чуток скорости добавит, а скорость суть глубина проникновения. В грунт. Или во что там еще попадется. Если же просто с большей высоты сбросить, целкость не та будет. Пикируя точно на полюбившийся блиндаж, нажимаю кнопку сброса и тут же выхожу из пике. Просел, однако, не так чтобы очень. Заметно полегчавшей «птичкой». Да… Облегчившейся. И перегрузки… Почти без. Можно будет на этом как-нибудь «мессера»… попробовать. Подловить. Оп! Намана… Сначала по сторонам, теперь можно и на землю глянуть. Бинго! Был блиндаж – и нет блиндажа. Только пыль облаком по земле растекается.

Однако Фролов с замполитом закончили уже и пулеметные свои дела. Качает крыльями. Его самолет легко узнать, он чуть посветлее. Прохожусь по стоянкам БСами. Очень неприятно, когда по тебе реально стреляют. Тем более что эффективность моего огня, надо думать, оставляет желать. Лучшего. Но не полный же боекомплект обратно везти! Читал, в ту войну могло быть чревато. С точки зрения полит– и особого отделов. Впрочем, политотдел у нас в наличии и начеку, а от особого тоже вряд ли претензии будут. Тем более после утренних моих дел.

Возвращаемся домой. Пробую по ходу пару любимых вывертов, что на симуляторе использовал. Нештатно-режимных. Блин… Головой надо думать. Все-таки даже самый лучший симулятор всяко не реал. Что ж, придется штатно. Пока летели, шею натер оглядываться. Надо будет что-нибудь придумать. Шарфик какой-нибудь, что ли. Садимся спокойно – над аэродромом барражируют две тройки «чаек». Попарно. Так и надо. Пока летали, еропланы и все прочее не слабо замаскировать успели. А дымов в округе явно поприбавилось.

Выруливаю на свою стоянку. Черт, не так чтобы особо напрягаться пришлось, а весь потный, да и усталость навалилась. Неподъемная. Да уж, определенно не симулятор. Отстегнулся, технарь, заскочив на крыло, помогает подняться. Молодец, догадался. На ватных ногах следую за Фроловым с замполитом. Замполит веселый, хохочет. Вернули пацану любимую игрушку. Пусть даже и на время. Впрочем, на время ли? Да и сколько того времени получится… в июне-то 41-го…

– На Северном фронте тоже вот так аэродром раздолбали. «Витория», кажется… С Туржанским[32], помнишь? Только там «хейнкели» были, и взлетали, а не садились…

Бойцы вспоминают минувшие дни… Я тоже в небе Испании не слабо повоевал. На симуляторе, разумеется. Недолгая эра воистину маневренного воздушного боя. Но об этом – тс-с-с… молчок!

Фролов докладывает Бате, тот жмет ему руку, потом замполиту. Потом и мне – за компанию. Костик в восторге. Он прощен, и покалеченный «миг», похоже, забыт. Ну, еще бы. Если б не мы с ним, не было б уже этого полка в составе ВВС РККА. Впрочем, и самого Костика тоже не было бы. Потом заскакиваем в штаб. Штабную палатку, в смысле. С навесом и столами. Летные книжки заполнить. За оба-два утренних вылета. Порядок…

Теперь можно и позавтракать. Жрать охота ну просто очень. Калорий-то сгорело немерено. Два вылета с утра. Направляемся к большому шатру столовой для летного состава. Под маскировочной сетью, на которую уже успели набросать всякой дряни. Действительно, с воздуха не припомню, чтоб шибко в глаза бросалось. Часть летунов еще заправляется. Настроение у народа возбужденно-мрачное. Завтрак нехилый – хлеб пшеничный, ржаной тоже, свежий – рассыпчатый, горячий. Кубики масла желтеют. Картошечка с мясом. Салатики какие-то. Какао со сгущенкой и по яйцу всмятку. Расщедрился начпрод. Или по фронтовому пайку положено? Нас приветствуют уважительно. Сегодня мы – герои. А тут еще замполит рассказывает про наших «мессеров», так народ и вовсе духом воспрянул. Оказывается, четверка «мессеров»-охотников, причем, похоже, та самая, успела уже отметиться над аэродромом, зайдя от солнца, с ходу сшибла четыре из шести дежурных «чаек» и, уйдя от остальных в пикирование, потом еще и возвращающиеся эскадрильи слегка проредила. На две «чаечки». Однако, потери!.. Двое из тех, что над аэродромом, спаслись с парашютами, один из них все же ранен, другой невредим. И еще пятеро погибли при штурмовке. Пока зенитки давили. Лейтенант Хлопков направил свой горящий истребитель в самолетную стоянку. Причем, говорят, полет явно пилотируемым был. До конца. Вечная память и слава. На этой траурно-героической ноте дотрескиваем пайку. Народ тем временем постепенно расходится. И мы, допив какао, тоже выходим.

– Эт когда это ты так бомбами швыряться научился, а, Костик? – Это Фролов. Без подколок, скорее добродушно и с удовольствием. Припоминаю Костиком: я с ним на «вы», но можно без чинов.

– Не знаю… На «юнкерсы» утром посмотрел – дай-ка, думаю, и я так же. Вроде получилось.

– Это уж точно, – замполит вклинивается, – блиндаж аж приподняло. Надо про этот приемчик другим летчикам рассказать.

– Побьются, – ворчит Фролов, прикуривая.

– Не побьются, – отвечаю. – Надо только где-то с тысячи заходить, не выше, кнопку на трехстах, и тут же выходить. Прямо на сбросе. Я, впрочем, на пятистах сбрасывал. Чтоб бомбы скорость побольше набрали. А как вы этих… «мессершмиттов»-то. Раз – и нету. Я так и сообразить ничего не успел.

Фролов с Краевым улыбаются. Каждому радостно слышать про себя приятное. Особенно если по делу, без тупого подхалимажа.

– Ну, ты-то с пикировщиками и вовсе отмочил, – это Фролов, – слышал сквозь сон, как ты поднялся, потом гляжу – обратно примчался, с матюками (не помню) похватал все, и нет тебя, как корова языком слизнула нашего Костика… Потом слышу – движок ревет, поднялся, Петькин, бедолага, за мной… Говорил же ему… и всем вам – нельзя тупо в лоб на бомберы идти… Особенно на новые «хейнкели»… Впрочем, что теперь… Пока бежал, ты уже первого срезал. Как попадал-то в них? Как целился?

– А никак. Думал, это сон. – Недоумение, потом лошадиное ржанье в два голоса. – Точно, так и думал, пока вы, товарищ старший лейтенант, докладать не начали. Тут чувствую – нога болит, которой о скребок навернулся… Понял, не сон, и сомлел. – Снова ржанье. Жеребцы стоялые. Кстати, как это? Баб Варя так вот говаривала…

– Головной «хейнкель», кстати, тоже твой. Я его только пугнул, ну, может, пара 7,62-х и попала, но это ему как пощекотал. А ты куда врезал?

– Вроде по кабине. Справа спереди зашел, потом сразу под него и влево. За вами.

– Ну, если по кабине, да еще и из БСов… То-то он сразу навернулся… Ну ладно, пока всем побриться-помыться, через полчаса к Бате. На КП.

Подойдя к палатке, взял Костикову гордость – опасную бритву Вачского завода «Труд» в щегольском деревянном футлярчике, правильный ремень, кисточку и металлическую мыльницу. Хозяйство это Костик приобрел с первых курсантских получек, аккурат к началу произрастания бороды, и по крестьянской привычке не поскупился, приобретая реально необходимые вещи. Вот ему и рулить, я-то привык к безопасному «Жиллету». В походно-полевых же условиях предпочитал и вовсе обходиться без этого дела. Дурацкая царапинка может быть чревата даже в средней полосе, не говоря уж о менее комфортных регионах нашего шарика… Да и солнце с ветром… Лучше, словом, не заморачиваться. На боевых. С бритьем этим самым…

Сбегав с кружкой за кипятком, Костик проскочил к умывальникам, привычно оголил себя по пояс, взбил пену, нанес ее на кожу лица и принялся аккуратными точными движениями снимать белые хлопья, смахивая в поддон умывальника. М-да, процедура не для слабонервных, когда эдакая сабля порхает под носом. Теперь одеколончиком, «Шипром» – бр-р-р. Ну как? Качество бритья хорошей опаской и правда, оказывается, повыше будет. Ежели умеючи.

После бритья, осведомившись у Костика о наличии запасных шмоток, прихватил комплектик х/б б/у[33], скинул комбез, потом еще чуть влажное от утреннего боевого пота обмундирование с армейским бельем и, заскочив в ближайшие кустики, погонял десять минут самые короткие и простые комплексы. Пока дело продвигалось не очень, но – лиха беда начало. Хотя, конечно, довести Костика до моего уровня в примерно этом же возрасте, наверное, не получится ну никак. В 45-м полку, плюс к методикам и прочему, еще и фармацевтическая поддержка была – дай боже. БАДы[34] всякие, еще какие-то хрени, о которых нам даже не рассказывали. Кололи, и все. Мол, во многия знания многия печали. Но да ничего, даже нынешний уровень тандема «Костик + Я», полагаю, совершенно запредельный для этого времени, а дайте еще и срок…

Затем снова в умывальник, взял ведро, налил из стоявшей поблизости цистерны холодненькой да и опрокинул на себя. Господи! Если ты есть… Какое же это счастье – быть молодым, здоровым и с полноценным, абсолютно послушным тебе мускулистым крепким телом! Когда приходилось узнавать о самоубийствах молодых здоровых людей, дико возмущался всегда. Даже когда сам был молодым и здоровым. А уж потом, после того как… буквально жаждалось оживить их и снова предать мучительной смерти, а потом еще и еще раз – без конца! Это же надо быть такими идиотами, чтобы не ценить столь бесконечное счастье, дарованное природой! Просто жить и быть здоровым. По сравнению с этими двумя простыми радостями все прочее, если подумать, такая мелочь, о которой печалиться не только не стоит, но даже и грешно.

Хорошенько намылившись, завершил процедуру еще парой ведер ледяной. Под внимательно-удивленным взглядом совсем уже было собравшегося уходить от умывальника Фролова. Видимо, раньше за Костиком ничего подобного не замечалось. Пролет, однако. Впрочем, пусть привыкают.

На КП подошли все втроем: Фролов, Краев и я. Два зубра с зубренком. Там ждали Батя с Петраковым. Младшим лейтенантом. До Костикова приключения с «мигом» мы с ним в одном звене были. Оказывается, это он из горящей «чайки» над аэродромом выбросился. Благополучно то есть. Еще один ногу сломал при приземлении, а двое так и ушли с концами. Наверное, сразу пули-снаряды словили. Жихарев и Полтавец. Надо же, всего-то пару часов назад меня в курилке подкалывали. Костик, помнится, к Жихареву за что-то неровно дышал, а теперь вот и нет их. Так оно и бывает. На войне как на войне. Костику определенно тяжко, да и мне, как говаривала баб Варя, царствие ей небесное,

Премиум

3.87 
(53 оценки)

Боевой разворот. И-16 для «попаданца»

Установите приложение, чтобы читать эту книгу