Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • По популярности
  • По новизне
  • как только человек перечеркивает свою индивидуальность и начинает отождествлять себя с народом, он функционально глупеет, становится более ригидным (негибким) и потенциально уязвимым для самой разной пропаганды – политической, мистической или торговой.
  • богатые люди самых разных национальностей имеют больше сходства, чем бедные. Именно плебейские слои населения несут в себе национальные черты этноса.
  • Для цивилизации нет большего авторитета, чем наука, а для дикости
  • И если по телевизору мне говорят, что кожа быстрее стареет при дефиците гликоз-амино-гликанов или бета-гликанов, восполнить которые поможет только «наш крем», мне нечем крыть: у меня нет инструментария. Я вынужден верить. Не пойду же я ради крема заканчивать пятилетний курс биологии в МГУ. Экономя собственное время, я вынужден верить ученым словам, которые звучат так весомо-непонятно, что поневоле внушают трепет.
  • ь. А последняя попытка поменять свечи привела к открытию, что в моем инструментарии просто нет для этого необходимых ключей. Свечи сидят в глубоких колодцах, куда с моим ключом не подлезешь, и даже пластмассовую крышку на двигателе мне снять нечем – болты можно открутить только особой тонкостенной головкой, которую нужно где-то искать, покупать. У нас отбирают функции.
  • …Еще один интересный момент, касающийся авторитетов. Как влияют прогресс, развитие цивилизации на инстинктивное поведение человека? Больше становится людей, слепо ведущихся на поводке инстинкта, или меньше? С развитием разума критичность растет? Вроде бы, да. Цивилизация должна повышать уровень критичности индивидуумов как основную черту разумности. Падение уровня религиозности в развитых странах Европы это подтверждает: люди все меньше склонны верить просто так. К тому же растет уровень индивидуализма людей. Это с одной стороны. А с другой, чем разнообразнее и сложнее становится социум, чем больше в нем разных специализаций, тем в более узкой области компетентен каждый человек.
  • Иерархический инстинкт немного отличается от стадного. Стадный инстинкт – это стремление держаться в куче, делать как все, и быть как все. А иерархический инстинкт – это врожденное стремление подчиняться вожаку и вообще старшему по иерархии. Стадность и иерархичность – две стороны одной медали.
  • О вторую идеологему я вытираю ноги, ибо она – отсталое порождение аграрности, порождение рабского мышления. А первая, не без основания мною превозносимая, – порождение Свободы, Просвещения и Науки. Только заложив в свое основание свободного и открытого для потребления человека, организм современной цивилизации может эффективно функционировать, поскольку именно такая диспозиция максимально раскрывает все потенции общества через потенции отдельных людей, которые изо всех сил стремятся подняться вверх – над другими людьм
  • Первая идеологема такова: человек живет, чтобы потреблять. Вторая: человек живет, чтобы служить.
    Отсюда выводим: первый человек живет для себя, и живет так, чтобы ему было хорошо, комфортно и интересно, потому что он свободен. Второй человек живет для того, чтобы быть чьим-то рабом – бога, государства, господина или идеи.
  • Коллективисты, как правило, бол ьшие дураки, чем индивидуалисты. Возможно, это влияние толпы: даже собранные в кучу, индивидуалисты ведут себя в среднем глупее, чем люди поодиночке, поскольку непроизвольно подчиняются стадным инстинктам и отчасти выключают голову
  • Впервые в истории условием принадлежности к господствующему классу является не право распоряжаться благом, а способность им воспользоваться».
  • информация есть наиболее демократичный источник власти, ибо все имеют к ней доступ, а монополия на нее невозможна.
  • Информация – основа постиндустриального общества
  • Плюсы эпохи – теперь не обязательно рождаться в семье Рокфеллера, чтобы стать миллионером
  • Минусы – имущественное расслоение населения увеличивается, и это объективная тенденция, с которой невозможно бороться.