«Народные русские сказки» читать бесплатно онлайн книгу📙 автора А. Н. Афанасьева, ISBN: , в электронной библиотеке MyBook
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Бесплатно

4.02 
(111 оценок)

Народные русские сказки

852 печатные страницы

2008 год

6+

Введите вашу электронную почту и читайте эту и еще 322 000 книг

Оцените книгу
О книге

Народные русские сказки – мудрые и поучительные, смешные и грустные, наивные и лукавые, но всегда чарующие, увлекающие в свой волшебный мир, где лиса может быть исповедницей, а лягушка – царевной, где живут-поживают Крошечка-Хаврошечка, Василиса Прекрасная и Кощей Бессмертный, где играют гусли-самогуды, а золотая рыбка исполняет любые заветные желания.

Собрание сказок, в том числе и заветных, составленное фольклористом, литературоведом и историком Александром Николаевичем Афанасьевым, представляет собой наиболее полную их коллекцию, удачно дополненную народными анекдотами и прибаутками.

читайте онлайн полную версию книги «Народные русские сказки» автора Александр Афанасьев на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Народные русские сказки» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Год издания: 

2008

ISBN (EAN): 

5699049304

Объем: 

1534156

Жанры
Правообладатель
12 133 книги

Поделиться

rezvaya_books

Оценил книгу

Есть ли в мире человек, у которого нет разбитых иллюзий? Думаю, что нет. Всем в свое время приходится пройти школу жизни, в которой часто все бывает не так, как нам представляется и хочется. И хорошо, если жертвой утраченных иллюзий становишься только ты сам, набираясь при этом опыта и мудрости. Но бывает, что жертвами суровой реальности становятся и окружающие, любимые и родные люди, которые либо подпитывали те иллюзии, либо просто оказались рядом и попали под раздачу.

Именно последний вариант и лег в основу сюжета этого романа Бальзака. Эта книга - часть "Человеческой комедии", которую автор писал всю жизнь. В романе рассказана история эгоистичного баловня Люсьена, который в погоне за славой поэта и писателя уничтожает все на своем пути: теряет друзей, любимую, вводит в нищету боготворящую его сестру, мать и лучшего друга. Последний же - Давид - безумный изобретатель, витающий в плену своих собственных иллюзий, которые рушатся с не меньшим треском, чем Люсьеновы.

Самое печальное, что талант поэта и писателя у Люсьена действительно был. Без этой искры он не добился бы известности в журналистике, будь у него хоть 100 покровителей. Но оборотная сторона медали такова, что быстрый успех - всегда причина для зависти, а следом и предательства. Наивность и уверенность этого юного птенца в своей исключительности только облегчила задачу коварным "друзьям".

История Давида Сешара вызвала у меня больше сочувствия. Давид был одержимым трудоголиком и благородно пытался собственным умом и трудом добиться успеха и богатства для своей семьи. Однако и его поглотили мечты о скором богатстве, уверенность в собственном успехе ослепляла его и он не замечал, как под него роют яму те, кто пытался выдать себя за друзей.

Бальзак очень умело препарирует тогдашнее общество Франции. Продажная журналистика, циничный и коварный бизнес, где каждый готов друг друга сожрать, меркантильная изнанка литературно-издательской индустрии... Цинизм, мошенничество и эгоизм простираются с самых низов общества до самого верха. И если задуматься, мало что изменилось сегодня, будь то Франция или любая другая страна.

Понравилась ли мне книга? Скорее нет, чем да. Было скучно. История не зацепила. К тому же очень много не очень увлекательных подробностей. Как и у Гюго: если уж он упомянул парижские канализации, то не меньше чем на 20 страницах. У Бальзака также: все о типографической промышленности, о порядке взыскания долгов, об истории бумажного производства. Вроде и интересные темы, но все равно зеваешь каждые 3 минуты.

Знакомиться с творчеством Бальзака все равно буду и дальше, так как ранее его не читала. Даже школьные "Гобсек" и "Отец Горио" прошли мимо меня.

Aleni11

Оценил книгу

Обилием многословных рассуждений и детальных описаний каждой табуретки, встреченной по ходу дела, Бальзак вполне успешно может поспорить с другим гигантом французской классики Эмилем Золя. Но если у Золя в комплекте с избыточным словоизвержением идут довольно яркие и в какой-то мере динамичные сцены, складывающиеся в результате во вполне себе увлекательную интригу, то у Бальзака все очень неторопливо и почти обыденно, а тяжеловесные потоки слов просто-таки затмевают собой любое продвижение по сюжету.
Почти сто первых страниц автор только подготавливает читателю к основной идее своего произведения, долго и подробно рассуждая на различные, часто даже весьма отвлечённые темы, уделяя конкретным героям и событиям минимум внимания. Да и впоследствии, когда задуманная история приобрела вполне четкие очертания, повествование все равно буквально тонуло в емких размышлениях и описаниях.
Спора нет, проблематика в романе затронута, конечно, мощнейшая, хоть и не самая оригинальная. И основные тезисы про фальшь и пустоту общественного устройства, порочность честолюбия или про продажность и лицемерие пишущей братии раскрываются здесь вполне убедительно и грамотно, образы нарисованы яркие, а драматизм происходящего передан великолепно. Но потоки слов и размышлений автора, когда мысль, которую можно было сформулировать в паре предложений, растягивается на несколько страниц, реально утомляют и даже отвлекают от собственно сюжета. А многостраничные детальные описания технологии печатного дела или принципов существования журналистской или книгоиздательской кухни (слов нет, в определенном объёме весьма познавательных), еще больше утяжеляют и без того не самый легко усваиваемый текст.
Только поймите меня правильно: я совсем не против, когда автор использует в тексте объёмные образные монологи и пленительные атмосферные описания, добавляя книге глубины и зрелищности. Но здесь все настолько перегружено, что атмосферы я почти не увидела, и слова остались всего лишь словами.
Хотя, если отбросить давящее многословие, сам сюжет очень даже заинтересовал. Было интересно наблюдать и за пагубной эволюцией главного героя, и за развитием его отношений с другими персонажами, и за повседневностью парижского общества. Если бы автор чуть меньше сосредотачивался на морализаторстве, оставляя за читателем право самому оценить происходящее и сделать выводы, было бы почти отлично.

Поделиться

kittymara

Оценил книгу

Начать можно с того, что подробное описание работы типографщиков и всех их братии - это безумно скучно. Конечно, чувствуется, что бальзак в теме, причем, на личном опыте, но абсолютное большинство читателей - точно нет. Поэтому, вообще-то, вот такую сугубо специфическую информацию надо доносить доходчиво, а не козырять через губу чисто профессиональными терминами. Ибо читаешь нечто подобное как сухой отчет и ни разу не проникаешься к героям. А ждешь, когда уже кончится эта занудная фигня. Вот!

Потом, конечно, стало поинтереснее. Особенно в теме, как великолепен париж, а всякая там провинция - примитивная, убогая деревня без чувства, толка и расстановки. И якобы очень соблазнительные местечковые львицы, попадая в париж обращаются в драных кошек. То ли дело парижанки, и то ли дело женщины из высшего света. Короче, круче светской парижанки нет ничего и никого на свете.

... хотя чего это я. Есть! Есть такие особи, которые лучше этих божественных женщин, и это, на минуточку, не больше и не меньше, как прекрасные юноши, затмевающие своей красой и аппетитностью всяких там аполлонов бельведерских. А еще у этих юных богов есть имена. Например, скромное имя люсьен. Нда, то есть поехали.

В чертах этого лица было совершенство античной красоты: греческий лоб и нос, женственная бархатистость кожи, глаза, казалось, черные - так глубока была их синева, - глаза, полные любви и чистотой белка не уступавшие детским глазам.

Улыбка опечаленного ангела блуждала на коралловых губах, особенно ярких из-за белизны зубов.

У него были руки аристократа, руки изящные, одно движение которых заставляет мужчин повиноваться, а женщины любят их целовать.

Как-то так, то есть все очень серьезно. Но это еще не все!

Люсьен был строен среднего роста. Взглянув на его ноги, можно было счесть его за переодетую девушку, тем более, что строение бедер у него, как и у большинства лукавых, чтобы не сказать коварных мужчин, было женское.

Ахаха, вот как коварно, вот. И, кстати, рабов любви у нашего бога хватает. Женщины, мужчины, семья.

В этой уже давней дружбе один любил до идолопоклонства, и это был Давид. Люсьен повелевал, словно женщина, уверенная, что она любима.

Надеюсь, понятно, что есть на свете существа, что много, много лучше женщин. И к их ножкам, то есть на костер любви, обожатели складывают деньги, репутацию и розы. Поэтому некая провинциальная львица увозит своего аполлона до парижу. И тут они оба прозревают, увидев взаимную местечковость и облезлость. Трагедия, значит, то есть любовь умерла корчась в муках и провинциальных шмотках. Но в любом случае люсьен оказался в более выигрышном положении, потому что был молод и красив в отличие от дамы сердца.

Дальше бальзак заворачивает долгую-долгую мысль про то, что истинному таланту надо трудиться и добавляет, что люсьен не такой, хоть и талантливый. Он нежный, слабохарактерный и тщеславный. И правда, чего такому цветочку гонять пустые чаи без круассану во имя написания великого романа всей жизни, когда есть женщины и мужчины, которые положат всех себя к его ножкам? Так оно и случается, впрочем, недоброжелатели и завистники не дремлют, намереваясь погубить цветочек, посредством подлого растаптывания. А люсьен облегчает им задачу, потому что ведет себя как законченный глупец, причем многие неоднократно повторяют, что он прямо какая-то недоделанная женщина по всем параметрам и характеристикам, то есть а девочкой-то был бы краше!

Ваш Люсьен - поэтическая натура, но не поэт; он мечтает, но не творит. Короче, он точь-в-точь хорошенькая женщина, которая желает нравиться, - главный порок французов.

В общем, жизнь в парижах кипит! И между делом бальзак сообщает, что журналисты и критики - это подлое семя. И то, что люсьен пошел поработать в эту мерзкую среду, тоже служит фактором его дальнейших неприятностей.
Еще в кипении парижей мне понравилось, как не только отцы (в "отце горио", например), но и мужья с любовниками смиряются с любовными увлечениями своих жен и любовниц и неистово финансируют их. Все заради любви. Все! Понятное дело, речь снова идет о прекрасных юношах. Вот она сила красоты, причем, мужской. Хотя женщины там все равно круче и главнее, и имеют всех, включая правительство, суд и прочие органы власти. Потому что парижанка из высшего света... ну вы поняли.

Также бальзак очень четко дает понять, что каждый сверчок должен знать своей шесток. Если мать люсьена была аристократкой, но уронила себя неравным браком с аптекарем во время французских революций, то обратно ходу нет, как бы люсьен ни брыкался. Твое дело теперь - ряды буржуазии или там мещанства. Что и доказывает, показывая пошлое семейное счастье его сестры, в отличие от брата, дерзнувшего на завоевание более высокого положения.
Ну, а про куртизанок и актрис и говорить нечего, если решилась искренне полюбить, то это верная дорога на кладбище. Там место всяких падших созданий, возжелавших светлых и чистых чувств. А светская женщина выйдет из любой любовной авантюры с блеском. Нда.

Так что все побрыкивания люсьена заканчиваются очень печально. И идет наш люси к реке, чтобы утопиться аки офелия. Как вдруг... чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее (цэ). Под покровом провинциальной и скучной ночи на всего такого божественно прекрасного и несчастного люси натыкается он. То есть наш старый знакомец - вотрен из "отца горио". То есть "теперь Горбатый! Я сказал: Горбатый!" (цэ) Ой это из другого фильма. То есть каторжник - жак коллен в виде испанского падре. И он неистово, просто неистово задвигает программную речь в роковых обстоятельствах "в раба мужчину превращает красота".

Я хочу любить свое творение, создать его по образу и подобию своему, короче, любить его, как отец любит сына. Я буду мысленно разъезжать в твоем тильбюри, мой мальчик, буду радоваться твоим успехам у женщин, буду говорить: "Этот молодой красавец - я сам! Маркиз де Рюбампре создан мною, мною введен в аристократический мир; его величие - творение рук моих, он и молчит и говорит, следуя моей воле, он советуется со мной во всем".

И заверте... кипение в парижах.

Поделиться

Еще 2 отзыва
Бог-то бог, да сам не будь пло
10 апреля 2021

Поделиться

Гоголь, Толстой, Шолохов; и Гайдар с «Горячим камнем» и «Голубой чашкой», и Шукшин с его «Третьими петухами», и Рубцов или Юрий Кузнецов с его постоянными, и в чисто народном ключе, мифолегендами, бывальщинами и прямыми сказками
27 февраля 2021

Поделиться

Подуют ветры в трубы, и подымется страшный вой; они, сидя там, кричат: «О, видно еще жив Александр Македонский!» Эти Гоги и Магоги до сих пор еще живы и трепещут Александра, а выйдут оттудова перед самою кончиною света.
3 января 2021

Поделиться

Еще 32 цитаты

Автор книги