Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Император Мэйдзи и его Япония

Император Мэйдзи и его Япония
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
96 уже добавили
Оценка читателей
4.8

Книга известного япониста представляет собой самое полное в отечественной историографии описание правления императора Мэйдзи (1852–1912), которого часто сравнивают с великим преобразователем России – Петром I. И недаром: при Мэйдзи страна, которая стояла в шаге от того, чтобы превратиться в колонию, преобразилась в мощное государство, в полноправного игрока на карте мира. За это время сформировались японская нация и японская культура, которую полюбили во всем мире. А. Н. Мещеряков составил летопись событий, позволивших Японии стать такой, как она есть. За драматической судьбой Мэйдзи стоит увлекательнейшая история его страны.

Книга снабжена богатейшим иллюстративным материалом. Легкость и доступность изложения делают книгу интересной как специалистам, так и всем тем, кто любит Японию.

Лучшие рецензии
Flight-of-fancy
Flight-of-fancy
Оценка:
16

Не знаю, как для знатоков японской истории, а вот для таких «специалистов» как я это – отличная книга, рассказывающая о течении жизни в Японии с момента рождения принца Сатиномия и до смерти императора Муцухито (это, кстати, имена одного и того же человека – императора Мэйдзи). Именно за счет такого выбора временного промежутка, о котором пойдет рассказ, книга расцветает самыми яркими красками: при всех постоянно возникающих в тексте прямых сравнениях жизни страны до и после реформ Мэйдзи, лучше всего разница видна именно при рассмотрении отличий конца правления императора Комэй и деятельности его сына. Пропасть между особенностями жизни страны до и после реформ настолько велика, что часто сам себя ловишь на совершенной ошарашенности от скорости, с которой меняется уклад жизни в Японии, и с легкостью понимаешь и даже полностью поддерживаешь недовольство самураев и бунты крестьян.

Очень здорово, что Александр Мещеряков сосредоточил повествование именно на внутренней жизни страны: да, в масштабах планеты не играет особой роли, как, например, менялась одежда сначала японской знати, а потом и всех остальных жителей страны, но с точки зрения понимания изменений, происходивших в сознании людей в то время – штука бесценная. Конечно, совсем не упоминать о большой политике невозможно и бессмысленно, но ей в книге уделено намного меньшее внимание, чем можно было бы ожидать. Зато внутренних событий – начиная от изменений в религии, производстве и образовании и заканчивая гравюрами, театром и стихосложением – предостаточно, так что картина процесса внедрения реформ и их последствий будет очень и очень объемной.

Отдельной строкой меня порадовала почти полная беспристрастность автора по отношению к происходившим событиям: как бы он ни относился к самому Мэйдзи и реставрации, текст повествования остается профессионально-сдержанным, не дающим оценок ни людям, ни изменениям. Бывают, конечно, моменты, когда из-за спокойствия прорывается недовольство или наоборот восхищение, но случаи эти настолько редки, что, в общем-то, почти и не заслуживают упоминания.

В целом, замечательная книга, ярко, понятно и образно показывающая историю с момента «открытия» Японии и почти до начала Первой мировой войны и объясняющая многие особенности японского менталитета, существовавшие до конца Второй мировой войны и частично сохранившиеся до сих пор. Всем любителям истории и просто любопытствующим – к ознакомлению обязательна.

Читать полностью
giggster
giggster
Оценка:
5

З наших далеких далек Японія звично виглядає таким собі однорідним однокольоровим монолітом, де національний характер, національні символи і ознаки "японскості" спресовані у вічній і незмінній єдності, неосяжно незрозумілій для нас, європейців. Одне слово, загадкова японська душа. Мєщєряков робить унікальну штуку – з лупою він впритул підходить до цієї махини і починає ретельно його вивчати.

І тут виявляється, що ніякий не тисячолітній моноліт. Вона має складну структуру, в ній безліч напівтонів, інорідних вкраплень, його зліплено зі складових, багато з яких мають досить нетривалу історію. Сакура не завжди була символом Японії. Знаменита зацикленість на природі, «рисоїдний культ» (японська відповідь на наше «почвєнічєство»), бусідо, дзюдо, театр Кабукі і японський живопис, прапор й імператорська хризантема – все це набуло теперішньої ваги саме за часів правління імператора Мейдзі. Власне, як і сама Японія як єдиний організм і японці як нація.

Унікальним є і підхід автора. На відміну від, скажімо, «Японської цивілізації» Єлісєєфа, побудованій за тематичною ознакою (зараз ми поговоримо про історію, а зараз – про мистецтво, а потім про літературу), Мєщєряков підійшов до подій хронологічно: з ретельністю архіваріуса, крок за кроком, рік за роком він рухається разом з імператором Мейдзі від народження до смерті, занурюючися в події з усіх сфер життя цієї доленосною епохи – з 1852 до 1911 років. далі...

Читать полностью
Лучшая цитата
Главной воспитательницей младенца стала его прабабка Накаяма Цунако.
В мои цитаты Удалить из цитат