23febsale10
  • Arlett
    Arlett
    Оценка:
    97

    День выдался трудным. Один из тех дней, когда хочется лечь, закрыть глаза и не шевелиться. Долго. Подход не верный. Ни одну проблему еще не удалось решить таким способом. Нужно шевелиться, дрыгать, дрыгать, дрыгать ножками. Но сил нет. Силы есть только чтобы лежать и жалеть себя. Я не фаталист, но иногда трудно не удивиться, как вовремя с нами происходит то или иное. Вот и эта книга нашла меня в такой момент, что лучше и не придумаешь.

    Один день Ивана Денисовича, один день лагерной жизни. Один день, которого, казалось бы, уже достаточно, чтобы умереть. А «таких дней в его сроке от звонка до звонка было три тысячи шестьсот пятьдесят три. Из-за високосных годов - три дня лишних набавлялось...»
    И плевать мне на политическую подоплеку, на правых и виноватых, на «еврейских выкормышей» и их «проплаченное стремление очернить светлую память о Сталине». Мне плевать. И на горячие споры о графоманстве Солженицына мне тоже плевать. Видимо, каторжники на стройке в лютый мороз должны изъясняться пятистопным ямбом. И чтоб без акцента там! Не «окать» в строю! Мне не плевать только на то, что Книга выбила из меня всю упадническую придурь, и за это я ей благодарна. И пусть я эгоистка, которая не хочет видеть дальше собственного носа. Даже спорить не буду.

    А Иван Денисович – дядька мировой, и это не обсуждается. А то «пасть порву и моргалы выколю».

    Читать полностью
  • Roni
    Roni
    Оценка:
    74

    Может быть, я херовый человек. Но "Один день Ивана Денисовича" не вызывает у меня желания бессильно потрясать кулачком в сторону режима, огромной молотилки репрессий, советской власти и тд.

    Нет, чтение этой книги всегда было моей личной реанимацией. Как укол адреналина прямо в сердце, как вскрытая грудная клетка, и прямо к сердцу электроды - хренак, как горло поперхнувшегося разрезать и вставить туда трубку, чтоб дышал. Так и "Иван Денисович" - глоток воздуха, глоток воды в пустыне, корка хлеба в голод.
    После этой повести такая животная жажда жизни просыпается на уровне подкорки, спинного мозга, хребта. Иван Денисович - крутейший перец, очень его люблю.

    И ещё одно. Ребят, вы попутали, я вам говорю чисто-конкретно. Язык вам не нравится. Это как Набокова в излишней изысканности обвинить. Какой-такой язык должен быть у деревенского мужика, прошедшего войну, в лагере? Интеллигентско-стародевически-консерваторский что ли? Матерится на латыни? Делать книксен на утреннем разводе? Так?
    Я утверждаю и зуб за это даю - язык в Иван Денисовиче - прекрасный! Духмяный, запашистый, как загривок у чёрного свежего хлеба.

    Перечитано раз в десятый точно, дальше - "Колымские рассказы".

    Читать полностью
  • neongrey
    neongrey
    Оценка:
    41

    Я очень уважаю Солженцына как человека. Но это первое его прозведение, что мне удалось прочитать. И, честно говоря, продолжать знакомство с другими его произведениями хочется не особо.

    Всё замечательно, злободневно, остро, но ужасно тяжело.
    Язык. Закалённые эстеты-любители назвали бы его художественным беспорядком, но для меня, как для читателя нежного и неискушенного, это был просто ад. Мысль, перескакивающая с одного на другое, обильно сдобренная жаргонизмами, профессионализмами, просторечием и вставками украинского, доставила мало удовольствия, так как в таком хаосе практически каждый абзац приходится перечитывать по несколько раз, чтобы хоть как-то понять то, для чего эта мысль была материализована.

    Ну, заваруха! Пятый ряд погнали. То скрючимшись первый гнали, а сейчас уж под грудь, гляди! Да ещё б их не гнать, как ни окон, ни дверей, глухих две стены на смычку и шлакоблоков вдоволь. И надо б шнур перетянуть, да поздно.

    Ёшкин, шлакоблок!

    Читать полностью
  • lorentsia
    lorentsia
    Оценка:
    36

    Из-за этой книги я чуть не разлюбила свою учительницу литературы. Она влепила мне за сочинение четыре! А я привыкла к пятеркам. С плюсом.
    Правда, моя точка зрения не совпадала с мнением авторов учебника, но...
    - Надежда Юрьевна, за что?! Все же логично и обоснованно.
    - Ну да.
    - И почему тогда четыре?
    - А я с тобой не согласна, - сказала она и занялась своими делами.
    Хорошая, на самом деле, была у меня учительница. Есть, говорят, такие, и много, кто в случае несогласия ставят двойки, без вариантов.

    А я и правда тогда не поняла эту книгу. Мне казалось, она ни про что. Где сопротивление, где бунт, пусть даже ценой собственной жизни? Они что там все, так легко сломались? Согласились быть рабами системы и терпеть бесчеловечные условия и жалкие подачки?
    И т. д., и т. д, и т. д.

    А в последние годы эта книга стала постоянно вспоминаться совсем в другом контексте... Пришлось перечитать.
    Оказалось, она - о радости и счастье, которые возможны даже вот в таких вот нечеловеческих условиях.
    Иван Денисович - такой совсем неприметный человечек, а всем остальным героям книги есть чему у него поучиться.
    Вообще очень многим из нас есть чему, на самом деле.
    И я тоже учусь.

    Читать полностью
  • strannik102
    strannik102
    Оценка:
    33

    Вот поставил тег "советская художественная литература" и тут же остановился и задумался в смущении... С одной стороны повесть (рассказ?) явно направлены на критику сталинского государственного порядка и советской системы, но с другой — очередной советский вождь товарищ Хрущёв лично дал отмашку на легальное печатание этого произведения...

    По прочтении шаламовских "Колымских рассказов" и другой лагерной литературы (хоть и того же Сергея Снегова и Льва Копелева) тема лагерного быта уже не выглядит остро режущей и глухо давящей. Тем не менее, Солженицыну удалось написать произведение чрезвычайной силы воздействия и остроты восприятия. Наверное это связано как раз с тем, что автор не пытался в рассказе (повести?) нагнать жути и залить ужасом своего читателя, Солженицын не живописал ни сцен насилия или убийств, ни допросов и пыток, ни тем паче расстрелов и всего прочего, чем пропитаны рассказы Шаламова. Совсем наоборот, читателю представлен совсем обычный, если и вовсе не сказать, удачный и хороший день обыкновенного простого зэка — не из блатных или ссученых, и не из лагерных придурков или тем более из лагерных активистов. Обыкновенного простого зэка, работящего и не особо хитрозадого, хотя и не без лагерной же мудрости, полученной в ходе многолетней науки выживания в ГУЛАГе. И вся холодная купель рассказа (повести) как раз в этом и заключаются — что если таков хороший лагерный день, то каков же он тогда может быть Нехороший, НЕудачный?..

    Читать полностью
  • Оценка:
    Все, кроме "Ивана Денисовича" какой то слабый лепет про все. Так, мысли на бумагу. В общем не понравилось.