Толстый, ленивый, смертельно опасный

4,3
10 читателей оценили
20 печ. страниц
2009 год
Оцените книгу

Отзывы на книгу «Толстый, ленивый, смертельно опасный»

  1. Rina_Red
    Оценил книгу

    В последние несколько лет я очень редко читаю рассказы, как правило, не успеваю я ими проникнуться, казалось бы, всё только начинается и вдруг раз, и уже всё закончилось. При чтении сего опуса, мне невольно вспомнились те рассказы, которые действительно произвели сильное впечатление – «Вышивание» Брэдбери, «На реке» Янга. Это рассказы, которые переворачивают душу и заставляют думать, чувствовать, переживать. И дело здесь уже не в количестве страниц, а в мастерстве, умении автора преподнести свою идею. И чем меньше это занимает страниц, тем больше мастерство.
    Александр Громов, по всей видимости, не ставил перед собой масштабных целей, а может быть, я просто их не разглядела в его произведении. Многократно повторяемый в рассказе лозунг: «Не рой, друг, Ому яму», на мой взгляд, не сильно обогащает рассказ смыслом. Сюжет рассказа, возможно, направлен также на то, чтобы напомнить, что мы в ответе за тех, кого приручили, даже если они обладают какими-то неприятными для хозяев особенностями. И вот вроде бы есть полезные мысли в тексте, но поданы они так плоско, что большого восторга рассказ не вызывает.
    Я лишь ещё раз убедилась в том, что настоящие шедевры малой прозы встречаются крайне редко, рассказов из разряда «прочитал и забыл» гораздо больше. И этот, к сожалению, оказался из их числа.

  1. Кто бы мне объяснил, почему именно я должен был отвечать на вопросы: как случилось, что лежащее на полу тело обуглилось, и оконные стекла расплавились, а занавески уцелели? Ах, паяльной лампы у вас не имеется? А где, позвольте узнать, вы держите огнестрельное оружие? Соседи определенно слышали очень громкий выстрел. Это был взрыв? Вы уверены? Тем хуже для вас… В ответ я лишь наотрез отказывался сдать припрятанный пластит, толковал о непознанных свойствах шаровой молнии и кивал на Ома. Вы бы мне поверили?
    25 февраля 2015
  2. Пятнадцатого октября в нашей квартире произошло убийство. Как легко догадаться, убили не меня. И не Люсю. И даже не Ома – позволил бы он кому-то себя убить! Он убил сам. Несмотря на первый этаж, решеток на окна я не ставил принципиально, подозревая в них смертельную ловушку на случай пожара, если огонь отрежет естественный путь через дверь. По этому поводу между мной и Люсей время от времени гремели словесные баталии: «Я же почти все время дома сижу!» – «Вот именно, что почти! Специально выберут время и влезут, когда тебя не будет!» Я отмахивался. Но права оказалась Люся, а не я. Мои гонорары иной раз приходили по почте. Но чаще я ездил за ними сам. Лучше бы я остался дома. Может, спугнул бы форточника и тем самым спас ему жизнь.
    25 февраля 2015
  3. У соседей лопнуло стекло в парнике, а больше никто не пострадал, если не считать того, что у меня надолго заложило оба уха. У котов, полагаю, тоже. Во всяком случае, ни Рейхсфюрер, ни Гальюн с тех пор и близко не подходили к моей даче, а значит, и к Ому. Ему-то для полного счастья хватало небольшой территории, но что он считал своим, то было его, и точка. Все остальное – глупые шуточки. Шуточек он, как и все коты, не понимал, но твердо знал, что глупость наказуема, и поступал соответственно: наказывал. Не рой, друг, Ому яму – этот тезис следовало зазубрить каждому, кто с ним общался. Зато грозы он боялся до судорог и при первой вспышке молнии пулей летел в дом, где находил убежище под диваном. Умница, котик! Зачем притягивать постороннее электричество своим собственным?
    25 февраля 2015

Автор