Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • panda007
    panda007
    Оценка:
    30

    В одной из своих «путевых заметок» Александр Генис рассказывает о яркой карте мира, служившей единственным украшением комнаты его югославского экскурсовода. Этот образ – красочной и пестрой карты – сквозной нитью проходит и через другие новеллы. Да-да, именно так можно определить жанр «Космополита»: не сборник рассказов и даже не «Географические фантазии», как на обложке, а собрание новелл из путешествий по Старому и Новому Свету.
    К Старому Генис привязан больше, так как жил в нем дольше. А чем сильнее личная привязанность, тем острее воспоминания и живее проза. Именно поэтому читала я «Космополита» не подряд, а вразнобой – и оказывалась то в Москве середины девяностых, то в дождливом Париже начала двухтысячных. Благодаря такому причудливому маршруту рождалось ощущение полета и возникала тяга к перемене мест. Ну и, конечно, интересно было сравнивать свои личные географические открытия с открытиями, давным-давно или совсем недавно сделанными автором книги.
    Без этого «присвоения» читать Гениса невозможно и бессмысленно, ведь он сам в предисловии к сборнику справедливо замечает, что «география без истории – это просто туризм», а география без личного отношения вообще черт знает что. Все его новеллы полны лиц, имен, воспоминаний и наблюдений, это не просто помеченные канцелярскими кнопками точки на огромной карте мира. Другое дело, что иногда автор так увлекается «контекстом», что забывает о пейзаже, так много цитирует классиков, что они заслоняют собой горы и моря. Но это, скорее, вопрос к редакторам – почему не компоновали сборник аккуратнее, почему не отбирали материал тщательнее? По-хорошему, «Космополита» бы порезать как следует, да переворошить слегка, и тогда цены бы ему не было.

    Читать полностью
  • russischergeist
    russischergeist
    Оценка:
    22

    В Риге всегда идет дождь. А если не идет, то собирается пойти. И этим коротким моментом надо уметь воспользоваться, чтобы, перебравшись через Даугаву, разместить панораму между собой и солнцем в выгодном для архитектуры контровом свете. Такой ракурс — вид сбоку — сдергивает наряд деталей и обнажает архитектуру, превращая ее в скульптурную массу, вырубленную в старом небе. И если умело ограничить обзор, вынеся за скобки сталинский небоскреб Дом колхозника, переделанный в Академию наук, то окажется, что за последние четыреста лет рижский абрис не изменился. Крутые шпили трех первых церквей, тяжелый, как слон, замок, зубчатая поросль острых крыш и круглых башен.

    — Вот что я люблю больше всего на свете, — выдохнул наконец я, не стесняясь школьного друга.

    — Ты все любишь «больше всего на свете», — лениво откликнулся он, потому что знал меня как облупленного.

    Я больше всего на свете люблю путешествовать. Александр Генис смог перенести меня по очереди в более двадцать стран. Маленькие штрихи, точные, порой веселые, подкрепляемые литературными мэтрами, мысли о той или иной стране, языке, культуре, истории, обычных или знаменитых людях все далее и далее сдвигали меня в сферу его космополитизма. Читая эти заметки, как будто рассматривая и собирая в единое целое маленькие пазлы, поражаешься с каким наслаждением и любовью рассказывает автор о каждом кустике, или соборе, фьорде, или человеке. Нет, это не обычные путевые заметки, читая, ты понимаешь, как прекрасна наша планета Земля! Как там говорил Фужере де Монброн? "Мир подобен книге, и тот, кто знает только свою страну, прочитал в ней лишь первую страницу" Так давайте откроем, хотя бы вторую страницу этого удивительного Мира! Первые строчки отсюда можно прочитать в опубликованных мною цитатах...

    Читать полностью
  • Imbir
    Imbir
    Оценка:
    18

    Легким мазком, не привычным взглядом со стороны, не типичными туристическими маршрутами, не обычными расспросами и с огромным желанием понять окружающим тебя мир предстает перед нами человек мира. Находя великое и смешное, мужественность для жизни в определяемых условиях и беспомощность перед глобализацией, великолепие окружающей природы или аскетизм ее же, умные умы и природную мудрость - автор показывает нам самые разные города и страны, что называется чуть надкусив, но не дав распробовать…
    И читая ты начинаешь понимать – какая страна тебе близка, о которой теперь уже хочется узнать как можно больше… Вот никогда бы не подумала, что заинтересуюсь Исландией, где населения то около 400 тысяч всего, а землетрясений в среднем на каждые сутки приходится около 20… А подишь ты – теперь интересно стало познакомиться с исландцами поближе…

    Читать полностью
  • audry
    audry
    Оценка:
    6

    Невероятная по своей атмосферности книга! Я просто не представляю, как человек может быть таким эрудированным в географии. Для меня это темный лес, и как я ни пыталась запомнить что-то, выходящее за рамки общих знаний, мозг ставил блок. О том, что Арабские Эмираты находятся в Африке я узнала в свои далеко за 20. Ну вот честно, до этого как-то и необходимости уточнять это не было. А тут прям бенефис географических нюансов! Но это книга не только о путешествиях, она о жизни, о людях, об истории.

    Книгу отличает то, что это не просто сборник каких-то баек или заметок о путешествиях, здесь Генис довольно тонко подмечает особенности характера городов и жителей. А язык - одно удовольствие! Больше слов не требуется, добавлю лишь несколько очень полюбившихся мне цитат.

    Чтобы мы не забыли о том, где находимся, в Вашингтоне постоянно пишут - на порталах, площадях и тротуарах. Здесь принято высекать - в граните, мраморе и бетоне - изречения, стихи, законы, сплетни. Жизни не хватит, чтобы прочесть этот больной графоманией город
    Неудивительно, что магический реализм родился в Южной и не прижился в Северной Америке. Октавио Пас говорил, что Мексику от ее северного соседа больше всего отличают вкусы. "Американцы, - писал поэт, - любят криминальные истории, мы - волшебные сказки".
    Сандра ничем не выделялась. От других ее выгодно отличало то, что она постоянно сбивалась с филологии на гастрономию.
    И тут на сцене появляется патрон Барселоны Гауди. Последним его неосуществленным проектом была великая церковь, первым - удобный сортир. Он придумал стул на две ягодицы (на таких до сих пор сидят смотрители в музеях). В лучшем доме его постройки дверь открывается левой рукой, потому что правая поворачивает ключ в замке.
    Читать полностью
  • van_Miaow
    van_Miaow
    Оценка:
    5
    Чтобы путевая проза была и путевой и прозой, она обязана быть авторской...
    Поэтому путевое нужно читать не до, не во время, а после путешествия, чтобы убедиться в том, что оно состоялось. Чужие слова помогают кристаллизировать свои впечатления, сделав их опытом, меняющим состав души. Иначе лучше ездить на дачу.

    Близко к сердцу приняв это наставление, я немного испортила себе первые страниц тридцать книги: местами соглашаясь с автором, местами срывая голос в споре.

    На холмах этрусков мы помирились.

    Укрывшись в доме, от дождей Риги, я потрошила свои впечатления.

    "Космополит" читается легко, у автора набитая рука опытного писателя. Здесь нельзя придираться к сюжету, логике повествования, эссе они и есть эссе. Действие летит, люди колоритный и интересны, еда аппетитна, описания точны, но метафоричны. Могу показаться простоватой (я это переживу), но мне больше пришлось по душе, когда Генис не пытается влезть глубоко в метафизические дебри, а концентрируется на сиюминутном, будь то встреча с козой на горной тропе или Окуджава и галстук. Последнее ему удается лучше.
    Поэтому я все не могу решить, как мне книга понравилась больше - как путевые заметки или как автобиографические наброски. Генис приносит слишком много своего в первое, и даже разделяя этот подход, я не могу не выпадать из повествования - слишком разное мировоззрения, со многими его оценками сложно согласиться - "Что? Серьезно? Вы так считает? Хм... Ну ладно. Что там дальше?" Европой не может стать каждый, кто захочет. У кого-то не выйдет, многих не примут, кто-то никогда не захочет.

    Несмотря на всё это, читать книгу упоительно интересно. Я бы хотела научится так писать о своих путешествиях. И так путешествовать. Будьте осторожнее - внезапный смех вызывает в метро недоумение.

    Читать полностью
Другие книги подборки «Книжный выбор Simple Travel »