Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • По популярности
  • По новизне
  • Например, слова «мондиализм» (стремление объединить все страны под единым мировым правительством), «конспирология» (наука о заговорах), которые я впервые ввел в русский язык.
  • без всяких оговорок. И если есть негативные стороны в его правлении, то я считаю, что они настолько второстепенны по сравнению с плюсами, что на них даже внимания обращать не надо.
  • Еще мой центристский радикализм заключается в том, что я в отличие от сегодняшних конформистов считаю, что Путин хорош
  • У нас очень много врагов в мире, и самый главный враг – это Соединенные Штаты Америки, которые особо и не скрывают враждебности к русской цивилизации.
  • После гибели Советского строя я превратился из антисоветски настроенного патриота в просоветского.
  • Ситуация будет складываться благоприятно для нас. США провозгласят, что, мол, America first, из-за чего отношения наши будут охлаждены. При этом антиамериканские тенденции во всем мире будут набирать силу. Не за горами неминуемый крах доллара. Россия должна встать в авангарде антиамериканизма и повести за собой всех остальных. Когда США – настоящая империя зла – рухнет, мы поможем пострадавшим, примем беженцев. Рано или поздно, но Карфаген будет разрушен. И Путиным на пути к этой мечте будет сделан очередной шаг.
  • Жуткое окружение, обессиленный народ, море подлых червей, запакостивших все пространства для движения…
  • В этом контексте власть я также понимаю по-византийски, как своего рода имманентный абсолют.
  • работать на Путина, во имя Путина, чтобы он оставался подлинно народным и опирающимся на «евразийское большинство».
  • Понятно, что, ясно осознавая вызов евразийства своей планетарной доминации, США не сидели сложа руки