Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
754 печ. страниц
2020 год
16+
9

Александр Брасс
Хроники тайной войны. 1968–1995. Операции спецслужб Израиля на Ближнем Востоке и в Европе

© Александр Брасс, текст, 2019

© А.А. Кузьмин, оформление переплета, 2019

© Оформление, Русский фонд содействия образованию и науке, 2019

К читателям

Любое издание о работе специальных служб вызывает неподдельный интерес читателей, особенно если речь идет о специальных службах Израиля. Пограничные и не только конфликты стали нормой жизни этого небольшого молодого государства. Выражение «вся жизнь – борьба» могло бы стать символом Израиля.

Вообще говоря, о спецслужбах этой страны ходит много легенд, и особая ценность этого издания в том, что позволяет посмотреть на мир и складывающиеся обстоятельства глазами профессионала высокого уровня, который знаком с работой спецслужб не понаслышке.

Оставим в стороне политические аспекты. Для меня как представителя российских спецслужб важно только, эффективно или неэффективно работают специальные службы Израиля. По этому поводу иных мнений быть не может: они действуют так, как того требует оперативная обстановка.

Оставим за скобками формы и методы – в чем-то мы согласны с ними, в чем-то нет. Подчеркнем лишь, что спецслужбы Израиля стоят на защите целостности и суверенитета своего государства.

Краеугольный камень всех спецслужб мира – это борьба с распространением наркотиков, терроризмом и организованной преступностью. По этим вопросам у нас разногласий нет. Более того, во многом действия израильских коллег могут служить эталоном.

Так не будем отвлекаться на чтение реверансов. Погрузимся в повествование и вместе с автором пройдем через бури и грозы противостояния специальных служб Израиля самой страшной угрозе миру – терроризму.

Генерал армии, директор ФСБ России (1994–1996) Николай Ковалев

Кенбаеву Алпамысу Молдахметовичу



Крайне опасно и преступно даже на мгновение забывать, что дистанция между успехом и поражением в операциях подобного рода ничтожно мала, просто микроскопична…

Эхуд Барак, командир «Сайерет Маткаль» (1971–1973)

Глава первая
1968 год. Операция «Преподношение»

Мы просто не имеем права оставить эту террористическую вылазку без ответа!..

Леви Эшколь, премьер- министр Израиля

Пассажирский самолет французской авиакомпании Air France, прибывший из Бейрута 26 декабря 1968 года, в 11:30 совершил посадку в Афинском международном аэропорту. Никто не обратил особого внимания на двух молодых людей арабской внешности, вместе с остальными пассажирами спустившихся по трапу самолета. Как позже выяснилось, ими оказались боевики палестинской террористической организации НФОП [1], 19-летний Тахер Хусейн Ямани и 25-летний Махмуд Мхаммад Исса. В 1960-х годах, до начала массовой волны угона самолетов, на международных авиалиниях не производился досмотр пассажиров и их багажа, и молодые люди беспрепятственно прошли в зал ожидания, пряча под длинными куртками автоматы Калашникова. Устроившись в креслах, они поставили рядом с собой большие кожаные сумки, внутри которых под тонким слоем одежды были уложены ручные гранаты и запасные автоматные обоймы.

В это время в аэропорту готовился к вылету Boeing 707 израильской авиакомпании EL AL, следовавший рейсом № 253 Тель-Авив – Афины – Париж – Нью-Йорк. Согласно летному графику израильский авиалайнер должен был пробыть в Афинах не более часа, провести дозаправку и принять на борт дополнительных пассажиров, летящих в Париж. Дождавшись начала посадки, двое террористов присоединились к пассажирам и заняли места в автобусе, следующем к трапу самолета. Однако на этот раз в планы боевиков не входил угон самолета. Улучив удобный момент, они незаметно отделились от остальных пассажиров и укрылись возле машин технического обслуживания аэропорта.

Когда Boeing 707 стал выруливать на взлетно-посадочную полосу, террористы покинули временное укрытие и с расстояния 6 метров в упор принялись расстреливать самолет из автоматического оружия. На борту находилось 37 пассажиров и 11 членов экипажа. Одна из первых пуль, пробив иллюминатор, попала в голову 50-летнего морского инженера из Хайфы Лиона Ширдана. От полученного ранения он скончался практически мгновенно. Поняв, что на авиалайнер совершено террористическое нападение, израильские пилоты, вместо того чтобы заглушить двигатели, стали набирать обороты, стараясь вывести самолет из-под линии огня. Тогда один из террористов стал бросать ручные гранаты, одна из которых разорвалась прямо под крылом авиалайнера. Лишь по счастливой случайности топливные баки не воспламенились, огонь не только поглотил бы пассажиров и членов экипажа, но мог бы перекинуться на соседние гражданские самолеты, ожидавшие своей очереди на взлет.

Тем не менее один из двигателей всё же загорелся, и огонь с большой скоростью стал распространяться по фюзеляжу авиалайнера, угрожая в любой момент прорваться в пассажирский салон. Ситуация складывалась критическая. Решение необходимо было принимать не раздумывая. Желая высвободить пассажиров из огненной ловушки, 21-летняя бортпроводница Хана Шапиро взяла на себя инициативу и без приказа командира корабля открыла входной люк, попав прямо под автоматную очередь. Одна из пуль раздробила ей бедро, другая прошла навылет через легкое. Спасаясь от огня, пассажиры, не дожидаясь прибытия трапа, прямо на ходу стали выпрыгивать на бетонную площадку, рискуя получить тяжкие увечья или попасть под шквальный огонь палестинских террористов. Лишь по счастливому стечению обстоятельств удалось избежать дополнительных жертв.

С начала атаки прошло не менее 20 минут. За это время террористы успели израсходовать практически весь боезапас, превратив израильский пассажирский самолет в большое решето. Как раз в этот момент на взлетное поле выбежали греческие полицейские. Как выяснилось потом, у них даже не было при себе оружия. Несмотря на это, они, рискуя своими жизнями, самоотверженно бросились на террористов. Один из них, 19-летний Тахер Хусейн Ямани, увидев приближающихся полицейских, сразу же выбросил автомат и, достав из-под куртки большой палестинский флаг, стал размахивать им, выкрикивая на арабском и английском пропалестинские и антиизраильские лозунги. Второй террорист, 25-летний Махмуд Мхаммад Исса, последовал примеру своего товарища и избавился от автомата. Высокий, очень сильный, во время ареста он оказал яростное сопротивление. Греческим стражам порядка пришлось в буквальном смысле повиснуть у него на руках и ногах, чтобы повалить на землю и сковать наручниками.

На допросе оба не только не отрицали своего членства в палестинской террористической организации «Народный фронт освобождения Палестины», но и вели себя развязно, с улыбкой рассказывая о деталях подготовки нападения. По большому счету террористам не было смысла скрывать свою принадлежность к экстремистской организации. Сразу же после этой бандитской вылазки представители НФОП выступили по двум арабским радиостанциям, вещавшим из Бейрута и Каира, взяв на себя ответственность за произошедшее в Афинском международном аэропорту. Угрожая целой волной терактов, они потребовали от греческих властей немедленно освободить захваченных боевиков и предоставить им возможность беспрепятственно покинуть страну.

Краткая справка

«Народный фронт освобождения Палестины» – НФОП был официально провозглашен в декабре 1967 года как леворадикальная марксистская военизированная организация, взявшая на вооружение «китайскую модель» марксистско-ленинской идеологии. В декабре 1967 года более мелкие организации («Юные мстители», «Герои возвращения» и «Фронт освобождения Палестины») объединились вокруг Жоржа Хабаша, создав, в противовес арафатовскому национально-буржуазному ФАТХ, «основную политическую организацию рабочего класса Палестины».

На первом же съезде НФОП его генеральным секретарем единогласно был избран доктор Жорж Хабаш – основной политический соперник Ясира Арафата.

В программе фронта один из главных пунктов гласит: «…Основной целью НФОП является освобождение всей Палестины и основание демократического социалистического палестинского государства…» НФОП последовательно выступает за создание независимого Палестинского государства и общеарабскую социалистическую революцию.

НФОП признан террористической организацией во многих странах мира, в частности в США, Канаде, ЕС, Великобритании, Иордании и Израиле. НФОП одним из первых стал использовать теракты с целью привлечения мирового сообщества к палестинской проблеме. Организация почти полностью состояла из арабов-христиан. Выделялась на фоне остальных палестинских террористических организаций крайним экстремизмом, высоким профессионализмом и масштабностью проводимых ею международных террористических операций, среди которых, безусловно, наиболее яркими и заметными стали захваты самолетов международных авиалиний. На протяжении многих лет НФОП пользовался поддержкой Ливии, Сирии и Советского Союза, в частности КГБ СССР.

Несмотря на жесткое соперничество с ФАТХ, НФОП уже в 1970 году присоединился к Организации освобождения Палестины, став после ФАТХ второй наиболее крупной и влиятельной террористической организацией, входящей в ООП.

Казалось, теракт в международном аэропорту на некоторое время парализовал греческие власти. Никто не мог до этого момента предположить, что арабо-израильский конфликт выплеснется на территорию тихой благополучной Греции. Сразу после того как стало известно о нападении террористов на израильский пассажирский лайнер, для обеспечения безопасности иностранных граждан к району аэропорта были стянуты крупные силы армии и полиции. На место трагедии также выехали члены кабинета греческого правительства в полном составе, включая премьер-министра. Известие об очередном теракте затмило остальные новости. Резонанс в мире оказался настолько громким, что это не могло не вызвать восторга руководства НФОП. Именно такую цель они и преследовали, планируя нападение. Как позже вспоминала известная палестинская террористка Лейла Али Халед, таким способом НФОП пытался привлечь внимание мировой общественности к существованию палестинской проблемы.

В тот же день в кабинете премьер-министра Израиля Леви Эшколя состоялось экстренное совещание высших руководителей силовых структур. Премьер был в ярости. «Мы просто не имеем права оставить эту террористическую вылазку без ответа!» – заявил Эшколь. В сложившейся ситуации, по мнению премьер-министра, Израиль был просто обязан провести ответную показательную акцию устрашения.

Поскольку террористы, совершившие нападение на израильский пассажирский самолет, прибыли в Афины из Бейрута, в качестве одного из возможных вариантов было предложено высадить десант в Бейрутском международном аэропорту и провести показательную диверсию на глазах тысяч людей, находившихся в пассажирском терминале. Следует сказать, что высадка спецназа в Бейрутском международном аэропорту планировалась на протяжении последних шести месяцев. Идея такой операции возникла сразу после того, как 23 июля 1968 года группа палестинских террористов захватила в воздухе израильский пассажирский самолет авиакомпании EL AL и посадила его на территории Алжира [2]. Первоначальный план подразумевал только высадку спецназа и угон нескольких пассажирских самолетов арабских авиалиний. Однако события 26 декабря 1968 года внесли корректировку в акцию возмездия, существенно изменив планы израильского правительства. В тот же день на северной базе ВВС Израиля «Рамат-Давид» были сконцентрированы крупные силы ВДВ, готовые по первому приказу премьер-министра высадиться с вертолетов на территории Бейрутского международного аэропорта и уничтожить все находящиеся там пассажирские самолеты, принадлежащие арабским авиакомпаниям. Планирование и общее руководство операцией возмездия было возложено на командующего ВДВ Израиля бригадного генерала Рафаэля (Рафуля) Эйтана.

В четверг 26 декабря, во второй половине дня, Рафаэль вошел в канцелярию главы правительства, где, кроме самого премьера, его уже ожидали министр обороны Моше Даян, руководители спецслужб, а также начальник Генштаба генерал-лейтенант Хаим Бар-Лев и несколько силовых министров. На подготовку и осуществление карательной акции, получившей символическое кодовое название «Преподношение», отводилось не более 48 часов. Задача была поставлена предельно четко и жестко. Не позднее исхода субботы, то есть 28 декабря, Бейрутский международный аэропорт должен быть погребен под обломками арабских пассажирских самолетов. Вместе с тем, отметил Леви Эшколь, во время проведения диверсии ни при каких обстоятельствах не должны пострадать гражданские лица.

Первым делом Рафаэль внимательно изучил аэрофотоснимки, а также побеседовал с людьми, которым неоднократно приходилось бывать в ливанском аэропорту, чтобы прояснить для себя общую картину. Аэропорт находился в двух километрах от ливанской столицы и на снимках, сделанных с большой высоты, походил на гигантские ножницы, почти вплотную упирающиеся в береговую линию. Две взлетно-посадочные полосы пересекались под острым углом, в центре которого был возведен огромный пассажирский терминал. На северо-западной и юго-восточной окраинах аэропорта располагались огромные ангары, ремонтные и технические сооружения. Выполнение задания несколько облегчалось тем, что Бейрутский международный аэропорт располагался в непосредственной близости от побережья Средиземного моря. Агентура «Моссада», действовавшая на территории Ливана, сообщала, что аэропорт охраняли 90 человек, несших службу в три смены. Из этого можно было заключить, что израильскому десанту будет противостоять не более 30 человек, вооруженных главным образом пистолетами. Основные силы армии и полиции были сосредоточены в самом Бейруте, однако на их вмешательство рассчитывать не приходилось, поскольку только на сборы им требовалось не менее получаса. Именно по этой причине всю операцию следовало провести за 30 минут. Гораздо бÓльшие опасения у Рафаэля Эйтана вызывали ливанские коммандос. Их казармы располагались в 3 километрах от аэропорта, в случае тревоги они могли прибыть на место в течение 5 минут. Что касалось ливанских ВВС, преимущество израильтян в воздухе было столь неоспоримым, что нападение с воздуха можно было проигнорировать и при разработке операции вообще не рассматривать в качестве серьезной угрозы.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
261 000 книг
и 50 000 аудиокниг
9