Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…

3,8
20 читателей оценили
373 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу

Отзывы на книгу «Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…»

  1. lazabuda
    Оценил книгу

    Всем привет. Интересно, познавательно, работа Алекса Кершоу заслуживает того, чтоб её прочитать. Если вы наткнулись на эту книгу случайно и думаете "А что за паренёк, этот Боб Капа?", то я вам отвечу, что Боб Капа - это паренёк, который фотографировал гражданскую войну в Испании, участвовал в качестве корреспондента во Второй Мировой, некоторые говорят даже, что он является родоначальником военной журналистики, прокатился по Советскому Союзу, имел беспорядочные связи с девицами, даже с Ингрид Бергман, дико употреблял алкоголь, играл в карты, любил скачки и метко пошутить и многое другое. Вот таким парнем был наш Роберт Капа. Хотя, вроде как к 40 его уже угнетал образ Слёрма Мак Кензи (или Даффмана), вечного тусовщика и заводилы. Я знакомством с Мистером Капой доволен и книгу могу рекомендовать.

  2. vir...@mail.ru
    Оценил книгу

    «Победа. Для мира это был самый незабываемый день.».<br>Книга читабельна, как в сюжетном, так и в литературном смысле. Литературность, конечно, не поднимается выше уровня хорошего художественного репортажа с живыми житейскими подробностями.<br>Судьба героя - венгерского еврея, взявшего американизированный псевдоним Роберта/Боба Капы, говорившего одинаково плохо на всех для него чужих языках; язык которого сам Хемингуэй ехидно назвал «капским», - изложена буквально, в жанре былины с официальными легендами, домыслами, а местами и с пересудами завистников. В этом смысле - жизнь лучший сценарист; к сюжетными ходами его биограф особо не прибегал.<br>Некоторые моменты жизненной траектории, с максимальной тщательностью восстановленные автором, часто теряют глубину характера героя. В какой-то момент начинает утомлять однообразие подачи: пил - много, часто, если не всегда. Играл в карты и в рулетку со смертью - рисковал деньгами и жизнью. Работал - снимал. Охотился за кадром и женщинами... Но в тех местах книги, где контекст - обстоятельства, живые слова свидетелей и участников, собранные стараниями автора оживляли героя, - возникает очень яркое представление о происходившем внутри и вокруг репортажа. «Он (Капа) рассказывал мне, что после приземления (прыжка с парашютом) ему пришлось открыть свою сумку и вытащить новую пару нижнего белья, потому что он наделал в штаны. И еще он сказал, что менять штаны под огнем – вот это действительно страшно».<br>Было очень занимательно прочитать о войне в Испании про советских писателей-корреспондентов И. Эренбурге и др. Об их «тяжелых трудовых буднях». Неожиданно - о бригаде имени Чапаева, об эвакуации 6000 советских бойцов в конце этой войны; штрихами, коротко, но как-то зримо и емко.<br>Портреты Э. Хемингуэя, Дж. Стейнбека и др. не мене известных писателей, обретают ранее неведомые подробности и живые черты военных корреспондентов; с ними рядом творил, с ними пил, играл в карты и спал герой. Эти страницы не менее ценные для читателя, интересующегося внутренней кухней писателя; почему, как и откуда взялось «Прощай орудие!» или что-то подобное.<br>Женская тема особо выпукло раскрыта через портрет «наивной норвежской молочницы» И. Бергман, которая на страницах книги жизни Роберта Капы, отнюдь не наивна; видимо, специально для почитателей «Унесённых ветром».<br>Профессиональная жизнь и новации Р. Капы - Агентство «Магнум фото» и пр., как и посмертная судьба некоторых его профессиональных начинаний, - не остались без внимания автора.<br>Жизнь, любовь и смерть героя прописаны - ощущения от него, как от человека возникают: «...благодаря хитрости, обаянию и коньяку Капа всегда делал нужный репортаж.». Как и вопросы к его человеческой сути.<br>Капа погибает на «чужой» для него войне в Индокитае, во Вьетнаме; для него пятой по счету. Для некоторых читателей - участников подобных событий - эта мысль о своей-чужой войне может стать ключевой в понимании поведения руки провидения; почему судьба оставляет кого-то в живых. «На войне ты должен кого-то ненавидеть или кого-то любить, – сказал он однажды Марте Геллхорн, – у тебя должна быть своя позиция, а может, ты уже просто не можешь терпеть то, что происходит».<br>Эндре Фридман стал выдающимся военным репортером XX века Робертом Каппой. Человеком, который посвятил свою жизнь тому, что называют «фотографией причастности» (concerned photography). «Он ярко жил и много любил, – писал Корнелл о своем брате в апреле 1999 года. – Он оставил богатое наследство всему человечеству, запечатлев историю своих уникальных странствий, создав визуальное свидетельство веры в способность человека терпеть и иногда преодолевать».<br>Достойная жизнь. Достойная судьба. Достойная героя книга - его биография.

Цитаты из книги «Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…»

  1. Он стал первым фотографом, который донес ужас войны до читателей во всей Европе и за ее пределами.
    20 ноября 2018