0,0
0 читателей оценили
27 печ. страниц
2016 год

Иное понятие о цивилизации
Альберт Савин

© Альберт Савин, 2016

ISBN 978-5-4483-4310-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1. Общепринятые понятия

Лат. civilis – гражданский, государственный,

сiviliser – смягчать нравы, просвещать,

civilisé – благовоспитанный, просвещённый.


Цивилизованный человек – тот, кто не чинит неприятностей другому, принимает его в расчет, при этом вежлив, обходителен, тактичен, внимателен, уважает человека в другом. Ограничивает врожденный эгоизм.

Цивилиза́ция – процесс эволюционных преобразований от дикости и варварства к цивилизованному обществу, а также результат материальных и духовных достижений на определённом историческом этапе. Создаётся народами или группой народов, близких языком, традиционной культурой и территорией проживания.

2. Ретроспектива прошлых цивилизаций

История равития прошлых цивилизаций обобщена известным английским историком и философом А. Д. Тойнби, который определял пять стадий существования цивилизации – рождение, рост, надлом, распад и гибель. Неискушённому читателю нетрудно догадаться, откуда столь философские изыски – из простой аналогии со стадиями становления жизни самого человека. Существенным моментом становится вопрос – когда и отчего происходит надлом в процессе роста и развития.

По Тойнби рождение цивилизации обусловлено появлением в обществе некоторого активного творческого меньшинства, по отношению к остальному примитивному большинству, именуемому им «внутренним пролетариатом». Этому меньшинству и отводится роль двигателя цивилизации, которому начинают подражать остальные.

Но со временем меньшинство меняется по составу и убеждениям, стареет, коснеет и становится не способным отвечать на новые вызовы времени, приводя тем самым к застою в обществе. И тогда на сцену выходит внутренний пролетариат, который поднимает восстания и крушит всё, что только может сокрушить. Кстати, по Тойнби, внутренний пролетариат – это разорившиеся крестьяне, ремесленники, аристократы и, конечно же, рабы.

Однако, не менее существенное состоит в том, что всякая растущая цивилизация низбежно распространяется вширь, захватывая новые земли и образуя колонии. К внутреннему пролетариату добавляется пролетариат внешний. Расширенное таким образом варварство одолевает цивилизацию метрополии и знаменует собой её распад и закат.

Интересны несколько моментов. Откуда столь снобистская оценка большинства, которое является основной производительной силой могущества цивилизации? Чем ещё могло вызываться недовольство и варварство большинства – кроме извечного рабского труда – в том числе и для расцвета творческого меньшинства? Не варварским ли захватом колоний в пользу расцвета метрополии – осуществлялоь расширение цивилизации? И не растущее ли вместе с цивилизацией сознание и недовольство кричащей несправедливостью распределения результатов труда в пользу меньшинства – вело к закату цивилизаций?

Но об извечном барстве меньшинства за счёт простонародного большинства – у Тойнби, конечно же, ни слова!

Как выглядел бы подобный анализ с позиции современных прав и свобод каждого гражданина общества, независимых от имущественного и должностного положения, которое как раз и направлено на то, чтобы положить конец подобному барству и спасти, наконец, цивилизацию от варварских распадов?

Но может быть в глазах историков и философов барство – это глубоко традиционный уклад, не терпящий новаций? Или всеобщая благодать, ниспосланная от самого сотворения мира? А может просто – всем от этого комфортно, радостно и перспективно?

Гадать уже не требуется, ибо суть его достаточно популярно прозвучала хотя бы в божественном даре великого русского поэта А. С. Пушкина в начале 19 века: – «Барство дикое, без чувства, без закона, присвоило себе насильственно людей и труд, и собственность и время земледельца».

Заметим, прозвучало после многотрудной победы русской армии из тех самых земледельцев над захватчиками цивилизатора Наполеона и предвосхитившем восстание Декабристов против режима самодержавия – за свободу мысли, слова и поступков. Чем закончилось и насколько милостивей, чем в 20 российском веке – известно.

Барство, которое никуда не исчезало – объявляй Манифест об освобождении от крепостного права или снова отменяй его. Или оно хотя бы имело место собственными способностями и талантами, а не за счёт тех самых земледельцев – как по своему статусу, так и в качестве прислуги в барских семьях.

От которого избавился было простой российский народ с булыжником и цепями в руках, но которого не почуралась и партийная элита 20 века, лицемерно, выходит, провозгласившая всеобщее равенство – доступностью каждого гражданина к социальным благам и направлениям развития. И в конечном счёте сдавшая народ на свободный откуп новым барам-господам по западному образчику.

Кто стал кем – к гадалке ходить тоже не требуется. Те, кто остался за равенство (причём уже по Конституции) – продолжают именовать себя товарищами. Все, кто против – господа и независимо от того, народный ли Депутат, артист или адвокат, олигарх или не очень, накоплен капитал добропорядочно или не очень, поднял лозунги демократа, нового коммуниста или свободолюбивого оппозиционера. Господа – и всё тут, а только «господин хлебороб или шахтёр» всё как-то не звучит и не приживается. А на теле-праздниках новой жизни – этих вообще не стало видно!

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
215 000 книг 
и 34 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно