«Ночевала тучка золотая…» читать онлайн книгу📙 автора Агнии Кузнецовой на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

3.9 
(31 оценка)

Ночевала тучка золотая…

123 печатные страницы

1984 год

0+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

«Они ехали в метро, в троллейбусе, шли какими-то переулками. Она ничего не замечала, кроме Фридриха.

– Ты представляешь, где мы? – с улыбкой наконец спросил он.

– Нет. Я совершенно запуталась. И удивляюсь, как ты хорошо ориентируешься в Москве.

– О! Я достаточно изучил этот путь.

Они вошли в покосившиеся ворота. Облупившиеся стены старых домов окружали двор с четырех сторон.

Фридрих пошел вперед. Соня едва поспевала за ним. Он остановился около двери, притронулся к ней рукой, не позвонил, не постучал, а просто притронулся, и она открылась.

В дверях стоял Людвиг.

Потом Соня смутно припоминала, что случилось.

Ее сразу же охватил панический страх, сразу же, как только она увидела холодные глаза Людвига. Фридрих втолкнул ее в прихожую, и дверь позади ее бесшумно закрылась.

– Если пикнешь… – на чисто русском языке прохрипел Людвиг, показывая острое лезвие.

Почти теряя сознание, Соня лязгнула зубами и ошалело подняла кверху руки. Ее втолкнули в комнату. Фридрих торопливо схватил ее сумочку, стал вытаскивать деньги. А Людвиг в это время снимал с нее шубку.

– Часы. Кольцо не забудь, – сквозь зубы процедил Фридрих, не отрываясь от сумочки. …»

читайте онлайн полную версию книги «Ночевала тучка золотая…» автора Агния Кузнецова (Маркова) на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Ночевала тучка золотая…» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 1970

Год издания: 

1984

Объем: 

223145

Правообладатель
1 820 книг

Поделиться

Amatik

Оценил книгу

У меня есть виртуальный друг. Он из Чечни. Гордый, справедливый, но миролюбивый, насколько можно судить по меркам интернет-общения. Если на форумах речь заходит, пусть даже косвенно, о конфликте или войне, он просит тему закрыть или призывает к миру. Я его понимаю, очень понимаю. И ценю. Когда читала эту книгу, вспоминала его, понимала, что его народу несладко было. Было, есть и будет. Вот такое маленькое отступление.
Книгу я увидела несколько лет назад на Ливлибе, поняла, что будет интересно прочитать ее. Но откладывала. Теперь я понимаю, что эта щемящая душу история будет навсегда в моем сердце. Она прошла сквозь меня, оставив след. Да и кого может оставить равнодушным история двух детей-близнецов? История советской страны, где много народов и где по мановению "усатой" руки вершатся судьбы. Малоизвестный факт о расселении народностей по всей территории СССР заставляет задуматься. Лично у меня был шок, с самых первых строк. Он усилился, когда в деревянном вагоне люди кричали "Хи!", когда взрослые люди, спасая свою "шкуру", подставляли детей. Голод толкает людей на совершение плохих поступков. Но они оправданы войной, они оправданы сиротским детством. Но нет оправдания взрослым в их поступках, нет! Как вы могли!!!???
Колька, Сашка, Саск... Вы - лишь капелька в море миллиардов жизненных историй. Были ли вы на самом деле? Хочется верить, что нет. Не хочется верить, что Сашка уехал далеко вот таким вот образом, что не было директора колонии, кормящего своих собак детским пайком. Когда читала, я не плакала, просто не могла оторваться от чтения, я гнала себя вперед и вперед, строчка за строчкой. Прошли пара дней и я пишу этот отзыв. Пишу и плакать хочется, вспоминая сюжет. Хочется крикнуть на весь мир: Люди!!! Не надо!!! Пожалуйста... Не надо войны, не надо голода, давайте жить дружно и все мы одной крови...
Бис, Бислан из Грозного. Я не скажу тебе, что я прочла эту книгу. Я знаю, что бы ты сказал по поводу нее. Ты не любишь жалость, ты гордый и умный как лев Аслан из Хроник Нарнии. Я оставлю эту книгу для себя. Она будет рядом с тобой в уголке моей души. И,надеюсь, все будет хорошо. Там, где ночевала тучка золотая...

Поделиться

serovad

Оценил книгу

С невосполнимым опозданием получаем мы правду; нехватка ее — в основе многих наших бед.

Самое странное в этой книге знаете что?

Стоп! Нет, я вопрос неправильно сформулировал. Конкретно в том издании, какое я читал - знаете что самое странное? Отвечаю. Указание - "для старшего школьного возраста". Да какое "старшего школьного" нафиг? Это самое что ни есть для всех возрастов! Кроме младшего школьного, пожалуй. И только так. Более того, мне кажется, что "Ночевала тучка..." относится как раз к тому разряду книг, которые иногда, раз в пять-десять лет надо перечитывать. Обязательно. Потому что вот такие произведения, если читать их внимательно, с умом и сердцем, не позволяют человеку освинячиться и оскотиниться. Ну и понять такие вещи, какие сами по себе трудно поддаются пониманию.

К примеру, как большинство из нас воспринимает чеченцев? Даже не тех, которые до сих пор в горах скрываются и регулярно остальным жить нормально мешают, а просто всех подряд, в общем смысле? Согласитесь, в целом у общества к ним отношение прямо скажем настороженное. Во-о-о-о-от. А у них к нам? А почему? Да потому, что исторически так сложилось, что и они от нас (в смысле русских), и мы от них мало что хорошего видели. Потому что регулярно друг друга изводили - то холодным оружием, то горячим. И уже никогда не подсчитаешь, кто кого обидел больше, и кто вообще первый начал.

А мотив раздора с чеченцами - это лишь один из мотивов романа.

Книга получилась... как бы вам сказать... О войне, но с такой её стороны, с которой очень редко кто заглядывал. Читал я за последние пару лет достаточно романов и повестей и с передовых позиций, и тыловых, и заградительных. А вот со стороны детей войны что-то не приходилось. Это при том, что с живыми детьми войны мне общаться периодически случалось. Особенно в прошлом году, когда отмечалось 70-летие Победы. Я журналист, и газетные очерки о детских судьбах в сороковых годах написал достаточно. Их будет всё меньше и меньше - ветеранов уж почти не осталось, да и поколение их детей стремительно редеет.

Так вот. Ещё живые дети войны рассказывали мне всякое. Вот честно, сколько комов в горле стояло, когда старики и старухи говорили мне и про Ленинград, и по Украину, и про Москву... Но у всех так или иначе была семья. Двое ли родителей (крайне редко), одна ли мать (чаще всего), просто приютившая родня - но был кто-то, кто давал кров, одеяло и кусок хлеба. Лишь один дед мне попался, который вырос в детдоме, но его история была ещё относительно счастливая - детдом эвакуировали в Куйбышев, в 12 лет его поставили учеником слесаря на заводе, а к неполным 14-ти война закончилась. Нигде я не нашёл такой пронзительной истории, как в романе Приставкина. И не найду. Знаю, что не найду, хоть коллекционирование человеческих судеб - это моя профессия.

Кто испытал, тот поверит: нет на свете изобретательней и нацеленней человека, чем голодный человек, тем паче, если он детдомовец, отрастивший за войну мозги на том, где и что достать.
Крепость, не хлеборезка. Так известно же, что нет таких крепостей, то есть хлеборезок, которые бы не мог взять голодный детдомовец.

Два брата-близнеца, Кузьменыши, два детдомовца переживают все ужасы военного существования в тылу. Голод, холод, страх. Им легче, чем другим - у них по две пары глаз, рук, ног, а побои приходятся напополам. Но читать это горько. Особенно в эпизодах, где голодные пацаны пытаются пролезть в хлеборезку, в то время как директор детдома ворует этот самый хлеб и кормит собак. Приставкин не сдержался, назвал имя этого директора - очевидно, неслучайно единственное имя так названо на всеобщее осуждение.

Примите же это, невысказанное от моих Кузьменышей и от меня лично, запоздалое из далеких восьмидесятых годов непрощение вам, жирные крысы тыловые, которыми был наводнен наш дом-корабль с детишками, подобранными в океане войны…
Владимир Николаевич Башмаков, так звали одного из них.

А потом их везут на Кавказ, где солнце, много фруктов. Чего бы не жить, чего бы не восстанавливаться?

Да чеченцы, вот и весь разговор. Чеченцы не дают! И совсем не потому, что не прошла у них у русским ненависть со времён имама Шамиля. А почему - в книге тоже дан ответ.

И когда один брат теряет другого, то как ему жить? Он нашёл единственный правильный ответ - назвал братом другого человека, и не просто другого, а - чеченца. Словно в насмешку, словно назло (а на самом деле потому, что выбора другого не было) действительности, при которой чеченцев отстреливали, а пойманных увозили в товарняках на другую землю, не слыша, как те кричат из вагонов "ХИ"!

Что такое "Хи"? Ищите в книжке ответ.

Она очень страшная. И именно потому её надо читать. И перечитывать. Хоть иногда...

***************
Ночевала тучка золотая
На груди утеса-великана;
Утром в путь она умчалась рано,
По лазури весело играя;

Но остался влажный след в морщине
Старого утеса. Одиноко
Он стоит, задумался глубоко
И тихонько плачет он в пустыне.

М.Лермонтов

Поделиться

sireniti

Оценил книгу

Прекрасно понимаю тех, кто не хочет перечитывать эту повесть и не хочет говорить о ней.
Сама я первый раз её читала лет где-то в 12, и, помня основную суть, забыла детали, поэтому в том, перечитывать ли, не сомневалась. Честно скажу, далось легче, чем в детстве, всё-таки уже наложился жизненный и читательский опыт. Хотя, конечно же, о смерти ребёнка читать всегда тяжело, особенно когда сама уже стала мамой.

Братья Кузьмёныши сразу же завоёвывают сердце. Заводные,задорные, неунывающие, а главное - дружные. Что называется - не разлей вода. А ещё у них ни роду, ни плоду, то есть они вообще не знают и не помнят ни родителей, ни каких либо других родственников, есть только они друг у друга, и вот это самое главное. Они похожи внешне, но разные по характеру, вот только люди этого не замечают, и часто путают, что только на пользу братьям, потому что им нравится вводить всех в заблуждение. Им нравится меняться ролями, по сути, им всё равно кто из них кто. А вообще всё это совсем ведь неважно, главное - утолить голод. Голод, который присутствует постоянно, и днём, и ночью вот уже который год. Голод, от которого судорогой сводит живот, который не даёт спокойно спать. Все мысли только о еде, о хлебе, о чём-нибудь съестном.

Когда в их интернат пришёл приказ о переселении некоторых воспитанников на Кавказ, Кузьмёныши с радостью ухватились за эту идею. Что-то новое, что-то неизведанное, манящие волшебством горы, богатые сказочными фруктами земли.
Кто же знал, что они окажутся всего лишь разменной монетой в политических играх своей страны? Кто же мог подумать, что такую драму, как голод и сиротство, власти умножат вдвое, лишив коренных жителей Кавказа родины? Да ещё и окрасили всё это в свой любимый, багровый цвет.

Книга автобиографична, и это придаёт ей особый трагизм. Невыдуманные истории страшны своей правдивостью и реализмом. На Кавказ везут голодных беспризорников с надеждами на сытую и благоустроенную жизнь. Оттуда эшелонами увозят людей, и от вагонов несётся протяжное: «Хлеба!»
Те, кто останется на кавказской земле, сделают всё для того, чтобы уничтожить прибывших сюда. Вот только пострадают невинные. Советская власть сумеет прикрыть свои больные места. Советская власть умела убивать людей изысканно, как-то само собой.

Есть у меня ещё много вопросов и мыслей по поводу книги. Но мы читали её в клубе, и мне приходили уведомления о рецензиях. Я не могла из не читать. Так что повторяться не хочу.
Например, линия Регины Петровны и Кузьмёнышей. В своей рецензии Кира kira_fcz высказала по этому поводу интересную мысль. Не могу не поддержать её, хотя раньше этот персонаж мне очень нравился.
Как всё меняется на свете. Раньше я и страну любила… Ту, которой больше нет.

Для клуба ПЛСЛ

Поделиться

Еще 2 отзыва
Из окна машины Нонна с удивлением наблюдала, как спешащие на работу мюнхенцы, студенты, дети с ранцами за плечами останавливались и подолгу стояли на тротуарах перед пустой дорогой только потому, что на противоположной стороне изображение шагающего человека было красным. – У нас бы не выдержали, побежали! – сказала Нонна.
24 августа 2017

Поделиться

– …Нонна потом, сначала свет-трава, – вслух повторил он. – Нонна потом, сначала практика… Нонна потом, сначала экзамены… и так всегда… Он почувствовал, что соскучился по ней. Представил себе ее большие лучистые глаза, с откровенным обожанием глядящие на него.
23 августа 2017

Поделиться

Великая держава! И прежде была великая, и теперь. А просторы какие! Боже ты мой, какие просторы! Вы не представляете себе, господин. От Бреста до Владивостока – двенадцать суток в поезде.
23 августа 2017

Поделиться

Еще 4 цитаты

Автор книги