Книга или автор
Книга недоступна
Таинственный мистер Кин

Таинственный мистер Кин

Таинственный мистер Кин
4,3
58 читателей оценили
250 печ. страниц
2014 год
16+
Оцените книгу

О книге

Таинственный мистер Харли Кин появляется и исчезает внезапно. Недаром его имя так похоже на «Арлекин». Он всегда выступает другом влюбленных, но появление его ассоциируется со смертью. В эту книгу вошли двенадцать рассказов (мистических и не очень) о мистере Кине. Сама Агата Кристи считала этого загадочного Арлекина одним из любимых своих персонажей.

Читайте онлайн полную версию книги «Таинственный мистер Кин» автора Агаты Кристи на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Таинственный мистер Кин» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: А. Ганько

Дата написания: 1930

Год издания: 2014

ISBN (EAN): 9785699757541

Объем: 450.7 тыс. знаков

Купить книгу

  1. nad1204
    nad1204
    Оценил книгу

    Наверное, писатели всё же устают от своих героев, даже если публика их безумно любит. Иначе я просто не могу объяснить появление такого никакого героя как мистер Кин, после живых и блистательных Пуаро и мисс Марпл. И любовь самой Кристи к этому Арли Кину мне не понятна.
    Сама книга представляет собой сборник рассказов о встречах пожилого джентльмена по фамилии Саттертуэйт и таиственного незнакомца мистера Кина, который всегда появляется тогда, когда Саттертуэйту предстоит разгадать какую-нибудь загадку.
    Мистическая составляющая здесь есть, но очень слабая и однобокая. Рассказы далеко не так интересны. У Кристи есть сборники более достойные.
    Несколько разочарована, но у Королевы детектива столько всего интересного, что ей можно простить всё!

  2. Elessar
    Elessar
    Оценил книгу

    Агата Кристи. Икона детективного жанра, писатель, сделавший для историй о преступлениях примерно то же, что Джон Толкиен для моего любимого фэнтези. Знаете, когда я слышу фразу "классический детектив", первое, что приходит мне на ум - "Убийство в Восточном экспрессе". Некоторые могут возразить, что истинным королём жанра является сэр Артур. Но если и так, то леди Агата всегда останется моей королевой детектива.

    К чему бы всё это? А вот как раз к тому, что книги Кристи - именно тот случай, когда сугубо женский подход к литературе и жизни вообще творит чудеса, делая просто хорошие вещи настоящими шедеврами. Чуть-чуть милой наивности, щепотка мелодраматизма, капелька романтики. И поверх - удивительная способность парой штрихов нарисовать запоминающихся и ярких персонажей. Для меня леди Агата была и остаётся не только мастером загадочных историй, но и тонким психологом, точно знающим, как заставить сердца биться чаще. Именно это отличает её творчество от книг сэра Артура. Один мой друг, большой фанат Холмса, как-то заметил, что самое поразительное в этом персонаже - холодное совершенство интеллекта, полная отрешённость от мира вокруг. В холмсовском обаянии есть нечто демоническое, но вместе с тем он бесконечно далёк от мистики и чуда. Этакий апофеоз чистого разума, механистически-безупречный и прекрасный, как алгебраическое уравнение или швейцарские часы. А вот книги Кристи красивы совершенно другой красотой, и лучше всего это проявляется даже не в романах, а в рассказах, где леди позволяет себе некоторые отступления от канона жанра. Рассказы эти написаны на стыке традиций классического детектива, психологической прозы и мистики. И самым, на мой взгляд, интересным циклом написанных в этой традиции рассказов является сборник о мистере Кине.

    Дальше...

    Главных героев, кочующих из рассказа в рассказ, двое, и каждый из них по-своему интересен. Первый - пожилой британский джентльмен по имени мистер Саттерсвейт. Очень характерный для Кристи персонаж, одинокий человек в годах, вечный наблюдатель, видевший жизнь во всех её проявлениях. Саттерсвейт - этакий сплав Пуаро и мисс Марпл, недаром автор рекомендует нам этого героя как человека, в характере которого гармонично сочетаются мужские и женские качества. Подобно Пуаро, герой преуспел в искусстве наблюдений и логики, умении сопоставлять и анализировать. От женской же своей части Саттерсвейт унаследовал замечательную способность читать в сердцах людей и очень тонко чувствовать порывы их душ. Этот герой - именно тот человек, который за фасадом внешнего спокойствия и благополучия способен угадать первые признаки надвигающейся бури. И что самое замечательное, Саттерсвейтом движет вовсе не абстрактная справедливость или закон. Всё, что делает герой, он делает из любви к людям и во имя любви вообще. Вечный одиночка, Саттерсвейт всю жизнь держался в стороне от сокрушительных штормов эмоций и чувств. И вот, ни разу в жизни не став соучастником драмы, герой превращается в совершенного наблюдателя, непогрешимого и неошибающегося. Очень трогательно смотреть, как герой боится признаться себе в очевидном: главное его наблюдение по сути очень просто и вместе с тем печально. Всё было зря. Нужно было хоть раз в жизни вырваться из безмятежной созерцательности, хоть раз дать волю чувствам, хоть раз сказать "я тебя люблю". В начале цикла Саттерсвейт - человек, который наблюдает, - стоит на пороге личной трагедии. Ему недостаёт воли, импульса к действию, желания жить.

    Всё меняется, когда появляется второй герой цикла, таинственный Арле Кин, человек, который всегда проходит мимо. Именно он становится для Саттерсвейта лучом света, тем, что заставит его вновь жить и дышать. Поначалу Кин является центральной фигурой рассказов, а сами повествования построены в виде классического детектива. В полном согласии с классической схемой Саттерствейт излагает читателю диспозицию, а Кин появляется в самом конце, чтобы пролить свет на мистические события минувшего прошлого. Итак, главное слово прозвучало. Прошлое. Болезненная к нему привязанность мистера Кина от рассказа к рассказу становится всё очевидней. Прошедшие годы очищают истину от шелухи предрассудков и заблуждений. Подобно тому, как ветер выявляет с годами скрытые в камне очертания и формы, прошедшее время раскрывает истинные мотивы и подоплёку событий. Но без настоящего прошлое мертво и безжизненно. Это всё тот же классический детектив, в котором торжествуют истина и возмездие, но никогда - счастье. Постепенно мы пониманием, что Кин - не просто таинственный незнакомец, что в события времени настоящего он не может вмешаться физически. Арле Кин больше, чем просто человек, он суть арлекин, дух-хранитель любящих и влюблённых. События прошлого часто бывают окутаны ореолом тайны и мистики, но в скучную серую повседневность чуду ход заказан. Для того-то Арле и нужен мистер Саттерсвейт, посредник и помощник, способный стать для возлюбленных настоящего тем, чем является для прошлого Кин. Спасителем, заступником, стражем. Раз за разом Кин пытается пробудить в Саттерсвейте тягу к жизни, убедить его в собственных силах. Кин становится неизменным спутником Саттерсвейта, каждая мелочь - название трактира, чайный сервиз, даже случайные отблески солнца на стекле напоминают пожилому джентльмену о чуде. И вот герои постепенно меняются местами, и уже Саттерсвейт становится настоящим детективом, детективом настоящего. Поначалу решаемые им загадки довольно просты, но вскоре герой становится способен с помощью своего удивительного дара видеть преступление в самой колыбели, уметь перехватить занесённую руку убийцы, опрокинуть чащу отравителя. Так в жизни героя появляется смысл, а человек, который проходит мимо, обретает верного и преданного напарника.

    Самое забавное, что метаморфозы героев происходят скорее в нашем сознании. Мистер Кин всегда был существом во многом мистическим, а Саттерсвейт с самого начала был удивительно проницательным. И лишь встреча героев стала своеобразным катализатором, ускорившим их преображение. Арле всё больше становится духом, символом, романтически переосмысленным персонажем комедии Дель Арте. В нём есть что-то от ангела, но и от демона, несомненно, тоже. А вот Саттерсвейт как раз тот, кто одержим этим демоном, тот, кто стал медиумом для духов минувшего. Для простого человека, никак не связанного с миром расследований и преступлений, просто невозможно стать участником стольких невероятных происшествий. Но Саттерсвейта ведёт само провидение, и он раз за разом оказывается именно там, где нужен.

    Любопытно и отношение Саттерсвейта к людям вокруг. Снисходительная усмешка рафинированного аристократа, которого окружают глупцы и простаки, сменяется ласковой улыбкой высшего существа, трогательной и полной любви. Раз за разом именно глуповатые на первый взгляд люди оказываются способны на подлинные чувства и бесконечно далеки лжи и предательству. Любовь слепа, и потому нужно оберегать её, чтобы не поранилась ненароком. Для того-то и нужен человек, подобный Саттерсвейту, великий эмпат и наблюдатель. Такова метаморфоза этого героя.

    Арле Кин же стремится к своей истинной форме, пестрому облачению арлекина, вечного спутника, того, кто проходит мимо. Каждый, кто хоть раз любил, проходит по тропе арлекина. Любовь превыше смерти, и потому проводник душ раз за разом возвращается в мир, чтобы исполнить волю умерших. Но тропа обманчива, кого-то она приводит к дому грёз, а кого-то к мусорной куче. Затем Кину и нужен привратник, предуготовитель, каким становится Саттерсвейт. Последний никогда не проходил по тропе, но ему уже поздно жалеть об этом, да и незачем. В конце концов, раз уйдя по тропе вдаль, он уже не смог бы указать путь другим. В одном из позднейших рассказов о Кине есть прямое подтверждение его потусторонней природы и мистической связи двух главных героев. В "Чайном сервизе" Арле окончательно удаляется из мира, сгорает, оставив всё на попечение Саттерсвейта, пообещав ему, однако, что эта встреча - не последняя. И, разумеется, так оно и будет, ведь благодаря ещё одному спутнику Кина, собачке по имени Гермес, мы узнаём правду. Арлекин, Гермес-психопомп, проводник мёртвых, человек с тысячью масок. Разумеется, герои ещё встретятся, и Арле выйдет к порогу проводить старого друга по тропе. Хотелось бы верить, что Саттерсвейт, в первый и последний раз пройдя по ней, сделает это без страха и сожалений. В конце концов, он сделал столь многое.

  3. bastanall
    bastanall
    Оценил книгу

    Года два назад читала «Автобиографию» Агаты Кристи — поверьте, книга не менее увлекательна, чем любой из её романов. И примерно тогда же узнала, что у Агаты есть ещё одна книга, которая не вписывается в узкие рамки детективного жанра — «Таинственный мистер Кин». Найти бумажное издание оказалось не проще, чем в хорошем детективе на первой же странице догадаться, кто убийца. Впрочем, речь не об этом. Книга небольшая, но чтобы описать сложные и разрозненные впечатления от неё, придётся разбить рецензию аж на три части. Итак, поехали!

    Часть 1. Символизм

    С одной стороны, я люблю детективы в целом и Агату Кристи в частности. С другой стороны, я успела морально подготовиться к тому, что в этом цикле будет минимум детективных элементов, и по законам жанра рассказы скорее можно назвать мистическими, чем какими бы то ни было иными. За чтение я взялась с лёгкой душой. И в итоге оказалось, что это самый лучший цикл у Агаты Кристи, который только можно себе представить! Писательница отошла от «королевского» амплуа и создала первосортное художественное произведение на грани детектива и символизма.
    Символизм бушевал в литературном море на рубеже веков; он интересен сам по себе как литературное явление; к тому же я неравнодушна к символистам Серебряного века — что ещё для читательского счастья надо? Дальше — ещё интереснее. Надо отметить два факта: во-первых, символизм неразрывно связан с распространившимся в то же самое время спиритизмом — медиумами, вызовом духов, потусторонними силами, изменившейся концепцией смерти — всё это тоже легло в основу сборника; а во-вторых, писательница создала Харли Кина практически на исходе повального увлечения мистикой, в послевоенное безвременье, когда люди чувствовали себя потерянными, но уже не хотели цепляться за потусторонний мир — в таком контексте можно смело сказать, что книга опоздала на полвека и вряд ли могла прогреметь на весь литературный мир (она и не прогремела). И лишь годы спустя, когда люди смогли взглянуть на символизм беспристрастно, книга была оценена по достоинству. Сама Агата не уставала повторять, что Харли Кин — её любимейший персонаж, а Харли Кин — что со временем прошлое видится яснее:

    Правдиво описать события способен лишь историк следующего поколения, а современному это не под силу. Многое по прошествии времени видится совсем иначе.

    Правда, оценили книгу не все, но это уже дело десятое, — большинство среднестатистических читателей грешат возложением на книгу вины за то, что сами ожидали от неё невесть чего. Куда важнее, что русский перевод, который попал мне в лапки, семантически омерзителен, и я не знаю даже, кто в этом боле виновен: переводчик или автор? Я могу с пеной у рта защищать книгу от любых нападок злобных читателей (к счастью, большинство читателей — высококультурные люди, которые способны обосновать личное мнение и не размахивать им направо и налево как единственно допустимой точкой зрения), я могу простить книге всё, но не бездумное использование первого попавшегося слова в неподходящем для этого месте. Глаза не кровоточили, но унять редакторский зуд было тяжело: к счастью для меня, книга слишком увлекательна, чтобы долго на этом зацикливаться.

    Часть 2. Театр

    К тому же есть одно соображение, которое может многое объяснить. «Таинственный мистер Кин» — скорее не цикл рассказов, а череда сценок и диалогов. Сама природа Арлекина указывает на театральность и срежессированность происходящего в рассказах. Я бы не удивилась, если бы изначально всё это не задумывалось как пьеса — в таком случае, и подбор описывающих действие слов можно отчасти понять: какая разница, как это написано, если рассказы задумывались не для чтения, а для образного представления?
    У мистера Сеттерсвейта и Харли Кина есть определённые роли: без второго для первого жизнь проходит мимо, а без первого второй не смог бы себя проявить, первый — всевидящий и всесведущий судья, второй — катализатор событий. Иногда они меняются ролями, и тогда уже про мистера Сеттерсвета говорят:

    Всем было известно, что если мистер Саттерсвейт приглашен в один из богатых домов, то это – верный признак того, что там либо подадут самые изысканные блюда, либо произойдет какая-то драма.
    А Харли Кин — то режиссёр, то дьявол, то актёр. И невозможно избавиться от мысли, что всё происходящее — его спектакль, драма под названием «Жизнь». Он даже мог бы произносить знаменитые слова:
    Я — часть той силы...

    но это уже из совсем другой оперы.
    Так или иначе, Харли Кин — один из самых харизматичных персонажей, которых я встречала. И версию символизма я, как мне кажется, выстроила довольно логично: Арлекин — любимый герой символистов, он — часть карнавала и театра, а театр — суть плоть и кровь данного сборника. И всё бы хорошо, если бы не одно «но»: время, когда писалась эта книга.

    Часть 3. Литературный психоанализ

    Книга была опубликована в 1930 году, а рассказы для неё писались на протяжении 1925–30 гг. — тех самых лет, когда в жизни Агаты происходили тяжёлые события: сперва умерла мать, затем муж признался в измене и попросил развод, за этим последовало знаменитое исчезновение писательницы, о котором написано немало работ (и которому посвящена серия в моём обожаемом «Докторе Кто»), потом, наконец, развод и «Таинственный мистер Кин».
    К тому моменту Кристи уже прославилась как автор детективов (поэтому-то её исчезновение получило общественный резонанс), и отход от привычного жанра наводит на мысли о том, сколько душевных мук она пережила. Недаром мистер Сеттерсвейн всё время повторяет, каким старым и уставшим, насколько посторонним в собственной жизни он себя чувствует. Недаром Арлекин всё время заступается за влюблённых. Недаром в конце книги одна из героинь подытоживает:

    — Я всё понимаю, — сказала миссис Денман, — но другого пути для меня нет. Мы всегда ищем себе единственного человека, идеального, которого готовы любить всю жизнь. И при этом каждый из нас слышит песню Арлекина. Но ни один возлюбленный не вечен, потому что каждый из нас смертен. А что Арлекин? Он — персонаж сказки, и не более того. Если только имя его…
    — Что? Что? Продолжайте, — взволновался мистер Саттерсвейт.
    — Если только имя его — не Смерть!

    После этих слов, зная подоплёку жизни писательницы, волей-неволей начинаешь воспринимать «Таинственного мистера Кина» не только как последнюю дань уходящему веку символизма, но и как сугубо личное творение Агаты, даже более интимное, чем «Автобиография».

    Здесь самое время тактично умолкнуть, вместо того, чтобы придумать пару-тройку убедительных с точки зрения психоанализа версий. Не стоит пускаться в публичные рассуждения о чём-то настолько личном, тем более, что ещё неизвестно, о ком я расскажу больше — о Кристи или о себе. Поэтому я воспользуюсь своим фирменным приёмом внезапной концовки и подведу итоги: я бы сказала, что прочитать её стоит каждому, если бы не понимала, что не каждый может её оценить (и не плакать кровавыми слезами от стилистических огрехов — а этого я уж тем более не могу гарантировать). Книга интересна и сама по себе, и в историческом контексте, и в художественном, и в биографическом. В ней есть плюсы, есть минусы, и самое главное — «Таинственный мистер Кин» не оставит равнодушным. А это чего-то да стоит.

Цитаты из книги «Таинственный мистер Кин»

  1. Клод Уикем, влюбленный в свой голос, начал все заново: – Россия, я сказал, была единственной в мире страной, в которой происходили интересные события. Русские проводили грандиозные эксперименты, пусть и над людьми, но они все же не сидели сложа руки. Потрясающе! – Он сунул в рот сандвич и тотчас отправил туда шоколадный эклер. – Возьмем, например, русский балет, – продолжил он с набитым ртом и, вспомнив о хозяйке дома, повернулся к ней: – Что вы думаете о русском балете?
    3 декабря 2017
  2. Вы – странный человек, – медленно произнес мистер Саттерсвейт. – Вы верите в прошлое, а не в настоящее. Интересно, почему? – Недавно вы употребили слово «атмосфера». Так вот, в настоящем атмосфера отсутствует.
    1 декабря 2017

Автор

Подборки с этой книгой